Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

schutz-brett



http://schutz-brett.org/3/ru/knigi

Русско-немецкий правый сайт



КАБАЛА ПРОЦЕНТА или ОБНУЛЕНИЕ по-библейски

Майкл Хадсон:  на Стелле (Розетский камень) выбито
не хвастовство и возвеличивание, а чёткий юридический документ,
а именно списание долгов, обнуление долгового рабства и возврат
земель утраченных за долги
которые были традиционны при
восхождении нового царя в ближневосточных обществах тысячи лет

Правители древности очень хорошо понимали разрушительную силу
долгов, что они растут быстрее доходов, и - о том есть прямой
клинописный текст - для нормализации накопившихся проблем, для
того, чтобы население свободных крестьян-земледельцев могло служить
в армиях для защиты страны, а также участвовать в общественных
проектах (ибо не рабы, как нам сегодня говорят, а жители страны
строили большие проекты, вроде каналов, дорог, пирамид и т.д.)
долги периодически списывали. Кроме того эти долги
списывали в случае наводнений, засух, нападений внешнего врага
и так далее.


https://gallago.livejournal.com/754565.html


Искусство прямохождения
-----------------------------------------------
Совместное чтение книги Джордана Питерсона "12 правил для жизни. Противоядие против хаоса".
Обсуждение книги Джордана Питерсона "12 правил для жизни. Противоядие против хаоса".


-----------------------------------------------------------------




Вышла моя книжка.

http://www.lulu.com/shop/nina-tumasova/halt-mich/paperback/product-23125322.html

Можно заказать и по этому адресу: altaspera@gmail.com

Содержание

HALT MICH Рассказ
АННА-НЮРА Маленькая повесть
КОЛИБРИ  \Городская повесть-фэнтези\
МАКС  \Рассказ о любви\
Х.В.  \Утопия в диалогах\

----------------------------------------

Он откинулся на спинку дивана: - Ладно, чего ты хочешь? Чего ты хочешь от меня, маленькая ведьма, маленькое цепкое чудовище?
Я почти как на экзамене проговорила тихо, но отчётливо:
- Я хочу сесть рядом с тобой, и чтобы ты обнял меня за плечи.
- Садись! – Он раскинул руки. - Справа? Слева? С какой стороны ты рискнёшь сесть? Может, ты даже решишься меня поцеловать? Проверь, достаточно ли ты выпила. – Он выглядел сейчас, в полумраке, почти как раньше.
Я не стала выбирать, с какой стороны сесть, я стояла прямо перед ним и просто опустилась на корточки, а руки осторожно, очень осторожно положила ему на колени. Он вздрогнул, хоть и едва заметно.
- Помнишь, я зацепилась юбкой, когда мы собирали корольки, ты помог мне спуститься, подхватил меня и опустил на землю как пёрышко. Интересно, ты заметил, как на меня тогда смотрели девчонки, как они мне завидовали…
- Теперь это не пришло бы им в голову.
- Теперь я сама себе завидую. Я всю войну мечтала о тебе. Десять лет жизни готова отдать, чтобы только подержать твою руку в своей…
- Только за это? Десять лет жизни? – Он взял мою руку в свои ладони. Его лицо приблизилось и оказалось в полосе отраженного от окна света. Вытекший правый и невидящий левый глаз. Множество мелких и крупных крестообразных шрамов на правой стороне лица и шеи, при слабом боковом свете они выглядели чудовищно.
- Вот я держу твою руку, - произнёс он, - и никаких десяти лет мне не нужно…
Я прикрыла глаза. В его дыхании чувствовался запах алкоголя, но заговорил он тихо и трезво:
- А что дальше? Ты подумала? И что ты делаешь со мной, чёрт побери, ты подумала? – Внезапно он провёл пальцами по моим сомкнутым векам и резко откинулся назад.
Никогда в жизни мне не забыть, какое у него было в эту минуту лицо. Через мгновение он закрылся от меня порывистым детским жестом, жестом, переворачивающим душу.
------------------









=================================================

Данный   журнал является личным дневником, содержащим частные мнения автора. В соответствии со статьёй 29 Конституции РФ, каждый человек может иметь собственную точку зрения относительно его текстового, графического, аудио и видео наполнения , равно как и высказывать её в любом формате. Журнал не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а, следовательно, автор не гарантирует предоставления достоверной, непредвзятой и осмысленной информации. Сведения, содержащиеся в этом дневнике, а так же комментарии автора этого дневника в других дневниках, не имеют никакого юридического смысла и не могут быть использованы в процессе судебного разбирательства. Автор журнала не несёт ответственности за содержание комментариев к его записям.

Обаяние монархии


---------------------
"Бога нет, царя не надо, мы урядника убьем, податей платить не будем и в солдаты не пойдем"...» -- так пели в 17 году.  Но внуки  этих певцов смотрели, затаив дыхание (когда появилась такая возможность) на свадьбу принца Чарльза и Дианы,  восхищаясь недосягаемым миром старой аристократии.

«В чем же причина той привлекательности, которую последний из сколько-нибудь заметных монарших домов Европы - британский - продолжает сохранять для всего мира, включая Россию? Конечно, этот дом умирает, можно сказать, естественной смертью, от утраты сознания своей миссии и нужности. Престарелая королева Елизавета, будет, видимо, последней, кого можно будет назвать этим словом. Но до конца не выветрившийся аромат монархии продолжает висеть в воздухе, сохраняя странную привлекательность.

В чем эта привлекательность? Монархия - это нечто гораздо большее, чем "власть одного". Диктаторы ХХ века - никоим образом не монархи, и когда Сталина называют "красным монархом" это не больше, чем злая насмешка.

Монархия - это нравственная и религиозная идея, которая предполагает, что во главе страны стоит не выборный чиновник, полномочия которого опираются на голоса избирателей, и не "вождь", который объявляется избранником "истории", но на самом деле является кем-то вроде "крысиного волка", который просто успешно перерезал всех конкурентов.

Монархическое правление - это ответственность, которую возлагает на человека Бог; между монархом и народом существуют отношения завета - глубокой взаимной преданности и доверия. Узы между государем и народом - это узы любви и религиозного долга, а не выгоды или принуждения.

Монарх опирается на аристократию - сословие, которое служит государю и государству, культуру, в которой поддерживаются определенные ценности - верность, преданность, отвага, изысканная вежливость, которая сочетается с яростной воинственностью, дух жертвенного служения. То, что в английском языке обозначалось словом gentleman - откуда это слово вошло во все языки. Но в самом явлении, конечно, нет ничего специфически британского.

Это идеалы любой аристократии - в том числе, нашей, русской. Аристократ - это носитель идеала; это человек, ценности, манеры, поступки которого являются образцом для подражания. Национальная культура любой европейской страны - это культура, прежде всего, аристократическая.

Конечно, не от хорошей жизни - большую часть истории основная масса народа была занята выживанием, и культуру могли себе позволить только высшие слои общества. Но культурный прогресс означал, что представления этих высших слоев просачивались вниз - люди хотели подражать аристократам и делали это.

Пушкин был дворянином, писавшим для дворян - а теперь его поэзия принадлежит всем.

Мы, в России, пережили - а Запад переживает сейчас - период яростного антиаристократизма.

В советской школе нас учили, что дворяне - это распущенные паразиты, которые жировали за счет угнетенных народных масс. Крепостники, угнетатели, отвратительные и абсолютно бесполезные типы, которые были справедливо уничтожены революцией. В какой-то советской детской книжке, посвященной событиям французской революции, приводился текст песни Ca ira - "На фонари аристократов!"

Множество разоблачителей заявят, что аристократы - в России или где бы то ни было еще - были далеки от идеала. Это верно - никто не совпадает со своим идеалом. Но весь антиаристократизм стоит на том, что идеала и быть не должно.

Идеал означает уровень, на который вы ориентируетесь, к которому стремитесь, который считаете должным и правильным - даже если вы его не достигаете. Когда люди стремятся к идеалу - они не достигают его, но оказываются гораздо ближе к нему, чем те, кто и не пытается.

Антиаристократизм говорит, что весь идеал - ложь и обман, что честных, верных, вежливых и отважных людей вообще не бывает, и мы можем позволить себе быть совершеннейшими скотами - потому что перед кем же нам стесняться?

Аристократия задает норму - это нормально, хорошо и правильно честно служить государству, тщательно держать свое слово, проявлять сдержанность и самодисциплину. Современный мир восстает против самого понятия нормы, которая воспринимается им как невыносимое угнетение.

Параноидальная "борьба с расизмом", на которую мы из России смотрим со смесью насмешки и изумления, близко к тексту воспроизводит наш опыт большевизма - когда люди борются с "белым супремасизмом в музыке", усматривая злейший расизм в нотной грамоте, это не ненависть к "белой расе", тем более, что и сами-то борцы по большей части белые. Это ненависть к высокой культуре, приобщение к которой требует дисциплинированных усилий.

Имея дело с более высокой, развитой, уточненной культурой, мы можем попытаться воспринять ее - как, в нормальном случае, другие сословия воспринимают культуру аристократии - а можем попытаться ее уничтожить, как большевики или родственные им BLM.

Когда у вас нет аристократии как идеала и образца для подражания, в образцы выбивается что-то мало годящееся на эту роль - поп-звезды (И какие? Моргенштерн, например), богачи, спортсмены или политики.

Однако в людях еще жива тяга к аристократии - и к тем немногим местам, где она еще не исчезла совершенно.

Кончина принца Филиппа - это уход эпохи, где мужчина должен был выглядеть и вести себя как мужчина, женщина была похожа на женщину, а идеал того, какими они должны быть, всерьез провозглашался, и люди, хотя бы, стремились ему следовать.

Конечно, нам могут сказать, что эти качества, возможно, были востребованы в ту грубую и жестокую эпоху, когда эти мужчины должны были править империями и вести страшные войны, а женщины - их поддерживать. Теперь, когда все эти ужасы позади, весь культ долга и самоконтроля можно сдать в утиль.

Проблема в том, что когда вы сносите те заграждения против одичания, которые воздвигались веками, думая, что варварство никогда не вернется и вам никогда не придется сражаться, вы неизбежно приближаете нашествие варваров. Изнутри (как это было с большевиками) или снаружи, но они не замедлят явиться.

И та смутная тоска по аристократизму, которая проявилась в реакции на уход принца Филиппа, это, скорее, хороший признак. Было бы гораздо хуже, если бы отозвались только те, для кого любая аристократия - это страшное оскорбление их идеалу выравнивания по наименьшему общему знаменателю».

https://radonezh.ru/2021/04/14/v-zashchitu-aristokratii

(С. Худиев)

********************

Г.П. Федотов пишет:

«Русская интеллигенция конца XIX века была весьма демократична по своему происхождению, но это не нарушало ее преемственной связи со стародворянской культурой. Связь эта, как мы видим, устанавливается через школу. Все отличие [полуинтеллигенции] от интеллигенции в том, что она не проходит через среднюю школу, и это образует между ними настоящий разрыв».

Федотов поясняет исключительную роль гимназии и высшей школы в дореволюционной России как механизма трансляции дворянских культурно-ценностных установок и поведенческих образцов в людей прошедших школу, в формируемый образованный класс, качественную интеллигенцию:

«Процент дворян в средней школе и в университете был невелик; русская школа чрезвычайно демократична по своему составу. Но какие-нибудь десять процентов дворян определяли характер школы, характер всего образованного класса. Дворянин, выходя из университета, даже живя революционными идеями, в общественном отношении оставался членом своего класса. Для "кухаркиных" и даже купеческих детей образование означало разрыв с семьей, с классом, с целой культурой. Дети пролетариев получали у нас дворянское воспитание, какое в Европе выпадает на долю привилегированной элиты. [...] Дворник и лавочник с величайшим трудом и жертвами тащили своих Ванек и Васек сквозь мытарства классической, в худшем случае, реальной школы и не желали отдавать их в ремесленные училища».

С.В. Волков упоминает о проводившемся им эксперименте наглядно иллюстрировавшем культурообразующую и социально-формирующую роль образования в дореволюционной России:

«Я несколько раз проделывал такой эксперимент. Показывал коллективные фотографии чиновников какого-то ведомства, инженеров или офицеров какого-то полка конца ХIХ - начала ХХ в., происхождение которых было мне известно, и просил определить, кто из них, так сказать, "интеллигент в первом поколении" (а это 25-40% в каждом случае). Никому это не удавалось. Образование соответствующего уровня и пребывание в соответствующей среде делало "неофитов" (по манере держаться, выражению лица, взгляду и т.п.) практически неотличимыми».

В противоположность этому, «факт пятилетнего пребывания в советском "вузе" такого влияния на облик человека не оказывал». Образование в обществе со срезанным и подавленным социально-культурным верхом, остатки которого были лишены способности и возможности осуществлять нормообразующую и референтную функции, оказывалось не в состоянии систематически производить из поступающего человеческого материала антропологический тип качественного интеллигента.

. . . . .

«Новые люди», продолжает Федотов о не прошедших школу гимназического типа, –

«самоучки. [...] Им всего труднее дается грамота. Они с ошибками говорят по-русски. Для них существуют особые курсы, особые учителя. Для них издают всевозможные "библиотеки самообразования", питающие их совершенно непереваримыми кирпичами в невозможных переводах. Это невероятная окрошка из философии, социологии, естествознания, физики, литературы: de omnibus rebus et quibusdam aliis [обо всём на свете]. Для них издается "Вестник знания", самый распространенный журнал в России, о котором настоящая интеллигенция не имеет понятия. Никому не известный Битнер делается пророком, вождем целой армии. Впервые в русской литературе образуется особый нижний этаж, плохо сообщающийся с верхом. Многие течения русской интеллигенции – символизм, религиозная философия – вниз не доходят вовсе. Зато там увлекаются эсперанто, вегетарианством, гимнастикой Мюллера. Среди новых людей множество неудачных изобретателей и еще больше непризнанных поэтов. В социалистических партиях они встречаются с интеллигенцией на равной ноге, – пожалуй, преобладают здесь после крушения первой революции. [...]

Настоящее, кровное их чувство – ненависть к интеллигенции: зависть к тем, кто пишет без орфографических ошибок и знает иностранные языки. Зависть, рождающаяся из сознания умственного неравенства, сильнее всякой социальной злобы. Социалисты – они кричат о засилии в партии интеллигентов, литераторы – протестуют против редакторской корзины, художники – мечтают о сожжении Эрмитажа. Футуризм – в социальном смысле – был отражением завоевательных стремлений именно этой группы. Маяковский показывает, какие огромные и взрывчатые силы здесь таятся.

Мой комментарий к записи «Познер о советизме власти» от alex_vergin

ну вот про непоротых

Персонал одной из самых элитных частных американских школ, Dalton School на Манхэттене (обучение в которой стоит 54 тысячи долларов в год), выступил с рядом требований. Фактически объявив забастовку, заявив, что не выйдет на работу, пока требования не будут удовлетворены.
Например: персонал требует нанять «12 комиссаров по диверсити» (т. е. многокультурности) на полную ставку. (Последнее – вещь для Америки вполне уже стандартная. Так, например, третий по величине американский университет, Ohio State University, имеет отдел «комиссаров по диверсити», укомплектованный доброй сотней сотрудников с ежегодным бюджетом в 10 млн долларов.) Далее: нанять психологов, специализирующихся «по психологическим проблемам меньшинств», и отдельного сотрудника, который будет рассматривать и поддерживать «жалобы черных учеников».
....
Как замечают бывшие выпускники Далтона, леволиберальный анклав (домком тов. Швондера) давным-давно свил гнездо в Далтоне, и для них подобные новости никакими новостями не являются. Рассказывают о «гендерно нейтральных» туалетных комнатах в школе и бесконечной промывке мозгов «антирасистской» пропагандой.
На практике же все оборачивается просто. Родители забили тревогу, когда увидели, что их дети, окончившие Далтон, плохо поступают в колледж. Что и понятно. Требование «домкома» «отменить академические курсы высокого уровня, если успеваемость чернокожих студентов не будет на одном уровне с белыми», может привести лишь к одному: обрушению уровня образования.

из фб Вл.Можегова

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Мой комментарий к записи «О качестве дореволюционного гимназического образования» от sergeytsvetkov

Пушкин и Лермонтов как представители Байронического направления в России. --- а не главные гении русской литературы!

Значение песен Кольцова. -- слышали ли вообще о Кольцове?

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Мой комментарий к записи «Как выглядит русская дореволюционная школа для детей рабочих после…

Изумительно.

Я думала, меня уже трудно удивить -- но нет, удивляться не перестаю -- и это небольшой город Богородск , сегодня 100 тыс жителей !!!

(Хорошо бы еще и идиотское название Ногинск убрать.)

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

последние лицеисты

От злобы классовой неистов,
Тот день безумием горел,
Когда последних лицеистов
Вели чекисты на расстрел.

Ликуйте, бесы! – их не стало,
А на страну, что век мертва,
"Железный" Феликс с пьедестала
Взирает не без торжества.





По делу лицеистов в ночь на 15 февраля 1925 года арестовано свыше 150 человек, из них большинство выпускники Александровского лицея. Им были предъявлены «неопровержимые доказательства»: традиционные встречи выпускников в Лицейский день — 19 октября; факт существования кассы взаимопомощи; панихиды в церквях Петрограда по погибшим и умершим лицеистам, на которых поминались также и члены Императорской Семьи. Начиная с 1921 года и до ареста лицеистов эти панихиды проходили ежегодно. Почти все осуждённые по делу лицеистов были расстреляны или погибли в лагерях. Бывший директор Императорского лицея 70-летний В.А. Шильдер умер во время следствия, его сын Михаил был расстрелян, а жена Анна Михайловна отправлена в ссылку, в которой скончалась.

В апреле 2018 года в центре Рязани открыли монумент международному преступнику, организатору массовых убийств, первому председателю ВЧК Ф.Э.Дзержинскому. По сообщениям прессы, "Губернатор Рязанской области Николай Любимов тепло поздравил собравшихся со знаковой датой, подчеркнув, что новое поколение работников службы безопасности продолжает лучшие традиции своих предшественников".
_______________
На фото:  лицеисты последнего выпуска у памятника А.С.Пушкину в Императорском Царскосельском лицее, 1917 год.

#Дмитрий_Кузнецов


Лицеистов расстреляли, родную дочь поэта уморили голодом -- и стали Пушкина чествовать.

А нынче в добавок к Пушкину -- и Дзержинского с Джугашвилевым.

Герберт Бельтер

Мученик за Свободу Герберт Бельтер

28 апреля 1951 года немецкий студент  был казнен за то, что попытался оспорить отсутствие свобод в Германской Демократической Республике.





Многие, вероятно, осведомлены об истории Ганса и Софи Шолль и о деятельности «Белой розы». В средствах массовой информации члены этой группы представлены и идеализированы как "мученики за демократию". Как рассказывают СМИ, несколько участников "Белой розы" были казнены лишь за то, что критиковали национал-социалистический режим в Германии. На самом деле они были осуждены за государственную измену во время войны и за призывы к немцам к саботажу на военных объектах и в отношении иного военного имущества с тем, чтобы Германия проиграла войну. Тот факт, что эти призывы к саботажу печатались в виде листовок в Англии и массово сбрасывались британскими самолетами над немецкими городами, был расценен как еще более усугубляющее обстоятельство в атаке на немецкие военные усилия.

Интересно, что факт о том, что члены «Белой розы» могут служить символами демократии, довольно спорен и ставится, в частности, под сомнение историком Зёнке Цанкелем. Он считает, что они выступали за своего рода христианскую элитарность и что основная причина их действий заключалась в том, что национал-социалистический режим угрожал христианству, а не демократии. Цанкель также считает, что члены «Белой розы» были антисемитами, потому что в своих брошюрах они делали различие между человеческими жизнями немцев и евреев.

Тем, кто на самом деле действовал и умер как истинный мученик за демократию, был сегодня полностью преданный забвению студент Герберт Бельтер. Он был тайно казнен в 1951 году за свою борьбу за свободу в Восточной Германии. Хотя обстоятельства его дела значительно хуже, чем у Ганса и Софи Шолль, Бельтер никогда не идеализировался в фильмах или в средствах массовой информации. Основные СМИ, кажется, вообще ни разу не упомянули Герберта Бельтера.

После того, как союзники оккупировали Германию, немецкие марксисты создали марксистско-ленинское государство в советской оккупационной зоне. Германская Демократическая Республика, ГДР, также называемая Восточной Германией, управлялась Социалистической единой партией Германии (СЕПГ), которая, в свою очередь, состояла из Социал-демократической партии, СДПГ и Коммунистической партии, КПГ.

