Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

schutz-brett



http://schutz-brett.org/3/ru/knigi

Русско-немецкий правый сайт



КАБАЛА ПРОЦЕНТА или ОБНУЛЕНИЕ по-библейски

Майкл Хадсон:  на Стелле (Розетский камень) выбито
не хвастовство и возвеличивание, а чёткий юридический документ,
а именно списание долгов, обнуление долгового рабства и возврат
земель утраченных за долги
которые были традиционны при
восхождении нового царя в ближневосточных обществах тысячи лет

Правители древности очень хорошо понимали разрушительную силу
долгов, что они растут быстрее доходов, и - о том есть прямой
клинописный текст - для нормализации накопившихся проблем, для
того, чтобы население свободных крестьян-земледельцев могло служить
в армиях для защиты страны, а также участвовать в общественных
проектах (ибо не рабы, как нам сегодня говорят, а жители страны
строили большие проекты, вроде каналов, дорог, пирамид и т.д.)
долги периодически списывали. Кроме того эти долги
списывали в случае наводнений, засух, нападений внешнего врага
и так далее.


https://gallago.livejournal.com/754565.html


Искусство прямохождения
-----------------------------------------------
Совместное чтение книги Джордана Питерсона "12 правил для жизни. Противоядие против хаоса".
Обсуждение книги Джордана Питерсона "12 правил для жизни. Противоядие против хаоса".


-----------------------------------------------------------------




Вышла моя книжка.

http://www.lulu.com/shop/nina-tumasova/halt-mich/paperback/product-23125322.html

Можно заказать и по этому адресу: altaspera@gmail.com

Содержание

HALT MICH Рассказ
АННА-НЮРА Маленькая повесть
КОЛИБРИ  \Городская повесть-фэнтези\
МАКС  \Рассказ о любви\
Х.В.  \Утопия в диалогах\

----------------------------------------

Он откинулся на спинку дивана: - Ладно, чего ты хочешь? Чего ты хочешь от меня, маленькая ведьма, маленькое цепкое чудовище?
Я почти как на экзамене проговорила тихо, но отчётливо:
- Я хочу сесть рядом с тобой, и чтобы ты обнял меня за плечи.
- Садись! – Он раскинул руки. - Справа? Слева? С какой стороны ты рискнёшь сесть? Может, ты даже решишься меня поцеловать? Проверь, достаточно ли ты выпила. – Он выглядел сейчас, в полумраке, почти как раньше.
Я не стала выбирать, с какой стороны сесть, я стояла прямо перед ним и просто опустилась на корточки, а руки осторожно, очень осторожно положила ему на колени. Он вздрогнул, хоть и едва заметно.
- Помнишь, я зацепилась юбкой, когда мы собирали корольки, ты помог мне спуститься, подхватил меня и опустил на землю как пёрышко. Интересно, ты заметил, как на меня тогда смотрели девчонки, как они мне завидовали…
- Теперь это не пришло бы им в голову.
- Теперь я сама себе завидую. Я всю войну мечтала о тебе. Десять лет жизни готова отдать, чтобы только подержать твою руку в своей…
- Только за это? Десять лет жизни? – Он взял мою руку в свои ладони. Его лицо приблизилось и оказалось в полосе отраженного от окна света. Вытекший правый и невидящий левый глаз. Множество мелких и крупных крестообразных шрамов на правой стороне лица и шеи, при слабом боковом свете они выглядели чудовищно.
- Вот я держу твою руку, - произнёс он, - и никаких десяти лет мне не нужно…
Я прикрыла глаза. В его дыхании чувствовался запах алкоголя, но заговорил он тихо и трезво:
- А что дальше? Ты подумала? И что ты делаешь со мной, чёрт побери, ты подумала? – Внезапно он провёл пальцами по моим сомкнутым векам и резко откинулся назад.
Никогда в жизни мне не забыть, какое у него было в эту минуту лицо. Через мгновение он закрылся от меня порывистым детским жестом, жестом, переворачивающим душу.
------------------









=================================================

Данный   журнал является личным дневником, содержащим частные мнения автора. В соответствии со статьёй 29 Конституции РФ, каждый человек может иметь собственную точку зрения относительно его текстового, графического, аудио и видео наполнения , равно как и высказывать её в любом формате. Журнал не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а, следовательно, автор не гарантирует предоставления достоверной, непредвзятой и осмысленной информации. Сведения, содержащиеся в этом дневнике, а так же комментарии автора этого дневника в других дневниках, не имеют никакого юридического смысла и не могут быть использованы в процессе судебного разбирательства. Автор журнала не несёт ответственности за содержание комментариев к его записям.

.......

Жертвы налёта американской авиации на концентрационный лагерь Дора-Миттельбау. Фото часто преподносятся как свидетельство "зверств нацизма".

Пропагандисты холокоста любят смаковать изображения истощенных людей, умерших в последние дни войны от тифа и дизентерии. Однако, если сложить количество изображенных на всех тех фотографиях мертвецов, их число едва ли превысит количество жертв одной американской бомбардировки...









Всесожжение (так начала побеждать школа бомбардировок по площадям)

Берлинский историк Йорг Фридрих:
Концепция ковровых бомбардировок выглядела весьма выгодно и в свете
того факта, что именно к тако й войне Британия готовилась все
предвоенное десятилетие. Бомбардировщики Lancaster были разработаны
именно для нанесения ударов по городам. Специально под доктрину
тотальных бомбардировок в Великобритании было создано и самое
совершенное среди воющих держав производство зажигательных бомб.
Наладив их производство в 1936 году, к началу войны британские ВВС
располагали запасом в пять миллионов таких бомб. Этот арсенал должен
был быть сброшен на чьи -то головы – и неудивительно, что уже 14
февраля 1942 года британские ВВС получили так называемую «Директиву
бомбежек по площадям».

Впрочем, убеждать Харриса в пользе ковровых бомбардировок и не
стоило. Еще в 20-е годы, осуществляя командование британской авиацией
в Пакистане, а затем в Ираке, он отдавал приказы о бомбежках
непокорных деревень зажигательными бомбами. Теперь бомбовому
генералу, получившему от своих подчиненных прозвище Мясник1,
предстояло обкатать машину воздушного убийства не на арабах и курдах,
а на европейцах.
Фактически единственными противниками налетов на города в 1942–1943
годах оставались американцы. По сравнению с британскими
бомбардировщиками их самолеты были лучше бронированы, имели
больше пулеметов и могли летать дальше, поэтому американское
командование полагало, что в состоянии решать военные задачи без
массового убийства гражданского населения.

«Взгляды американцев серьезно изменились после налета на хорошо
защищенный Дармштадт, а также на заводы по производству
подшипников в Швайнфурте и Регенсбурге, – рассказывает Йорг Фридрих.
– Понимаете, в Германии было всего два центра производства
подшипников. И американцы, конечно, подумали, что они могут одним
ударом лишить немцев всех их подшипников и выиграть в ойну. Но эти
заводы были защищены настолько хорошо, что во время налета летом 1943
года американцы потеряли треть машин. После этого они полгода просто
ничего не бомбили. Проблема была даже не в том, что они не могли
произвести новые бомбардировщики, а в т ом, что пилоты отказывались
лететь. Генерал, который теряет больше двадцати процентов своего
личного состава при одном лишь вылете, начинает испытывать проблемы с
моральным духом пилотов. Так начала побеждать школа бомбардировок
по площадям».
....

Живший в изгнании в Лондоне Томас Манн – уроженец
Любека, также сожженного британской авиацией, – обращался по радио к
жителям Германии: «Немецкие слушатели! Неужели Германия полагала,
что ей никогда не придется платить за те преступления, что она совершила
с момента своего погружения в варварство?»
В беседе с Бертольдом Брехтом, который тогда тоже жил в Британии,
Манн высказался еще жестче: «Да, полмиллиона гражданского населения
Германии должно умереть». «Я разговаривал со стоячим воротничком», –
в ужасе записал Брехт в своем дневнике.
Лишь единицы в Британии осмеливались поднять голос против бомбежек.
Например, англиканский епископ Джордж Белл, в 1944 году заявивший:
«Боль, которую причинили людям Гитлер и нацисты, не может быть
исцелена насилием. Бомбежки больше не являются приемлемым способом
ведения войны». Для основной же массы британцев любые методы войны
против Г ермании были приемлемы, и правительство это прекрасно
понимало, готовя еще большую эскалацию насилия.

