gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

Category:

Капитан Вернер Лотт и подвиг экипажа U35

К 18 сентября капитан субмарины U35  Вернер Лотт обогнул Шотландию с севера и вышел в Атлантику, к западу от Гебридских островов. Здесь он обнаружил британский рыболовный траулер «Сент Элвис». Сначала немцы решили его потопить. Когда лодка всплыла рядом с «рыбаком», его команда быстро спустила шлюпку и покинула судно. Однако Лотт передумал уничтожать траулер. Он понял, что шлюпка имеет низкий борт и англичане вряд ли доберутся на ней до суши. Командир субмарины позволил им вернуться обратно и, приказав выбросить в море радиооборудование, отпустил «Сент Элвис» восвояси.

Вечером того же дня U 35 обнаружила три траулера. Лотт действовал максимально гуманно. Он разрешил команде двух судов спустить шлюпки и перебраться на третье. Затем немцы артиллерийским огнём потопили обоих «рыбаков», убедившись, что их команды подобрал оставшийся траулер. Любопытно, что англичане совершенно не были в обиде на немцев. Они оценили гуманизм подводников аплодисментами и захотели поделиться с ними имевшимися на уцелевшем траулере продуктами. Лотт вежливо отказался и, попрощавшись с «врагами», взял курс на юг.
...

Утром 21 сентября лодка прибыла на позицию. Как отметил в журнале Лотт, он намеревался держаться ближе к английскому побережью, чем к французскому. Это решение оказалось верным, так как после полудня на горизонте появились дымы конвоя. Это был ОА-7, который 19 сентября вышел из Саутенд-он-Си, имея в составе три десятка судов в сопровождении трёх эсминцев.

Лотт решил атаковать противника и в подводном положении начал сближаться с конвоем. Выйдя на удобную позицию, лодка последовательно атаковала три цели. Первый «угорь», предназначавшийся эсминцу, в цель не попал. Второй залп был произведён по судну в 9000–10 000 брт, национальность и название которого остались для Лотта неизвестными. В перископ командир лодки наблюдал взрыв у его борта. Третью торпеду U 35 выпустила по огромному танкеру типа «Эббидэйл». На этот раз Лотт не увидел результат атаки, но услышал взрыв.

Командир «семёрки» считал, что его торпеды поразили две цели. В реальности же это было не так. Попадание получил лишь шедший в балласте британский танкер «Тиквуд», который после торпедирования остался на плаву. Любопытно, что в историю он вошёл как первое судно в составе конвоя, поражённое торпедами подлодки во время Битвы за Атлантику. Соответственно, произведённая U 35 атака является первым успешным нападением немецкой подлодки на конвой во Второй мировой войне.


За следующую неделю U 35 не смогла остановить ни одного судна. А 30 сентября немецким подводникам довелось пережить волнующий момент. Рано утром верхняя вахта заметила огромную тень, которая при сближении оказалась британским лайнером «Аквитания». Позиция для стрельбы была отличной: дистанция составляла всего 500 м. Выкрашенный в серый цвет лайнер шёл в затемнении без эскорта. Такая возможность выпадает лишь раз в карьере командира подлодки. Но Лотт не атаковал.

Командир U 35 знал, что в годы Первой мировой войны «Аквитания» использовался в качестве войскового транспорта. Но он не был уверен, что лайнер остаётся таковым и сейчас. Четыре обстоятельства связали Лотту руки:


  • Он имел недвусмысленный приказ: не атаковать одиночные пассажирские суда;

  • Немецкое радио и пресса декларировали, что Германия ведёт рыцарскую войну, что подтвердил и сам фюрер, выступая в рейхстаге;

  • Война только началась, её продолжительность и дальнейшее развитие событий были ещё неясны, и гибель такого большого парохода могла вызвать негативные политические последствия;


  • Неизвестно, чем могла закончиться атака лайнера в ночное время.

Свои доводы командир изложил в журнале лодки. Судя по этим записям, Лотт хотя и был огорчён, но всё же сумел проявить дальновидность и мудрость, отказавшись от нападения на «Аквитанию». И судьба вскоре вознаградила его за терпение.

Утром 1 октября U 35 остановила и досмотрела греческое судно «Георгиос М. Эмбриикос», следовавшее в швейцарском фрахте с грузом зерна из Аргентины в Бельгию. Не найдя в судовых документах и ответах его капитана ничего подозрительного, немцы отпустили «грека». Лотт с любопытством отметил, что экипаж судна был настроен прогермански. Проверка журнала радиограмм показала, что греческая пресса отзывается о Германии объективно, а радист вообще поздравил немецких подводников с успехами. Капитан «Георгиос М. Эмбриикос» вёл себя корректно и сообщил Лотту, что в 1918 году он служил на судне, которое было потоплено немецкой субмариной за нарушение условий нейтралитета. Больше ему не хотелось испытывать судьбу.


Утром 3 октября «семёрка» продолжила патрулировать вход в Ла-Манш. Погода испортилась, на море поднялось волнение. Лодку качало так, что подводники начали страдать от морской болезни. После полудня прямо по курсу показалось судно. Лотт опознал его как греческий пароход «Диамантис», погрузился и начал сближение. Субмарина всплыла рядом с судном и передала прожектором сигнал остановиться и не использовать радио. Пароход выполнил распоряжение.