Герберт Бельтер жил в этом деспотическом марксистском государстве. Он был немецким студентом-экономистом Лейпцигского университета и своими глазами видел, как коммунистически-социал-демократический режим расправляется с диссидентами. Режим арестовывал студентов в университетах, распустил студенческий совет и заключил в тюрьму президента этого студенческого совета. Хотя Бельтер видел, как режим уничтожает диссидентов, и, несмотря на то, что другие студенты предупреждали его не реагировать, Бельтер чувствовал, что должен что-то делать, даже если это может стоить ему жизни.

Бельтер начал собирать группу студентов-диссидентов и они сформировали то, что позже назовут «Группой Бельтера». В октябре 1950 года группа Бельтера распространила в Лейпциге брошюры, призывающие к проведению свободных выборов. Как и следовало ожидать, вскоре после этого их арестовала полиция. После обыска в доме Бельтера полиция нашла дополнительные брошюры, а также информацию о друзьях Бельтера, в результате чего были арестованы девять членов группы.

Полиция Восточной Германии передала заключенных советскому КГБ, который доставил их в Москву, где их судили на секретном суде. Никто в Восточной Германии не знал, куда делись члены группы Бельтер. Они просто исчезли и ни Москва, ни Восточный Берлин об этом больше не распространялись.

Гербер Бельтер тщетно попытался объяснить чекистам свои мотивы:

«Я действовал незаконно, потому что меня не устраивала ситуация в Лейпцигском университете. У нас не было ни свободы мысли, ни свободы слова, ни свободы прессы».

Остальные девять членов группы были приговорены к 25 годам принудительных работ.

Тело Бельтера так и не было передано его родственникам, так как оно было кремировано, а пепел захоронен в братской могиле. Поскольку весь процесс происходил в режиме секретности, никто толком не знал, что случилось с Бельтером, пока не открылись российские архивы. В это же время пала Берлинская стена, а разваливающаяся Социалистическая единая партия Германии, убившая Бельтера, в одночасье изменила название своей идеологии с марксизма-ленинизма на демократический социализм.


--------------------

И еще раз напоминаю: в Рейхе в период казни Шолль было военное положение и подобное преступление было так же наказуемо в любой воюющей стране, а в мирное время несогласные имели полную свободу уехать из Германии, а самое важное отличие, на мой взгляд, это то, что "фашисты" не лицемерили и не называли себя демокртией!

немцы и когнитивный диссонанс

Вл.Чикунов. ЛЕНИН И НЕМЦЫ  (ФБ)  https://www.facebook.com/groups/dontlikeUSSR/permalink/1992047584261617/
-- с небольшими сокращениями.

Если ваше раннее детство тоже пришлось на советские годы, не помните, как вы в то время воспринимали немецкую нацию?

Хорошо помню, что лет с трёх и до семи-восьми, то есть примерно с 1986 по 1991, слова «немец» и «фашист» были для меня абсолютно тождественны. И оба они выражали эсхатологический образ врага.

Немцы, немцы, немцы

На нас напали немцы

Нас убивали немцы

Немцы наши враги

Не помню, кто впервые рассказал мне об этом. Кажется, это сакральное знание было со мной изначально. Оно вливалось с материнским молоком и вместе с понятием о Ленине – нашем вожде – оседало во внутренних органах, накапливаясь постепенно с каждым новым приёмом пищи. Ленин и немцы были для меня такими же элементами повседневной реальности, как папа и мама, как конфеты и санки, как кубики и колготки, как ангелы и черти. Впрочем, последние сосуществовали в основном с прабабушкой, и закрепиться в моём ментальном поле, несмотря на все её усилия, так и не смогли.

Война в такой системе координат понималась как самое страшное из когда-либо случавшегося на Земле. Она была повсюду, от неё нельзя было уберечься. О ней говорили дома и в песочницах, на лавочках и в ходе застолий. В неё играли дети, её носили на пиджаках взрослые. Она подстерегала на полках Детского мира, поучительно смаковала себя в детском саду, горбилась заросшими холмиками бомбоубежищ и приходила в гости пластмассовыми подарками. Она без стеснения показывалась с экрана в виде бомбёжек малюсеньких городков, чёрных разрывов пузатых бомб и громадных клеток, забитых обувью и человеческими волосами. Вместе с несущими её немцами война была неотъемлемым атрибутом повседневности.

Эсхатологический ужас притупляла лишь надежда, что та война была мировой, а стало быть, последней в истории человечества. Ведь «мировая» – значит та, после которой наступает вечный мир. Предательское порядковое числительное в названии несколько сбивало с толку и настораживало. Видимо, со второй попытки помирились уже окончательно. Ну правда, ведь больше-то с тех пор никто ни с кем не воевал. Надо ли говорить, в какое отчаяние повергло меня безжалостное разъяснение папы: «Нет, мировая – это когда весь мир воюет». Никогда больше не боялся я смерти так сильно, как в детстве.

....

Как можно было считать немцев за людей после всего этого? Когда по телевизору рассказывали, как Горбачёв встречался с канцлером Колем, я был в недоумении. О чём нам говорить с фашистами? Их надо уничтожать. Взрослые обсуждали прелести немецких автомобилей. Как можно восхищаться техникой фашистов? Они что, предатели? В некоторых выпусках передачи «Детский час» вместо уроков английского языка с инопланетянином Маззи мне подсовывали немецкий с Йоханнесом Шульцем. Да что ж такое!

Как-то мне купили две модельки самолётов для склеивания. «Гэдээровские, - сказал папа. – Из Германии. Значит, качественные, не то, что наши». «Фашистские», - ужаснулся я.

В одном наборе был истребитель Су-7.

- «Су» – потому что его построил авиаконструктор Сухов.

В другом - гидросамолёт Бе-6.

- «Бе» – значит Бериев, не путай с Берией - сталинским палачом.

- А Берия – он немец?

Так я впервые услышал о Берии. О Сталине я знал уже давно. Его портретик висел в коридоре у маминой родни возле двери в туалет, под выключателем.

- Это мой дедушка?

- Это товарищ Сталин – враг народа.

- А он почему здесь висит?

- Так это он сейчас враг народа. А раньше он знаешь кто был? Отец народов.

Одна воспитательница пыталась понизить градус: «Ребята, запомните, если вас кто-нибудь спросит, мы воевали не с немцами, мы воевали с фашистами». Но это помогало мало. Дети играли в «наших» и «немцев». Чапаев, как и неуловимые мстители, сражался с немцами. Бумбараш, Джеки Чан, Александр Невский и Индиана Джонс – все их противники были немцами. Отец рассказывал, как ещё в шестидесятых, гостя у родственников в Абхазии, он попал в деревенский клуб. Показывали мексиканский приключенческий фильм о временах Второй французской интервенции. Босоногая шантрапа, просочившаяся на сеанс через окна, и живо переживавшая сюжетные коллизии, сходу окрестила главных героев-мексиканцев «нашими», а их французских антагонистов, разумеется, «немцами».

«Немецкий крест» был самым зловещим сакральным символом эпохи. С большим трудом едва-едва он нейтрализовывался и отчасти искуплялся нашей звёздочкой. Знаменитый перестроечный тезис: «Ленин – гриб», - детский лепет в сравнении с вторично за столетие набиравшим обороты: «Ленин – немецкий шпион». Вот он - самый фантастический оксюморон моего детства. Не пожелаю никому такого когнитивного диссонанса.

А отец мечтал навсегда уехать из «совдепии» в Германию.

- К поганым фашистам?

- Да это не те немцы. У них лучшие в мире дороги и машины.

Вот какую картину мира формировала тогдашняя пропаганда.

А как она воздействовала на вас?

И как обстояло у тех, чьё детство выпало уже на ельцинские годы?

И какое теперь место в сознании ваших детей занимают немцы, война и свастика?

...................

коменты (выборочно)

-- В моей семье никто и никогда не говорил о немцах  как о"фашистах", захватчиках. Мой отец воочию видел немцев и всегда отзывался и отзывается о них очень хорошо, называя трудолюбивым и талантливым народом.

-- Уйма народу, у которых это всё остаётся единственным знанием в жизни. А хорошее от фашистов-это оптический обман.

-- У нас нормально относились, соседи были Штейны, жили дружно, огород правильно ростить учил, сокласницы были и тд. (К.Туарбаев)

-- У меня ничего отрицательного к немцам не воспиталось. Всё-таки делали различие между нацистами и "обманутыми капиталистами-фашистами" немцами. Напротив, наш детсад в Госпитальном переулке посещали дети офицеров Бронетанковой академии, в которой учились и немцы из ГДР. Немец мальчик Енц был моим лучшим детсадовским другом. С нами он весь день говорил по-русски. А с отцом, который вечером приходил в мундире с серебрянными погончиками, по-немецки. До сих пор люблю немцев.

--  Да, в моём детстве слова "немцы" и "фашисты" были синонимами. Но, довольно рано (где-то в классе 2-м) я узнал, что товарищ Сталин сажал людей в тюрьму ни за что. Это было перед самым началом "Перестройки".
И когда начала открываться вся правда про Стал
ина и про его режим, то тут всё стало становиться на свои места...

--  А у меня был такой случай. Мне было 8 лет. Моя семья отдыхала в подмосковной станице кажется Загорянка. Папины гости приехали из москвы. Один из них великолепно играл на губном гормони и пел немецкие песни. И они мне понравились, я хотел с ним петь вместе. Иногда хором пели его песни. В общем мне было весело. Потом хозяйка дома тётя Маша начала возмущаться. И гость то же стих. А на утро уже его не было. Моему возмущению не была предела. Я начал капризничать, хотя меня наказывали, но я не унимался. Наконец мама объяснила, что мать теть маши плакала когда слышала эти песни. Она не могла слышать эту речь...   (когда успели в подмосковье настрадаться от немцев?)

--  Мой дед всю войну прошел, "от и до". При этом немецкие песни, музыку очень любил.

--  Я совсем из другого поколения, выпускник детского сада 1956 года. Воевали мы, в моем сознании, всё-таки с немцами, а не просто с фашистами. И мы в детстве дразнили фашистом нашего одноклассника Вилли Цвейгардта, потомка поволжских немцев, сосланных в наши среднеазиатские края в военные годы. Дразнили беззлобно, он был мальчик добрый и мягкий. Но ему, понятно, было обидно. Однако в детстве я об этом не задумывался. Сейчас живёт в Германии, и я с ним дружу в Одноклассниках.ру.
 А у моего младшего брата в молодые годы был длинный и бурный роман с поволжской немкой, разведенной симпатичной женщиной старше него на несколько лет, которая дважды выходила замуж за двух русских, и оба её мужа оказались мудаками, оставили ей по ребенку и исчезли из ее жизни...

 А когда я учился с 1976 по 1982 гг. во 2-м московском мединституте, и было мне уже под 30, мой юный, на 10 лет моложе, однокурсник из ГДР Дирк Вернике пришел однажды в общежитие (мы с ним жили в одной комнате) чернее тучи. Он рассказал, как он с группой земляков шел по московской улице, они громко разговаривали по-немецки и смеялись. И тут на них накинулась какая-то ненормальная женщина, стала бить их сумкой и обзывать фашистами. Он был поражен тем, как яростно она его ненавидит. Я его обнимал и утешал, как мог. Рассказывал про своих друзей-немцев: про одноклассника Вилли, про уехавшего к тому времени в Германию (разумеется, в Западную) своего любимого учителя немецкого языка Марклена Курца, про своего немецкого племянника, который тогда всё ещё жил с мамой в Туркмении. В общем, он успокоился, но травму это ему нанесло глубокую. А ещё одной травмой для него, члена Социалистической единой партии Германии, оказалось открытие, что СССР далёк от того образа, который рисовала ГДРовская пропаганда: наша страна оказалась вовсе не тем образцом, к которому, как к идеалу, якобы должны были стремиться восточные немцы.

--  В моём детстве, в наших аулах много немцев было, так что детьми мы уже понимали разницу. ...Кстати и на казахском разговаривали лучше всех. Хотя были и русские и украинцы, но немцы почти все хорошо разговаривали на казахском и взрослые и дети.

--  Нужен враг, желательно побежденний, в кого можно плевать и бросаться навозом, сейчас новий враг "проклятий бендеровци", "саудити", и "англичанка, которая гадит", без образа врага постсовки не могут жить, надо, обязательно, кого то ненавидеть.

--... Эренбург объяснял появление статьи (Убей немца) тем, что он порой наблюдал в начале войны - у воинов не было ненависти к немцам, пытался этим текстом вдохновить их "убить немца". В ответ на статью немцы стали больше убивать евреев, считая их виновниками всего кошмара, террористических актов и тп.

--  У меня ненависть к немцам пришла, когда в 4-м классе начался немецкий. В учебниках были самые нужные (от слова нужник) темы: каким должен быть социально активный человек, общественно-полезный труд, социалистическая единая партия Германии во главе с Эриком Хоннекером и прочая мура. Нахрена нам надо было всё это в детском возрасте знать - известно только партии и правительству. ...
Думаю многие так же как и я помнят этот маразм, кто в школе изучал немецкий))))
Каково же было удивление, когда, уже изучая немецкий в вузе, выяснилось, что это нормальный язык, красивый, по-своему выразительный, вузовская программа обучения намного проще школьной, а немцы довольно неплохие общительные и работящие ребята, но при условии когда исчезла эта идеологическая шелупень из обучения.
Это ж какими надо было быть садистами составителям этого учебника, чтобы вызвать неподдельную ненависть к языку и народу!  Будь проклят этот вонючий совок)))))


--  В детстве все хорошие это русские, плохие-немцы. А в армии (советской) был у нас в батальоне Фердинанд Майер(Федя по-нашему). Хороший парень,никаких ассоциаций. Видимо,повзрослели. Так что,пора всем взрослеть и не искать врагов.

--  ...У нас в Литве немец был синонимом порядка и организованности.
В моём родном городе в Литве была довольно большая община Лютеранов. Моя соседка была лютеран. А лютеран это синоним немца

--  Мы жили в городе, Рустави (Грузия), который строили пленные немцы ( строительство металлургического комплекса началось в 1940 году, но было остановлено из-за войны, а после войны согнали туда пленных немцев, они -то и строили, а заодно и город расстраивали. Квартиры в домах, которые были ими построены стоили в разы дороже квартир в домах построенных после). Моя бабушка с папой переехали в Грузию из Владимирской области после войны. В то время в России был ужасный голод. Папа рассказывал как они бегали по ночам на картофельные поля и выкапывали прогнивший картофель, который не был убран, и ели его (а по ночам потому, что если бы поймали за этим делом, была бы статья за расхищение соцсобственности). А муж бабушкиной сестры был офицером, после войны его часть находилась в Грузии. И еды там было в изобилии. Вот бабушка с папой моим и перебрались в Грузию. Папа рассказывал о пленных много историй, в никогда ничего плохого, как о нормальных людях. Как они пацанами бегали подкармливали их потому что те были постоянно голодными.
   Однако, я насмотревшись всех этих фильмов про войну, в которых фашисты всегда отождествлялись с немцами, была уверена, что немец=фашист. Моя первая учительница (1980) была дама пожилая. Ее звали Штальберг Надежда Петровна. Я ее любила. И вот однажды один из моих одноклассников с ехидством сказал: "А знаешь, что муж Надежды Петровны - немец?" Меня это так возмутило. Потому что так же как и для меня , для него немец=фашист. Ну не мог никак немец=фашист быть мужем моей любимой учительницы. До сих пор помню этот случай, настолько он меня потряс...

--  В моё время кроме фильмов о врагах-нелюдях-немцах, показывали и немало других - о гражданской войне и революции. Там нашими злейшими врагами были "белые". Мои товарищи по играм во дворе не различали их уже и будучи школьниками, а я, убедившись в бесплодности попыток объяснить и дифференцировать наших врагов , эти бесплодные попытки прекратил.
   В моей семье немцев не очень любили, однако старшие не скрывали от меня своего пребывания на оккупированых территориях и контактах с проклятыми фашистами, а мама, которой тогда было не больше двух, даже помнила вкус конфет, которыми эти злодеи её угощали, а бабушка однажды вспомнила слова маленькой мамы "ай-лиля" - подражание тогдашнему широко распространенному приветствию. Так что я более-менее всё понял уже в довольно раннем возрасте, а моё общение с пожилыми людьми посёлка, выжившими в тяжелые годы, годам к 12-то дало понимание того, что советские партизаны зачастую были большей опасностью, чем нацистские оккупанты.

--  "Хайль Гитлер" - "Ай - Лиля" - прелесть какая! Представляю, как маленькая ляля лепечет!

--  Интересно, как моя мать (1938 года рождения) спокойно учила, живя в России, в Ярославской области, немецкий? И никогда от него не пряталась под кровать. И голод пережили, и тюрьму, и смерть двух сестер (одна от голода, вторая в начале войны не помню от чего). Слюнявый пост.

--- 
Когда мне было 5 лет мой 8-летний двоюродный брат рассказал что в темной кладовке живут привидения,чудовища и НЕМЦЫ!Я реально боялась.

--  Любой спор, если собеседнику казалось, что ты якобы "замахнулся на устои", мог мгновенно разрешить его вопрос: "Так ты что же, фашистов защищаешь?"
То есть тебе могли простить почти всё, но вот защищать фашистов было нельзя! Несмотря на то что любой человек, даже закоренелый преступник, имеет право на защиту.
А вот фашистов защищать нельзя! По неписаным советским законам, потому что фашисты считались "нелюдями". Да, такое вот расчеловечивание персонажей, вполне себе допустимое в советской литературе и в советской прессе.
Хотя расчеловечивание - это и есть самый характерный и точный признак фашизма! "Фашизма" - именно в советском понимании этого термина.


--  В 80-е и охотно играл в немцев во дворе. Так случилось, что в 84 показали почти подряд "Архив смерти", "Ставка больше, чем жизнь", ну и, конечно, мгновения-мгновения. Результат был ошеломляющий : в моем социально небланополучном дворе, ли в районе, все перевоплотились в сс, гестапо, сд. Помню как какой то детина полувшутку мучил малыша, приговаривая" ты есть русский партизан". Так что ВОВ была повсюду, но отношение к немцам было не то чтобы враждебным, а скорее мистическим. Не забудем, что племена с архаическим сознанием всегда поклоняются силе, от кого бы она не исходила...
--  У нас в садике многие думали, что в Германии идет война. А я уже тогда, рисуя войну, изображал подбитие советского танка немецким, а не наооборот, как все. Потому что взрослые говорили, что у ссср потери были больше.

--- 
Я понимаю, что не все немцы были нацистами, но не могу слышать немецкую речь. Она для меня - символ войны и Холокоста.
--  ...Те же самые люди, которые заявляют, что "не переносят немецкого" зачастую искренне недоумевают:  "И почему эти прибалты (чехи, венгры, "проклятые хохлы", румыны, поляки и т. д...) морщатся, когда слышат русскую речь? За что, за что они так ненавидят язык Пушкина и Тургенева? Завидуют нашей великой культуре?"

---  В Германии (лет 6 назад), около Гейдельберга, в лесу -- вдруг вспомнила, как часто в фильмах про войну показывали немецкий лес с пронумерованными деревьями(!!!) -- боже, сколько лжи на нас вылили, да и еще льют.

-------------------
мой рассказ

Я училась в очень маленькой начальной школе, где было всего две комнаты для классов, и у нас были сдвоенный классы: 1й с 3-м, 2й с 4м. И вот, когда уже начался учебный год, приходит к нам сразу несколько новичков. Это были дети из военного городка, и все прямиком из ГДР. Что это были за дети! Как они были одеты, какие у них были пеналы, портфели, ручки, игрушки!

Никаких когнитивных диссонансов при этом у меня не было. У меня и у самой были немецкие игрушки, кукла-красавица в баварском платья (правда. я потом узнала, что оно баварское), отличный набор настольных игр, очень яркое детское лото. Так что немецкое ассоциировалось с ними -- да и в кино немцы были такими же нарядными часто))

А еще были две любимые книжки -- Злоключения озорника и Папа, мама, 8 детей и зеленый грузовик. Про 8 детей -- шведская, но, в общем, рядом.

Была еще немецкого производства трикотажная жакетка на молнии - - редкость в ту пору, носила ее не один год, хоть и росла))

Если говорить о самом плохом для меня в ту пору -- это была необходимость носить школьное коричновое платья с черным фартуком, ужасный шелковый галстук и БАНТЫ!!!!! -- вот что я ненавидела всей душой. 10 лет в одном коричневом платье!!!! и воротнички пороть - пришивать! -- врагу не пожелаешь))) А ведь кроме школы особо некуда было ходить.

Где-то в 5-м классе появились колготки -- это был прорыв! у меня была одна пара, почему то зеленые... все время зашивала.

Вообще, одежду в основном сами шили, даже пальто.