В конце 1980-х годов немецкому историку Гюнтеру Геллерману удалось
найти неизвестный ранее документ – меморандум от 6 июля 1944 года D
217/4, подписанный Уинстоном Черчиллем и направленный им
руководству ВВС. Из четырехстраничного документа, написанного вскоре
после того, как весной 1944 года первые немецкие ракеты «Фау-2» упали
на Лондон, следовало, что Черчилль давал ВВС недвусмысленные
указания приготовиться к нанесению по Германии химического удара: «Я
хочу, чтобы вы всерьез обдумали возможность применения боевых газов.
Глупо осуждать с моральной стороны способ, который в ходе прошлой
войны все ее участники применяли безо всяких протестов со стороны
моралистов и церкви. Кроме того, во время прошлой войны
бомбардировки незащищенных городов были запрещены, а сегодня это
обычное дело. Это всего лишь вопрос моды, которая меняется так же, как
меняется длина женского платья."

Уже через три недели, 26 июля, на стол Черчилля были положены два
плана химической бомбардировки Германии. Согласно первому 20
крупнейших городов должны были подвергнуться бомбардировке
фосгеном. Второй план предусматривал обработку ипритом уже 60
немецких городов. Кроме того, научный советник Черчилля Фредерик
Линдеманн – этнический немец, родившийся в Британии в семье
эмигрантов из Германии, – настоятельно советовал обработать немецкие
города как минимум 50 тысячами бомб, начиненных спорами сибирской
язвы, – именно такое количество боеприпасов с биологическим оружием
имелось в арсеналах Британии. Лишь большая удача спасла немцев от
реализации этих планов.

«На бомбовую войну уходила треть
Бомбовой войной  занималась
интеллектуальная элита страны: инженеры, ученые. Технический ход
бомбовой войны обеспечивался усилиями более чем миллиона человек.
Бомбовую войну вела вся нация. Харрис лишь стоял во главе
бомбардировочной авиации, это не была его "личная война”, которую он
якобы вел за спиной Черчилля и Британии, – продолжает Йорг Фридрих. –
Масштаб этого гигантского предприятия был таков, что осуществить его
можно было только усилиями всей нации и только с согласия нации.

Харрис был командующим бомбардировочной
авиацией, а его шефом, командующим ВВС, был сэр Чарльз Портелл. А
Портелл еще в 1943 году дал указание: в Германии должны погибнуть 900
тысяч гражданских лиц, еще миллион человек должны быть тяжело
ранены, уничтожено должно быть
20 процентов жилого фонда.
Представьте себе, что сегодня главнокомандующий в Ираке говорит: нам
надо убить 900 тысяч гражданских! Его немедленно отдадут под суд.

Невозможно понять то хладнокровие, с которым британская авиация
уничтожала в апреле 1945 года важнейшие культурные центры Германии:
Вюрцбург, Хильдесхайм, Падеборн
– маленькие города, имеющие
огромное значение для немецкой истории. Эти города были культурными
символами нации, и до 1945 года их практически не бомбили, поскольку
они были ничтожны и с военной, и с экономической точки зрения. Их час
настал именно в 1945 году. Бомбовыми ударами методично уничтожались
дворцы и церкви, музеи и библиотеки.
«Когда я работал над книгой, я думал: о чем же я напишу в
заключительной главе? – вспоминает Йорг Фридрих. – И я решил написать
о разрушении исторической субстанции. О том, как были разрушены
исторические здания. И в один момент я задумался: а ч то произошло с
библиотеками?
Тогда я  поднял
профессиональные  журналы
библиотекарей. Так вот , в профессиональном журнале библиотекарей, в
выпуске
1947–1948 годов , было подсчитано, какой объем книг ,
хранившихся в библиотеках, был уничтожен и какой спасен. Я могу
сказать: это было самое большое сожжение книг за всю историю
человечества. Огню были преданы десятки миллионов томов. Культурное
сокровище, которое создавалось поколениями мыслителей и поэтов».
....Восемьдесят миллионов зажигательных бомб, сброшенных на немецкие
города, кардинальным образом изменили и внешний вид Германии.
Сегодня любой крупный немецкий город безнадежно проигрывает
французскому или британскому по количеству исторических зданий. Но
психологическая травма оказалась глубже. Лишь в последние годы немцы
начали задумываться о том, что на самом деле сделала с ними бомбовая
война, – и, похоже, осознание последствий может затянуться на долгие
годы.
Сергей Сумленный Берлин-Франкфурт-на-Майне, журнал «Эксперт» №30,
28 июл 2008

\взято из ОВП, 1- дек\


Я поставила метку Белый апокалипсис, предназначенную для современных тем замещения населения и вырождения европейцев, но  начался он тогда -- со Всесожжения сердца Европы.

Полет в Сеул

В радиоэфире одни люди в погонах ревели, что врага надо сбивать к такой-то матери, другие орали про инструкции.

— Муж рассказывал, что творилось в воздухе: мат-перемат, неразбериха, летчики не знали, кого слушать, — вспоминает Татьяна Новожилова. — Никто ничего не понимал. Командиры армии и корпуса боялись потерять папахи. Один дает одни команды, другой — другие. Один: «Будешь сидеть!» Другой: «Под трибунал пойдешь!»

Эту перепалку, подтверждает Виталий Дымов, слушали на всех командных пунктах Севера. Но главное, что в воздухе ее слушал летчик Босов.

— Его замучили: то сбивай, то не сбивай, — говорит Дымов. — Он уже начал материться: скажите, мол, толком, что делать.

Босов держался рядом с «Боингом» и уже не сомневался, что самолет пассажирский.

— Он доложил, что видит иллюминаторы с открытыми шторками, — продолжает Дымов. — И что на него из этих иллюминаторов смотрят люди.

Люди, сидевшие в салоне справа, не просто смотрели на самолет с красной звездой, почему-то никак не отстававший. Они весело махали руками и щелкали фотоаппаратами.

— Они фотографировали наш истребитель через иллюминаторы, — рассказывает бывший начальник особого отдела 5-й дивизии ПВО подполковник Владимир Полехин. — Потом в западной прессе появились их снимки с разных ракурсов.

«Мы совершенно не боялись», — цитировала через неделю The New York Times французского бизнесмена Жана-Шарля Фори. В ярком лунном свете пассажиры минут пятнадцать любовались советским самолетом. Глядя на красную звезду, японка Секо Шиодзаки машинально перевела часы на московское время. После самолет то ли отстал, то ли ушел куда-то назад.

— Еще шесть минут — и «Боинг» ушел бы в Финляндию, — уверяет Полехин. — Тогда с командира 21 корпуса Царькова, с командующего армией Дмитриева, с генерала Озерского — со всех полетели бы погоны. Поэтому Царьков принял решение.

Командир 21 корпуса ПВО генерал-майор Владимир Царьков дал летчику Босову команду уничтожить цель. Пассажиры, сидевшие слева, увидели в окнах вспышку.

Выпущенная Босовым тепловая ракета «чувствует» самое горячее место цели, для самолета это — двигатель, и взрывается рядом. Почему она не уничтожила тот «Боинг» — не понимает никто. Осколки попали в крыло и оторвали трехметровый кусок, не достав до двигателя, выбили иллюминатор и проделали дыры в фюзеляже. Самолет продолжал лететь. Но разгерметизация салона грозила гибелью пассажирам.

— С высоты 9500 метров командир воздушного судна пошел в пике под 45 градусов, — вспоминает Владимир Полехин показания пилота. — Люди думали, что падают, кричали и молились. На километровой высоте летчик выровнял давление и объявил, что садится.

На высоте меньше километра без куска крыла и с пробоиной в борту Ким Чанг Кью искал место для посадки в абсолютно незнакомой местности.

— В свете своих фар пилот заметил поезд, и пассажиры видели, как под ними несется состав, — продолжает Полехин. — Спустившись еще ниже, он увидел лес, а за ним — островок, вокруг которого все было белым. Он понял, что это озеро, и принял решение садиться. Он боялся, что там могут быть торосы, поэтому садился на полувыпущенных шасси, как на лыжах. Выбрал ориентир точно на остров. Самолет уже весь был облеплен снегом, он шел вслепую. И по приборам носом выполз на этот остров.

Фантастический маневр гражданского летчика после обсуждали военные. Они тогда не знали, что в недавнем прошлом у корейца была настоящая война в воздухе.

— Он посадил машину ювелирно, — признает Виталий Дымов. — Так, чтобы нос лег на берег, поэтому под лед провалились только колеса.

Сразу погиб Тай Хаи из Кореи. Во время эвакуации умер Йошитака Сугано. Западная пресса писала, что русские не смогли оказать ему вовремя медпомощь. Остальные 95 пассажиров и 13 членов экипажа остались живы. Босов не знал, куда делся «Боинг», только видел, как тот ушел куда-то вниз. Около двух часов люди ждали помощи на льду озера, а истребители продолжали искать их в воздухе.

Сначала безплатно сбили, потом безплатно вылечили

Оказавшись в бывшем зрительном зале, корейцы, японцы, немцы и французы затравленно смотрели на ряды железных коек, полосатые матрасы и белье с серыми штампами. Но от холода все-таки потянулись к солдатским одеялам и стали кутаться. На вопрос, нужна ли кому помощь медиков, сначала отмалчивались. Переводчица долго не могла понять, в чем дело. Потом догадалась. И объявила, что медицина в Советском Союзе бесплатная. Из-под одеял поднялись руки.

— Кормили их рисом, корейцы любят рис, — продолжает Светлана Петровна. — Сначала сварили на молоке, но с молоком они не едят. Сделали что-то вроде плова. Палочек у нас не было, ну, ничего, научились вилками. Один француз попросил огурец. Ну какие в Карелии в апреле огурцы? Я позвонила в райком — и где-то на базе нашли огурец.

— (продолжает) Еще они бананы просили. Откуда у нас бананы? Но им привезли. Аппарат райкома и горисполкома работал настолько слаженно — это было потрясающе!

Один пассажир захотел погулять, но в сандаликах не мог выйти на улицу Подужемья. Ему принесли большие тапки с буквами «Х.О.», из хирургического отделения больницы.

Мимо клуба, заглядывая в окна первого этажа, ходили жители Подужемья с лопатами и граблями. Гости тоже смотрели на них во все глаза. И Светлана объясняла им, что такое ленинский коммунистический субботник.
...

Больница Кемского отделения Октябрьской железной дороги считалась местом, которое не стыдно показать иностранцам. Там имелось подсобное хозяйство со свинарниками. Мясо иногда давали пациентам. Поросятами премировали врачей.

В железнодорожной больнице поселили маленьких пассажиров с родителями.

— Разместили их в физиотерапевтическом отделении, — объясняет доктор. — Закрыли его, а пациентам процедуры в палатах отпускали: аппарат в руки — и пошли. Готовить корейцы захотели сами, в отделении кухня была. Ели только рис, от остального отказывались: «Ноу, ноу». А нам начальство из Ленинграда звонило: вы уж ни в чем им не отказывайте, что надо — покупайте. Где покупать-то? Помню, мне как-то влетело за то, что сельдерей не купила в столовую. Я и слово такое, сельдерей, первый раз услышала
...........

Проводить тщательный осмотр лайнера сотрудникам КГБ в меру сил помогали комиссия Минобороны, авиационные инженеры, местное население и другие лица.

— В Лоухах говорят, что потом у половины в домах стояли самолетные кресла, — усмехается Татьяна Новожилова. — Один шофер пожаловался, что возит солдат, а кресла в автобусе разваливаются. И ему дали кресла из «Боинга». На целый ПАЗик. Самолет весь растащили по винтикам. Муж говорил, как вертолет за вертолетом летали: одно снимали, другое. Ну а к тому, что осталось, подоспели местные жители.

— Вранье! — отрезает Владимир Полехин, пытаясь опровергнуть рассказ Новожиловой, но у него не очень получается. — Во-первых, там была охрана. Во-вторых, кресла вывезли военные. С аппаратурой работали представители авиазавода, я сам видел, как они все курочили, и слышал, как говорили: вот этот прибор новый, у нас такого нет, снимай, а этим старьем нас не удивишь. Я ходил потом по салону — все было разворовано. Вдруг смотрю — пакет. Как дал по нему ногой. А это бутылка «Наполеона». Я потом лет пять этот «Наполеон» хранил — не вскрывал. Еще журналов штук десять забрал, потом раздаривал. А жители — нет, жителей туда не пускали. Вранье.

— Кресла действительно растащили не местные жители, — смеется бывший штурман и командир эскадрильи в 265-м авиаполку Александр Горяной.

— Большую часть разобрали вертолетчики, они там первыми были. И у командира дивизии потом в кабинете стояли кресла из этого «Боинга» — три штуки.

— Но вещи пассажиров все были в сохранности, — добавляет Татьяна Новожилова. — Их сразу отвезли к нам в полк, в помещение дежурного звена. Вроде бы только видеокамера у кого-то пропала, так и не смогли найти.
..............

Найти Александра Босова «Новой» не удалось. Его однополчанин Вячеслав Суродин, живущий теперь в Ставрополе, говорит, что вскоре после инцидента с «Боингом» Босова перевели на Дальний Восток.

— Году в 80-м мы виделись, он очень переживал из-за того случая, — замечает Суродин. — Но тогда бог его миловал, ракета не разорвала тот борт полностью.

В 1983 году Босов служил уже на Дальнем Востоке. Над Камчаткой сбился с курса и нарушил воздушные границы СССР еще один корейский «Боинг». Он тоже летел через Анкоридж в Сеул, только из Нью-Йорка. На перехват поднялись истребители с аэродромов Дальнего Востока. Среди пилотов, готовых получить приказ на уничтожение «Боинга», был капитан Босов.

— Такая судьба, — говорит Вячеслав Суродин. — Босов должен был дублировать летчика, который шел первым. Но тот успел сбить «Боинг» раньше.

Через два дня после инцидента над Сахалином вышло сообщение ТАСС о том, что «Боинг» Корейских авиалиний с 269 пассажирами и экипажем «исчез с экранов радаров». В мире СССР обвиняли в уничтожении гражданского самолета. Советское руководство отвечало: «Докажите». Доказательства были. Например, записи «черных ящиков», поднятые со дна Тихого океана советскими водолазами. Были и переговоры командных пунктов ПВО. Но только в 1993 году Россия передала их Международной организации гражданской авиации (ИКАО). И выяснилось, что корейский «Боинг» действительно сбился с курса из-за ошибки навигационной системы.

Ирина Тумакова, опубликовано в издании  Новая газета


https://grimnir74.livejournal.com/11891605.html

Спасательные буи Ла-Манша

В октябре 1940 года, по предложению Э. Удета были разработаны специальные спасательные буи, размещенные в проливе Ла Манш на пути возвращения немецких самолётов. В случае аварии, экипаж самолета мог влавь или на лодке добраться до буя и дождаться спасения.

Внутри спасательного буя был запас питания, одежды, одеял на четырех человек. Буй имел средства сигнализации для вызова спасателей.

Что характерно, буями пользовались и английские пилоты, прозвавшие их "корзины омаров". Английские катера переодически проверяли буи. Пилоты противной стороны, застигнутые на буях брались в плен как немцами так и англичанами.

Запасы на буях, к слову, пополняли обе стороны.

\телеграм\



рейд на Нюрнберг

Как советские зенитчики Германию защищали

-- Но ты нарушил закон!
-- Ничего аморального я не сделал.

Диалог из боевика



"Расчёты зенитных орудий весной 1944-го на 3/4 состояли из женщин, стариков, подростков и советских военнопленных, что часто становилось поводом для шуток. Мол, один офицер-зенитчик даже обращался к личному составу: «Дорогие фрау и фройляйн, уважаемые ветераны, милые дети и наши уважаемые tovarishi» — а сводилось всё к тому, что расчёты отправляли в небо тысячи снарядов без всякого толку. Но тяжёлые зенитки в связке с радаром наведения и людьми, знающими, как это использовать, были страшной силой. Одна батарея в районе маленького немецкого города Вестербурга сбила три бомбера всего 40 снарядами меньше чем за десять минут."
Подробности на warhead.su:
"Пленные 41 года могли не знать о нацистских зверствах на оккупированных территориях, -- комментирует дьяк Кураев (лично я тоже не знаю) -- Если их привлекли к разбору завалов после английской бомбежки, они видели трупы детей и женщин. Вот лежит убитая трехлетная беловосая девчушка, а у тебя дома такая же осталась... И тут ты получаешь предложение защитить детей от гадов, что по ночам на их кроватки сбрасывают бомбы... А под следующий бомбовый удар попали твоих же товарищи, пленные рабочие что работали на местном заводе....
Так вполне могли появится русские зенитчики в вермахте. И это не власовцы."

Из статьи :

Англичане давно бросили делать вид, что бомбят какие-то конкретные объекты, точкой прицеливания обычно выбирался центр крупного города. Тысяча бомбардировщиков могла сбросить свой смертоносный груз всего за 20 минут, идя плотным, длинным потоком.

Нюрнберг - 44

О взлёте английской эскадры немцы узнавали через считанные минуты. Их козырем в рукаве была великолепная система радиоразведки. Фрицы засекали массовое включение радиопередатчиков и РЛС английских самолётов, когда они ещё стояли на своих аэродромах! Немецкие радары на бельгийском и голландском побережье обнаруживали англичан над Северным морем уже через несколько минут после взлёта. Вскоре после начала операции около 50 английских тяжёлых бомбардировщиков вернулось назад по техническим причинам. А остальных ждал первый неприятный сюрприз. Облака предательски рассеялись, не доходя до бельгийского побережья. Взошла яркая луна. Благодаря неудачному сочетанию температуры и влажности чёткий инверсионный след потянулся за самолётами уже с высоты в 18 000 футов (вместо обычных 24 000). Один из экипажей мог любоваться лунной дорожкой на Шельде с высоты в шесть километров. Хуже того, были прекрасно видны включённые огни немецких аэродромов. Чистый, прозрачный воздух, лунный свет и инверсионные следы. Это было «небом истребителей».

Для экипажа ночного аса люфтваффее Мартина Древеса столь раннее появление англичан стало огромным сюрпризом. Немцы не пробыли в воздухе и 20 минут, они не дошли до радиомаяка сбора и даже не успели включить РЛС, когда визуально обнаружили сразу три четырёхмоторных бомбардировщика, пересекающих их курс чуть выше. Ещё один ас — Мартин Бекер, известный тем, что летал даже в самую нелётную погоду, — посчитал условия вообще полигонными. В воздухе началось натуральное избиение. Древес сбил троих, Бекер шестерых.

Между побережьем и Нюрнбергом англичане потеряли более 80 самолётов!

Утром 31-го англичане подвели грустный итог. Это была самая плохая ночь для британских бомбардировщиков с начала войны, с самыми тяжёлыми потерями. Этот рекорд так и остался не побит. Немецкие ночные истребители записали на свой счёт 80 самолётов, зенитки — 14, разбились при посадке девять бомбардировщиков и ещё один был потерян при взлёте, двое столкнулись на обратном пути над Францией и ещё один был по ошибке сбит своим, один «Ланкастер» просто списали как непригодный из-за боевых повреждений. Итого рекордные 108 самолётов, из которых 107 — четырёхмоторные бомбардировщики!

Летать надо. Жить — нет

Амелия Хедвиг Беезе

13 сентября 1886 года в семье архитектора Беезе в городке Лаубегаст под Дрезденом родилась дочь Амелия. Именно Амелии (Мелли) Хедвиг Беезе суждено было стать первой немецкой лётчицей. А пока — родители всячески поощряли тягу дочери к образованию и давали ей полную свободу выбора. Не самое типичное поведение, ведь Европа в те годы была ещё достаточно консервативна в отношении женского образования.

Желание молодой девушки очень долго не совпадали с возможностями. Авиаторы-мужчины отказывались учить Мелли Беезе. И это при том, что её отец был готов оплатить все расходы на обучение — немаленькую сумму в 3000 имперских марок (~ 13 000 современных евро).

Первыми, кто согласился взять Мелли в ученицы, стала компания Ad Astra Fluggesellschaft из Йоханнисталя, близ Берлина. Эта компания с символичным названием — "аd astra" в переводе с латыни означает «к звёздам» — существовала в 1910-12 годах и занималась обучением лётному делу на бипланах Wright Model A.

К сожалению, первый блин вышел комом. Во время полёта у самолёта заглох мотор и ученица с инструктором упали с 20-метровой высоты. Амелия получила многочисленные переломы. Чтобы она легче переносила боли, врачи начали колоть ей морфий. Это переросло в зависимость, от которой лётчица не смогла избавиться до конца своей жизни. Кроме того, инструкторы Ad Astra Fluggesellschaft наотрез отказались продолжать обучение, считая аварию доказательством того, что женщина не сможет научиться управлять самолётом.

Но смелая девушка не сдалась. Оправившись от травм, она смогла уговорить руководство компании Rumpler Flugzeugwerke продолжить обучение. Под руководством инструктора Хельмута Хирта на аэроплане Etrich-Rumpler Taube Мелли начала подготовку к сдаче экзамена на удостоверение пилота.

На свой 25-й день рождения — 13 сентября 1911 года — Амелия Хедвиг Беезе получила самый лучший и долгожданный подарок. Немецкий авиационный союз выдал ей лицензию на вождение самолёта №115. Наконец-то её мечта сбылась! Мелли стала первой лётчицей Германии и начала летать на различных авиасмотрах и ярмарках для популяризации авиации.

Личная жизнь молодой лётчицы тоже оказалась неразрывно связана с авиацией. В 1912 году Мелли вместе с другими лётчиками французом Шарлем Бутаром и немцем Германом Рейхельтом основали лётную школу Flugschule Melli Beese GmbH. Через год французский авиатор стал её мужем.

Но вмешалась Первая мировая война. Мелли Беезе и Шарль Бутар были интернированы и всю войну провели в заключении в Германии. Тяжёлая финансовая ситуация после поражения в войне не позволила продолжить работу лётной школы. Во время одного из полётов в 1925 году Мелли совершила вынужденную посадку, получив серьёзные травмы и поставив крест на дальнейшей лётной карьере. На фоне этого от неё ушёл муж. Не оправившись от таких потрясений, Амелия Беезе покончила жизнь самоубийством. В предсмертной записке она написала:

Летать надо. Жить — нет.

Операция «Фрэнтик»

Ковровые бомбежки. При чем тут Сталин?

Операция «Фрэнтик» (англ. Operation Frantic) — кодовое название общей советско-американской военной операции с челночным движением американских бомбардировщиков по треугольнику Англия—Италия—Полтава в июне—сентябре 1944 года, целью которой было нанесение массовых авиационных ударов по важным военным и промышленным объектам нацистской Германии и её союзников.

На встрече премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля с президентом США Франклином Рузвельтом 14—24 января 1943 года в Касабланке была одобрена директива, которая ставила перед стратегической авиацией США и Великобритании задание «последовательно уничтожать и дезорганизовывать военную, промышленную и экономическую системы Германии, подрывать моральный дух немецкого народа, пока не будет решительно ослаблена его способность к вооруженному сопротивлению».

В 1944 году СССР выделил для этого три аэродрома: под Полтавой, в Миргороде и Пирятине. На авиабазе под Полтавой базировалось более сотни бомбардировщиков (В-17 и B-24) и несколько тысяч американских военных.

Первая «челночная» бомбардировка была проведена 2 июня 1944 года, целью «Летающих крепостей» был ряд объектов на территории Венгрии, в том числе крупного железнодорожного узла Дебрецен.

После второго рейда немцы, собрав информацию об аэродромах и совершив разведывательные полёты, 21-22 июня 1944 года совершили массированный ночной налёт на аэродром под Полтавой, а в следующую ночь — на аэродром под Миргородом. Налёт осуществляли 115—120 бомбардировщиков Не-111 легиона «Кондор» люфтваффе. Советские средства ПВО выпустили по немецким самолётам почти 28 тыс. снарядов и патронов, не сбив ни одного.
США официально признали уничтожение в результате этих бомбардировок 43 своих бомбардировщиков и гибель всего лишь одного своего военнослужащего[4]. Советских потерь, в живой силе, было значительно больше. После этого челночные рейды бомбардировщиков были временно прекращены.

Третий и четвёртый рейды были осуществлены[когда?] исключительно силами истребительной авиации 15-й воздушной армии ВВС США. Однако уже начиная с пятого рейда, были возобновлены массированные налеты бомбардировочной авиации (В-17).

Всего до 9 сентября было осуществлено 7 массированных рейдов. После 7-го налета дальнейшее продолжение операции было признано нецелесообразным из-за значительного продвижения линии соприкосновения сторон на Восточном фронте. 19 сентября все способные подняться в воздух самолёты Союзников покинули аэродромы базирования, отправившись на Запад.

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9E%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F_%C2%AB%D0%A4%D1%80%D1%8D%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%BA%C2%BB

Как борлись с моральным духом немцев -- видим в Дрездене, Гамбурге, Кёльне...

Продолжаем видеть  и сегодня...

Скажете -- но в американских самолетах тоже сидели белые.

Да.  Но не сознающиесебя белыми.  не придающие этому значения.
Их потомки (как духовные так,часто, и прямые) сегодня пишут в сетях -- вымрут европейцы, человечество вздхнет свободно.