Ветер и волны не позволяли досмотровой партии подняться на борт. Лотт решил отвести пароход к юго-западному побережью Ирландии и там, укрывшись от непогоды, произвести его досмотр. Лодка передала «греку» сигнал «Следовать за мной!». Судно начало движение, но не тем курсом. Лотт решил преподать ему урок и, несмотря на шторм, приказал подготовить к стрельбе палубное орудие.

Десять минут греки не отвечали на сигналы лодки следовать за ней. А затем произошло то, чего немцы никак не ожидали. Увидев, что субмарина готовится открыть стрельбу, команда «Диамантиса» бросилась к шлюпкам, чтобы, несмотря на шторм, начать их спуск. Лотт понял, что сейчас произойдёт катастрофа и волны разобьют шлюпки о борт судна. U 35 передала сигнал «Шлюпки не спускать!» и направилась к пароходу, чтобы удержать безумцев от самоубийства.

Немцы не успели. Греки спустили шлюпки с обоих бортов, и одна из них мгновенно перевернулась. Две другие сумели отойти от парохода, качаясь на волнах. Лотт понимал, что вскоре опрокинутся и они. Спасая греков, он отдал команду выловить несчастных из воды и принять на борт людей из шлюпок. К 13:45 вся команда «Диамантиса» уже находилась на U 35. Лотт отметил в журнале, что его подводники проявили себя наилучшим образом:

«Особо стоит отметить героизм спасательной партии: одного офицера, одного главного старшины, двух старшин и одного матроса, работавших с полным самопожертвованием на палубе лодки без страховки четверть часа.

Само собой, на моих людях были и спасательные пояса, и страховочные («артиллерийские») концы, но им часто приходилось отцепляться в процессе работы, постоянно рискуя быть смытыми за борт, крепко держаться на ногах, чтобы принять полностью растерянных греков на борт. Каждая минута ужаснее предыдущей, но они совершили невозможное, приняв весь греческий экипаж, даже и в полностью измождённом состоянии. Они (греки — прим. авт.) все плачут и крестятся.

Во время вытягивания последних троих греков на борт обнаружен самолёт. Что-то большое и медленное. Уклонился срочным погружением, хотя последние трое греков, которых мы запихивали вниз в спешке, наверно думали, что пришёл их последний час».

Памятник немецкой субмарине

Когда греки оказались внутри, Лотт упрекнул капитана судна в том, что его приказ о спуске шлюпок едва не погубил команду парохода. Но оказалось, что виновником паники был вовсе не капитан, а старпом. Сам же капитан пытался удержать своих людей от безумного поступка. Разобравшись, командир U 35 решил потопить «Диамантис» торпедой. Когда дело было сделано, немцы стали думать, как поступить со спасёнными, ведь теперь на субмарине было на 28 человек больше, чем положено.

Из радиоперехвата Лотт знал, что противник обнаружил перевёрнутые шлюпки с «Диамантиса». Чтобы не дать шанса вражеской пропаганде записать «погибших» греков на счёт немецких подводников, командир субмарины отправил в штаб подробную радиограмму с описанием случившегося.

Экипаж U 35 старался создать «гостям» хорошие условия пребывания на борту. Греков накормили и оказали им медицинскую помощь. Вскоре торговые моряки отошли от ужаса пережитого, ожили и поведали немцам, что раньше верили распространяемым англичанами страшилкам о немецких подводниках. Теперь же они перестали доверять пропаганде.

«Семёрка» не встретила ни одного судна, на которое могла бы передать экипаж «Диамантиса». Тогда Лотт решил взять курс на Ирландию и высадить греков на берег залива Дингл. В 15:00 4 октября субмарина вошла в залив и высадила греческий экипаж на сушу у деревушки Вентри. Ради такого события на берег высыпало всё местное население, принявшее греков у немцев. Вот как вспоминал этот момент капитан «Диамантиса» Панагос Патерас:

«Субмарина спустила надувную лодку, которая совершила семь ездок к берегу (…) После этого подлодка приняла её на борт и погрузилась, и это был последний раз, когда мы её видели. Подводники помахали нам на прощание».


Американская открытка, посвящённая случаю спасения экипажа парохода «Диамантис». На ней изображён момент высадки греков в Ирландии.



U 35 вернулась в Германию знаменитой. Случай с «Диамантисом» широко освещался в мировой прессе.

О спасении немцами греческих моряков мировая пресса вновь заговорила спустя 70 лет, когда 17 октября 2009 года в Ветри произошла закладка памятного камня в честь этого случая. Инициатором акции стало историческое общество Вентри. На церемонии присутствовали посол Германии Буссо фон Альвеслебен, мэр греческого острова Инуссес Ангелакос, потомки капитана «Диамантиса», офицеры ВМС Ирландии и даже свидетели той самой высадки. Описывая это событие, британская газета «Индепендент» назвала действия подводников U 35 одним из «самых замечательных примеров рыцарства Второй мировой войны».


Tags: вермахт, война, милосердие, немцы
Subscribe

Posts from This Journal “милосердие” Tag

  • забила в поисковик -

    "медики красной армии оказывают помощь противнику, немцам" Вышли материалы такого содержания: -- В Красной Армии с первого дня войны…

  • „Подневольные“ рабочие

    чувствовали себя как дома Современное фото коммуны Урбах Две русские женщины появились во время войны в Урбахе. Пункт назначения Урбах -…

  • „Деревянная птичка“

    или Сказка о Мушике и приемном сыне (Ева Кёберле) В удалённых, почти забытых деревнях на опушке великих лесов зимы долгие. И если в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments