gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

Categories:

Воздаяние

Очень долго в церковной экзегетике сам дискурс мести, отметался, чуть ли как не христианский. В конце концов, всё сводилось к интерпретации слов Христа «Мне отмщение Аз воздам». Но так ли всё на самом деле? Ветхий Завет знает месть, и ее правовое регулирование. Она вполне принимается и как нравственное действие. Изменилось ли что в Христианстве? Или просто мы имеем ранне-средневековое перетолкование, усиленное сентиментализмом нового времени?

Немного отвлекусь в философскую сторону данного вопроса. Н.Бердяев полагал, что «чувство мести — чувство раба. Чувство вины — чувство господина». Так ли сие на самом деле? Похоже, что нам пытаются внушить чувство вины за чужие преступления. Господин должен чувствовать вину, а раб — месть? Странная логика, но не безпочвенная. Действительно, очень многие благородные люди предпочитали умирать, чем жить в скверном кошмаре, устроенного им бывшими рабами. Иногда они чувствовали вину, - но перед кем, за что и почему? Сие не всегда соотносимо с мнением Бердяева.

Чувство вины не исключает чувство мести. И если господин испытывает только вину, но не месть, то, таким образом, попускает и реальное зло. И все-таки кое-что имеем в развитие мысли.

Йохан Хёйзинга указывает верно: «Месть — это удовлетворение чувства чести, как бы извращенно, преступно или болезненно это чувство подчас ни проявлялось». Да, вопрос чести принадлежит господину. Честь не обязательно связана с гордостью или социальным статусом. Она является маркером личности, так сказать экзистенциальным маркером, отмена коего называется дегуманизацией. Что, кстати, в тотальных масштабах проделали большевики, а до того французские революционеры.

В своих разсуждениях Эмиль Дюркгейм предостерегает нас: «Ошибочно думать, что месть представляет только бесполезную жестокость» и объясняет предельно точно: «Инстинкт мести в конечном счете есть не что иное, как инстинкт самосохранения». О сем почему то никто не задумывается, ибо современное сознание сильно поражено непротивленчеством, хотя сами злодеи нисколько к нему не склонны и готовы не только на все виды мести, но и превентивным действиям. Дабы искоренять месть потенциальную.

Вообще внушается христианам, что возмездие — чувство и действие не христианское и всех должно прощать. По моему мнению, одно другому не противоречит: надо простить, и не имея ничего внутреннего, ОТОМСТИТЬ. И сие будет весьма угодно Христу.
Само возмездие имеет два несоразмерных уровня: личный и трансцедентный. Действительно, мы можем признать личным врагов, чувствовать к ним вину и даже прекратить воздаяние, чтобы быть более возвышенными. Но сие никак не относится к врагам Божьим. Они находятся вне нашей компетенции: в данном случае мы просто обязаны свершать возмездие.

Относится ли сие только к кощунствам, богохульству и т. п.? Нет, многие преступления против человечности вполне аттрибутируются, как трансцедентные, ибо совершаются против человека-как образа Божья. Т.е. массовые убийства могут интерпретироваться, как жертвоприношения и т. д.
Дабы полностью осознать сам подлинный христианский дискурс, необходимо вспомнить слова св.Киприана Карфагенскаго, кои объясняют всё:
«Кто слишком желает отмщения за себя, пусть помыслит, что не отмщен еще Тот, Кто творит отмщение».
Итак, будем мстить за Всемилостивого Спаса.

Амв.С-с
Tags: Х
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments