Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

schutz-brett



http://schutz-brett.org/3/ru/knigi

Русско-немецкий правый сайт



КАБАЛА ПРОЦЕНТА или ОБНУЛЕНИЕ по-библейски

Майкл Хадсон:  на Стелле (Розетский камень) выбито
не хвастовство и возвеличивание, а чёткий юридический документ,
а именно списание долгов, обнуление долгового рабства и возврат
земель утраченных за долги
которые были традиционны при
восхождении нового царя в ближневосточных обществах тысячи лет

Правители древности очень хорошо понимали разрушительную силу
долгов, что они растут быстрее доходов, и - о том есть прямой
клинописный текст - для нормализации накопившихся проблем, для
того, чтобы население свободных крестьян-земледельцев могло служить
в армиях для защиты страны, а также участвовать в общественных
проектах (ибо не рабы, как нам сегодня говорят, а жители страны
строили большие проекты, вроде каналов, дорог, пирамид и т.д.)
долги периодически списывали. Кроме того эти долги
списывали в случае наводнений, засух, нападений внешнего врага
и так далее.


https://gallago.livejournal.com/754565.html


Искусство прямохождения
-----------------------------------------------
Совместное чтение книги Джордана Питерсона "12 правил для жизни. Противоядие против хаоса".
Обсуждение книги Джордана Питерсона "12 правил для жизни. Противоядие против хаоса".


-----------------------------------------------------------------




Вышла моя книжка.

http://www.lulu.com/shop/nina-tumasova/halt-mich/paperback/product-23125322.html

Можно заказать и по этому адресу: altaspera@gmail.com

Содержание

HALT MICH Рассказ
АННА-НЮРА Маленькая повесть
КОЛИБРИ  \Городская повесть-фэнтези\
МАКС  \Рассказ о любви\
Х.В.  \Утопия в диалогах\

----------------------------------------

Он откинулся на спинку дивана: - Ладно, чего ты хочешь? Чего ты хочешь от меня, маленькая ведьма, маленькое цепкое чудовище?
Я почти как на экзамене проговорила тихо, но отчётливо:
- Я хочу сесть рядом с тобой, и чтобы ты обнял меня за плечи.
- Садись! – Он раскинул руки. - Справа? Слева? С какой стороны ты рискнёшь сесть? Может, ты даже решишься меня поцеловать? Проверь, достаточно ли ты выпила. – Он выглядел сейчас, в полумраке, почти как раньше.
Я не стала выбирать, с какой стороны сесть, я стояла прямо перед ним и просто опустилась на корточки, а руки осторожно, очень осторожно положила ему на колени. Он вздрогнул, хоть и едва заметно.
- Помнишь, я зацепилась юбкой, когда мы собирали корольки, ты помог мне спуститься, подхватил меня и опустил на землю как пёрышко. Интересно, ты заметил, как на меня тогда смотрели девчонки, как они мне завидовали…
- Теперь это не пришло бы им в голову.
- Теперь я сама себе завидую. Я всю войну мечтала о тебе. Десять лет жизни готова отдать, чтобы только подержать твою руку в своей…
- Только за это? Десять лет жизни? – Он взял мою руку в свои ладони. Его лицо приблизилось и оказалось в полосе отраженного от окна света. Вытекший правый и невидящий левый глаз. Множество мелких и крупных крестообразных шрамов на правой стороне лица и шеи, при слабом боковом свете они выглядели чудовищно.
- Вот я держу твою руку, - произнёс он, - и никаких десяти лет мне не нужно…
Я прикрыла глаза. В его дыхании чувствовался запах алкоголя, но заговорил он тихо и трезво:
- А что дальше? Ты подумала? И что ты делаешь со мной, чёрт побери, ты подумала? – Внезапно он провёл пальцами по моим сомкнутым векам и резко откинулся назад.
Никогда в жизни мне не забыть, какое у него было в эту минуту лицо. Через мгновение он закрылся от меня порывистым детским жестом, жестом, переворачивающим душу.
------------------









=================================================

Данный   журнал является личным дневником, содержащим частные мнения автора. В соответствии со статьёй 29 Конституции РФ, каждый человек может иметь собственную точку зрения относительно его текстового, графического, аудио и видео наполнения , равно как и высказывать её в любом формате. Журнал не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а, следовательно, автор не гарантирует предоставления достоверной, непредвзятой и осмысленной информации. Сведения, содержащиеся в этом дневнике, а так же комментарии автора этого дневника в других дневниках, не имеют никакого юридического смысла и не могут быть использованы в процессе судебного разбирательства. Автор журнала не несёт ответственности за содержание комментариев к его записям.

Краснов Петр - От Двуглавого Орла к красному знамени






Знаменитый роман Петра Николаевича Краснова с предисловием самого писателя, где он рассказывает предысторию создания книги -- уникальная возможность услышать голос этого легендарного человека в прекрасном прочтении Владимира Князева.
Рекомендую.
Роман длинный, на 60 часов -- для неспешного, неторопливого прослушивания, обдумывания, вживания в прошлое.
https://akniga.org/krasnov-petr-ot-dvuglavogo-orla-k-krasnomu-znameni-chast-1

............

Адам Нэвилл -- Номер 16.

В центре интриги фигура давно умершего лондонского художника по фамилии Хессен.  Его инфернальные  картины  оказывают разрушительное действие на некоторых персонажей книги.

Автор связывает Хенсена с фашистами и Мосли.  Я, прочтя эти упоминания, уже чуть не выключила аудиозапись.  Но в следующей фразе говорится о том, что фашисты не признали творчетва Хессена.  Их классицистическое предстваление о прекрасном не имело ничего общего с интересом Хессена к трупам. 

Хм...  любопытно.

Проскользнула фраза "Хессен не находил смысла в антисемитизме" -- которая, учитывая контескт, может быть понята... скажем так, неординарно.


-----------------


Обращаю внимание также на фильм "Подмена" --- реж. Клинт Иствуд.
Фильм имел неплохую прессу.

Между тем в нем трагедия героини завязана на обмане, а инициатором обмана выступает еврейский подросток, который выдает себя за ее пропавшего сына.  Обман циничный и чудовищный, у мальчика есть семья, но он упорствует в своей лжи, несмотря на то, что видит, какие тяжелые последствия этот обман имеет.

Весьма и весьма нетипичная кино-ситуация.

Сюжет основан на реальных событиях.

Анастасия Цветаева о Пастернаке


Анастасия и Марина


Из статьи

Юрий ГУРФИНКЕЛЬ
Подземная река
Беседы с Анастасией Цветаевой


Метрах в пятистах виднелся дом Пастернака, место модного паломничества. Просторный деревянный дом, кабинет на втором этаже, стол, за которым написан роман, принесший автору мировую славу и неисчислимые страдания.

– Когда в комнату входил Борис, – заговорила А.И., – происходило нечто вроде того, как когда вбегает собака – сеттер-лаверак, ирландец или гордон, – они какие-то очень вдохновенные собаки. В один миг лизнет руку одному, другого ткнет носом, на третьего поглядит, к четвертому как-то боком прижмется. Настолько Борис поглощал внимание своей необычностью. Я помню его идущим навстречу с такой блаженной улыбкой: он вас увидел, он вам радуется, в обеих руках несет по бутылке керосина и ставит его так озабоченно, чтобы не пролить. И говорит с вами, одновременно следит за керосином – может пролить, конечно, если заговорится.

Гуашевой белизны облако восходило над верхушками берез. Откуда-то от писательских особняков потянуло запахами костра и шашлыка, донеслись неразборчиво-оживленные голоса.

– Я совершенно не признаю его романы как ценность, – продолжала разговор А.И. – Ценю “Детство Люверс”, о котором Горький мне говорил: “Для меня непостижимо, как может человек тридцати пяти лет так перевоплощаться в тринадцатилетнюю девочку!”. Но из этой области, которая ему так сродни, он почему-то захотел выйти в реальность и написать вторую “Войну и мир” – у него и война и мир там есть, – но он потерпел, с моей точки зрения, фиаско. Кажется, Ницше как-то сказал: “Мы ходим на ходулях, чтобы не заметили длинных ног наших”. А Пастернак вкладывает свои мысли в рот одному, потом другому, третьему, а мы их, героев, – не видим. Мы не видим, как они входят в комнату, не видим разницы их языка, движений, их манеры одеваться, относиться к окружающему, – всего, что создает человека, – этого ничего мы там не находим. Поэтому я читала этот роман с глубоким разочарованием.

– Но ведь стихотворный цикл в романе замечательный.

– Да, но это совершенно отдельные стихи. Они не принадлежат нисколько этому Живаго. А еще говорят, что он дал себя. Но это может сказать только тот, кто не знал его. Настолько Борис поглощал внимание своей необычностью! Но он реальную жизнь воспринимал, он в ней жил, он ее обогащал собой. Из этих способностей перейти к тому, чтобы реально описывать какого-то другого человека, вложить в него вот эти стихи о том, как идет ангел, – от него остаются следы, мы его не видим, а следы остаются от него, – эти стихи не могут принадлежать Живаго, потому что Живаго вообще вопросительный знак, Борис его не родил. Я даже удивилась одной своей знакомой – тонкий человек, латинистка, много знающая, – она как будто даже плакала, дочитав до того места, где Живаго умер. А я даже не заметила. Это и не смерть. Просто так сказали, что он умер. В литературном смысле Пастернак не сумел этого дать совершенно.

----------------------

Какая одаренная женщина!  через тюрьмы, лагеря, ссылки -- знание языков такое фундаментальное, что преподавала после стольких лагерных лет.

Эпизод из книги "Моя Сибирь" -- наткнулась на мальчишек, толкавших кошку в яму с водой, отогнала их, но кошку сама вытащить не могла (проблема с глазами, нельзя наклоняться).  Уговорила стоявшую рядом девочку -- пообещала дать ей деньги.  Та достала кошку из ямы, прошла с Анастасией до ее дома, но деньги не взяла.
Хотя жители Пихтовки,  где проходила ссылка,  недостатком меркантильности вообще-то не страдали.

.....................

1933 году её арестовали в первый раз — за общение с масоном Борисом Зубакиным, у которого она работала секретарем сразу после возвращения в Москву; Цветаева провела в заключении два месяца, а освободили её по ходатайствам Пастернака и Максима Горького. Но, видимо, её личное дело было безнадежно испорчено.

В 1937-м — новый арест; вместе с ней забрали и сына от первого брака, 25-летнего Андрея Трухачёва. Сотрудники изъяли весь творческий архив, позже все её неизданные произведения были уничтожены. Анастасию Цветаеву приговорили к 10 годам; такой же срок получил и её сын. Сын вышел на свободу через пять лет, а вот его мать провела в лагере на Дальнем Востоке все десять лет. Впрочем, на свободе она пробыла всего около двух лет. Её снова арестовали в 1949-м, но приговор был по тем временам мягким — ссылка в посёлок Пихтовка Новосибирской области.
Прожила 99 лет и умерла уже после падения советской власти, в 1993-м.

"Нас решили ломать через колено"




Из Телеграм
Das Russentum

Читая мемуары тех, кто за свои идеи "тянул срок" уже при Хрущеве, Брежневе и Андропове, я как-то не встречал, чтобы кто-либо из сидельцев откровенно жаловался на "методы работы следствия" или условия содержания в зоне.
По этому поводу решил сегодня прочитать тюремные мемуары одного из первых русских националистов и православных монархистов в советском подполье - Владимира Осипова, отсидевшего в лагерях Мордовии за свою диссидентскую работу суммарно около 15 лет.

Понравилось: «Нас решили ломать через колено: 20 августа 1964 года большую группу тех и других послали работать в запретную зону. : укрепить колючую проволоку, столбы, разрыхлить пресловутую "бровку" (полосу земли, чаще - песка, между дощатым забором и колючей проволокой). зона вокруг рабочей зоны. Мы не можем начать работу внутри, не приведя в порядок запретку. ". после вычетов за питание, спецодежду, обувь и прочее, только 50% от заработанного, потому что остальные 50% шли на внутреннем уровне войск МВД. Рабство и принудительный труд самоокупаемы. Ласка хозяина не помогла. Мы заявили, что мы всё понимаем, но нам работа в запретке - "западло". - "Вы что, воры в законе?" - "Нет, мы политические. Тогда начальник разорался и стал тыкать пальцем: "Вы лично пойдете работать?" Кое-кто пытался оговорить условия: "Я как все", или "Если все пойдут, я пойду". Но шеф требовал немедленного ответа за себя, здесь, в эту минуту, перед всеми. И тогда в итоге ВСЕ сказали: "Нет". Начальник выбрал нескольких, на его взгляд, зачинщиков и тут же отправил в изолятор. Я, конечно, был в их числе.

Нам дали сначала по десять суток, потом добавили еще пять. Каждое утро надзиратель открывал камеру штрафного изолятора и спрашивал: "На работу выходите?" - «Да, идем». - «В запретную зону». - «Нет, в запретке работать не будем». Мы уменьшили хлебную пайку и грозили, что будут держать нас в ШИЗО бесконечно долго, пока мы не согласимся работать в запрете. Любопытная деталь: Хрущев, при всех его минусах, еще разрешил брать нам, сидящим на зоне в ШИЗО, на ночь свой собственный бушлат. Мы им накрывались, и было, естественно, теплее. (Никаких постельных принадлежностей в штрафном изоляторе не полагается). Утром мы с бушлатом расставались. Брежнев лишил нас этой бушлата на ночь. Т. е. бушлат висел в "мусорской", там, где сидят надзиратели, и на ночь более не выдавался. <...> Нас продержали 15 суток и больше по поводу запретки не трогали.

Пять месяцев, проведенных нами в Барашево, запомнились мне соборными чтениями. Юра Машков, Владик Ильяков, Володя Садовников, ребята из Красноярска - мы собирались в секции барака вечером после ужина и читали вслух Владимира Соловьева, его одну работу за другую. Более фундаментального чтения у нас, увы, не было, а Вл. Соловьев в зоне оказался. Каждая его работа оживленно обсуждалась. Особенно запало в память обсуждение его статьи о Пушкине. Так или иначе, но проблемы смирения, покаяния стали для постоянной темой совместных бдений ".

Даррелл - человек правильных взглядов

во всем.


"Только звери"


Эпизод обеда.

В гостиной я застал Лору и двух юных пухлых евреек, которые бежали с материка в начале  войны и теперь квартировали у Билла.   Билл как раз наливал пиво.
...
Он поднял крышку, и над обеденным столом повисло облако густого, словно лондонский туман, ароматного пара. Казалось, ваше горло мертвой хваткой сжимает беспощадная рука и в легких оседает едкая роса. Мы потихоньку прокашлялись. Кэрри был отменный, но я поблагодарил небо за то, что вырос в доме, где постоянно готовили острые блюда; только это спасло мой язык и голосовые связки.
    - Я тебя предупреждала, милый Вильям, что будет слишком остро, - с протестом в голосе вымолвила красная, как мак, миссис Бил.
    Обе еврейки издавали странные, нечленораздельные звуки; физиономия Билли уподобилась цветом его шевелюре; бледное от природы лицо Лоры налилось кровью.


--------------------








Его правильная позиция чувтвуется лучше всего по описанию путешествия по Аргентине, где он с большой симпатией описывает знакомых политических эмигрантов. Среди них бывшего военнослужащего Вермахта  -- из Австрии  (известно, что немцы в то время всегда выдавали себя за австрийцев).  Он существенно помогал Дарреллу в его поисках животных, а жена присматривала за уже пойманными.

А чего стоит описание в другой книге -- про Новую Зеландию и Австралию, "Путь кенгуренка" -- описание эпизода, когда,  собирают в дорогу  утконоса для путешествия на подводной лодке по прихоти Черчилля.  Для этого был создан целый террариум, потому что утконос очень требователен к определенным условиям обитания. Вплоть до того, что ему нужна кроме воды  и специальной еды , норка и проход, обклеенный губкой, чтобы отжимать воду со шкурки -- иначе он сразу простудится и погибнет. С огромными трудностями это все подготовили, обустроили на борту военной подводной лодки, пересекли два океана и у самой Англии от разрыва глубинной бомбы рядом в лодкой утконос погиб.

Даррел пишет со скрытой иронией -- цитирую по памяти:

Разве бесноватому фюреру могла прийти в голову такая экстарвагантная идея как доставка утконоса в Англию через половину земного шара?

Мой комментарий к записи «Сон во сне» от sergeytsvetkov

Мне представляется, что в стихотворении Лермонтова описано смертное видение умирающего, провидческое видение, связывающее его с далекой возлюбленной, которая провидит эту смерть своего любимого

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

из воспоминаний Роберта Леки

в мемуарах «Каска вместо подушки».


"Один из морпехов методично шагал среди мертвых тел с парой щипцов. Он сделал наблюдение, что японцы имеют большую склонность к золотым зубам. Он заглядывал в каждый рот. Он разжимал челюсти со всей сноровкой опытного дантиста с Парк-авеню, затем осторожно, очень осторожно, чтобы, не дай бог, не пораниться и не заразиться, выдергивал все, что блестит. Он хранил золотые зубы в мешочке из-под табака, который всегда носил на шее, как амулет. Мы звали его Сувенир».

далее еще несколько живописных эпизодов



"К этой картинке нравов морской пехоты США надо добавить, что Роберт Леки и его товарищи еще не были «отморожеными» бойцами, они только-только высадились и начали воевать."


https://clio-historia.livejournal.com/1366171.html

без воскресенья

"Понедельник начинается в субботу" -- Харитонов (Крылов)  говорит о яростной антирелигиозности Стругацких и очень близко подходит к мысли:  в мире этих фантастов вообще не существует дней надели, а единственнное упоминание их в известном романе "Пон. нач. в суб"  исключает из реальности воскресенье -- ненавистное еврейским писателям...  Может даже неосознанно...  Кто знает.

Вообще -- если вдуматься в посыл этой книги, он на поверхности:  пахать, пахать и пахать.  Пятилетку в три года.

Лично мне сейчас единственно интересна тема Парня из преисподней -- у нее огромный потенциал, который особенно в наши дни мог бы выстрелить !  Но только если переписать Стругацких в ином ключе. Переставив полюса.
Представьте себе,  например, Иоахима Марселя, который оказался в современном Нью Йорке.
Хотя, к Гагу, наверное, ближе другой образ -- Курт Фалькенхорст  (Боже, как давно я это читала!  в другой эпохе...  Существует ли еще где то этот удивительный текст?...)

Увы...   вряд ли все это возможно в нашей реальности. Но помечтать то можно)

Иллюстрации к книге ужасны.

Вот нашла одну сносную.




кстати -- еще один мостик.

Крылов говорит о том, что фантасты не смогли предсказать наши сегодняшние вещи:  интерент, мобильники.

И отмечает:  оказывается, только один человек смог предугадать появление даже не мобильника, а смартфона -- это Эрнст Юнгер, у него      есть "фанафора" в романе Гелиополис.  "Описан очень подробно, со всеми функциями".







(Но называть Юнгера "фашистом", даже не вполне серьезно...)

книга Солоневича в Германии

\от френдов в фб\

русское издание






Немецкие  издания

"оказалось, что у меня две части книги разных изданий. Т.е., немцы эту книгу даже несколько раз переиздавали. Это вторая часть издания 1937г."



Назвние изменено


первая часть издания 1938 г.




Перевод. Die Verlorenen - это существительное мн. ч. от глагола verlieren (терять, проиграть, утратить). Прошедшее время verloren. Т.о., Die Verlorenen означает примерно - потерянные, проигранные. По-моему, второй вариант точнее: проигранные (не "проигравшие", а именно в пассиве).

Полное название (как на титульной странице): Die Verlorenen, eine Chronik namenslosen Leidens - Проигранные, хроника безымянного страдания.

Я не профессиональный переводчик, перевел здесь буквально.



-------

автограф, видимо бывшего владельца книги (томик 1937г)