gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

Categories:

несистемные диссиденты

Кроме всем известных либеральных диссидентов-западников, в основном евреев, существовало еще два направления диссидентства:
русское национальное и марксистское (те, кто считал, что в СССР марксизм искажен).
Андропов остро ненавидел первых из них, называл их русистами. Националистов преследовали особенно жестко.

(Фурсов)

Упомянутые Фурсовым в этой связи имена, наряду с Шафаревичем и Зиновьевым, --
Шевцов, Кочетов.

-----------------

Иван Шевцов


https://proza.ru/2007/01/09-18
В 1964 году, после знаменитого выступления Н.С. Хрущева в Манеже с разгромной критикой в адрес так называемых «художников-авангардистов», исторический момент благоприятствует для издания «Тли». Роман издают. Появление книги в продаже вызывает эффект разорвавшейся бомбы. Впервые в советской литературе появляется художественное произведение об идеологических подрывных действиях врагов Государства Российского.
«Пятая колонна» в СССР, по указке своих хозяев на Западе, открывает против Шевцова ожесточенную травлю в печати. Несколько разгромных статей выходят одновременно в центральных советских газетах. В библиотеки поступают негласные указания не выдавать читателям «Тлю». (С отголосками этих давнишних указаний я столкнулся лично в 2003 году. В каталоге Липецкой областной научной библиотеке «Тля» числится, однако на мой запрос из хранилища на листке читательского требования появилась характерная надпись «Нет доступа». Я решил сохранить его «для истории». «Тлю» и сейчас практически невозможно достать. У меня есть один экземпляр с дарственной подписью автора.)
В течение шести лет писателю-фронтовику, опытному журналисту не позволяют публиковать статьи под собственным именем. В адрес Шевцова со страниц газет, находящихся под идеологическими противниками, льются оскорбления. Травля продолжается, изощрённая, систематическая. Постоянные телефонные звонки с угрозами расправы. Анонимки: «Подохнешь под забором, как собака».
Сейчас, перечитывая книги Ивана Михайловича, я не перестаю удивляться и восхищаться, его силой воли, упорством, стойкостью, поразительным трудолюбием и непоколебимой верой в русский народ. Истинная цель русского писателя заключается в служении своей Родине. И Шевцов её выполнил сполна.
Иван Михайлович пишет великолепный роман о войне «Среди долины ровныя…», который является продолжением книги «Семя грядущего». В эти же годы он создаёт романы «Во имя отца и сына» и «Любовь и ненависть», где с большей откровенностью, остротой и глубиной продолжил тему «Тли».
..................

Из интервью


В советских литературных энциклопедиях о нем писали не на букву «Ш» (Шевцов), а на букву «П» (пасквиль), потому что членом Союза писателей он стал только на шестидесятом году жизни, после девяти напечатанных романов. Самый известный - «Тля» был опубликован лишь однажды, в издательстве «Советская Россия» (в 2003 году вышло второе издание) и почитался за эталонный пасквиль.

Книга о борьбе русских художников-реалистов с евреями-формалистами была написана в 1949 году, в разгар борьбы с космополитизмом, но, очевидно, будучи даже для тех времен слишком жесткой, вышла только пятнадцать лет спустя.
.........

Антисемитом себя Иван Шевцов не считает (и, наверное, прав: у настоящего антисемита, как известно, обязательно есть друзья-евреи, которыми он гордится, а у Шевцова друзей-евреев нет и никогда не было; он даже с Вучетичем поссорился, когда узнал, что у него мать еврейка) и, по советской традиции, называет себя борцом с сионизмом. Я спросил, почему так парадоксально вышло - официальная советская идеология относилась к сионизму как, может быть, к главной враждебной идеологии, при этом самый последовательный антисионист СССР был чуть ли не диссидентом, отличаясь от обычных диссидентов только тем, что на его стороне не было мирового общественного мнения, дипломатов, журналистов, радиоголосов. Может быть, Шевцов не понял моего вопроса, но ответил он так:

- Я не был врагом советской власти. Я и в ЦК ходил - как коммунист. Например, когда Миша Алексеев бл..данул и напечатал в «Москве» (Михаил Алексеев был главным редактором журнала «Москва» в 1971-1988 годах, - О.К.) стихотворение Липкина «Союз И», в котором писал, что евреи для человечества - то же самое, что союз «и» для языка, я пришел в идеологический отдел и пожаловался на Мишу. Разве диссидент пойдет жаловаться в ЦК?

История прозвучала странно: мнеказалось, что Алексеев был хоть и меньшим, чем Шевцов, но все-таки охранителем, то есть, помимо прочего, «немного антисемитом». Что «Союз И» опубликовал именно он, для меня стало новостью.

- А чему вы удивляетесь? - смеется Шевцов. - Кочетов об Алексееве правильно сказал: «Он хороший парень, но если бы он оказался на оккупированной территории, немцы сделали бы его бургомистром».

Интервью с Шевцовым    http://rulife.ru/mode/article/427

------------------
Вс. Кочетов

\википедия\

На XXII съезде КПСС Кочетов обвинил руководство Союза писателей СССР в «утрате боеспособности», «забвении главных вопросов нашей идейно-творческой жизни» и потребовал его «переформирования»
В 1962 году «Октябрь» Кочетова занялся кинематографом. В каждом номере публиковалась критика какого-то «оттепельного» фильма — «Мир входящему», «Неотправленное письмо», «Летят журавли», «А если это любовь?», «Девять дней одного года», а также критика итальянского неореализма.

\Неореализм то за что? И еще Обыкновенному фашизму дсталось -- хм, интересно, за что? недостаточный антифашизм? - Н.Т.\

Текст выступления Ромма \антикочетовский\ стал ходить по рукам в самиздате: «Когда Михаил Ромм высказал вдруг на одной из закрытых дискуссий всё, что он думает о мракобесе Кочетове, только что назначенном ЦК партии редактором журнала „Октябрь“, более того — разъяснил без эвфемизмов „фашистский“ смысл литературных погромов, — речь Ромма разошлась по России, наверное, большим тиражом, чем газета „Правда“».

Узнав об этом выступлении Ромма, Грибачёв, Софронов и Кочетов 8—10 декабря 1962 года обратились с письмом в ЦК КПСС с просьбой разобраться с обвинениями в их адрес. Ромма просили принести извинения, но ошибок он не признал: «Признал резкость формы, а по содержанию привёл множество доказательств того, что я был прав в отношении Кочетова" \и других\.
.........

Кочетов на \партийной\ встрече указал на недостатки советской литературы: «Нашу литературу на Западе никто не знает. Знают имена Евтушенко и Вознесенского, стихов их не знают, знают только, что вокруг них происходит. У них надежда, не сокрушат ли они советскую власть… Вот посмотрите, в „Новом мире“ напечатана „замечательная штука“ под названием „Вологодская свадьба“. Когда её читаешь, просто жуть берёт, там одни пьянки, дураки, идиотизм…» Хрущев и эти его слова пропустил мимо ушей, Кочетов окончательно расстроился, скомкал конец выступления и покинул трибуну.

Кочетов по командировке «Правды» ездил в Ленинград, чтобы собрать материал для очерка о передовых рабочих. Как вспоминает Идашкин, вернулся он мрачный: «Журбиных больше нет. И, может быть, больше не будет…». По мнению Идашкина это не означало потерю Кочетовым веры в нравственную и политическую силу рабочего класса, но потерю веры в политический режим Брежнева—Суслова, который лишил рабочий класс его политической роли.

В последнем опубликованном при жизни романе «Чего же ты хочешь?» (осень 1969) Кочетов выступил против «разложения советского общества западной псевдокультурой и пропагандой». Сам автор в романе выступает под именем писателя Булатова. Витторио Страда под именем Бенито Спады — протагонист романа — «отрицательный герой», ревизионист, антисоветчик, лжекоммунист и, естественно, в канонах соцреализма, изменник в услужении у американского империализма. Советская жена Страды Клара тоже представлена в романе под именем Леры, «положительная героиня», осознавшая в конце, какую грубую ошибку или грех совершила, выйдя замуж за подлого ревизиониста и покинув советскую родину.

11 ноября 1969 г. московские корреспонденты итальянской газеты «Стампа» отправили в Турин заметку[61] о новом романе Кочетова: он вызвал огромный интерес у итальянских коммунистов в первую очередь из-за гневного осуждения советским писателем итальянского пути к социализму, а в образе Бенито Спады они увидели известного итальянского интеллектуала Витторио Страду.

Разгорелся скандал.
.........

По мнению Твардовского роман Кочетова — «Отчетливый призыв к смелым и решительным действиям по выявлению и искоренению „отдельных“, то есть людей из интеллигенции, которые смеют чего-то там размышлять, мечтать о демократии и пр. <…> Это уже никакая не литература, даже не плохая, — это общедоступная примитивно-беллетристическая форма пропаганды подлейших настроений и „идей“ с ведома и одобрения»[78].
По воспоминаниям драматурга Гладкова в БДТ среди артистов шли страшные и бурные споры вокруг романа Кочетова, доходящие до взаимных оскорблений: Басилашвили, Заблудовский, Волков — против романа, Рыжухин, Соловьев и кто-то ещё — за[79].
По словам Роя Медведева «роман-донос, роман-пасквиль Кочетова вызвал возмущение среди большинства московской интеллигенции и среди многих коммунистов Запада».

«Молнии бьют по вершинам» — незавершённый роман Кочетова, в котором он на примере некоторых нравов зиновьевского партийного руководства Ленинграда пытался осудить культ Брежнева, нанести удар по режиму личной власти. По мнению Идашкина, читавшего бескупюрную рукопись, там звучат темы идейно-нравственной чистоты, опасности перерождения кадров, культа личности руководителей[19]. Как вспоминает Идашкин, «воцарявшиеся в стране брежневские порядки Кочетов категорически не принимал».

4 ноября 1973 года Кочетов покончил жизнь самоубийством на даче в Переделкино, застрелившись из именного пистолета Walther .

....................
пишет

https://www.kramola.info/vesti/vlast/pisatel-vsevolod-kochetov-stalin-prepyatstvoval-razlozheniyu-obshchestva

Роман «Чего же ты хочешь?»

Кто же они — главные герои романа?


  • Едет по Советской России хитрый автофургон с четырьмя иностранными людьми. Все они негодяи, все они не те, за кого себя выдают. Во-первых, это итальянец Умберто Карадонна, бывший русский аристократ и бывший эсэсовец, а ныне владелец пансиона в Италии. Во-вторых, Уве Клауберг, ещё один бывший эсэсовец, а ныне уважаемый профессор загадочных наук. В-третьих, голубоглазая американка Порция Браун, потомственная проститутка русского происхождения, агент ЦРУ и специалист по русской литературе. В-четвёртых, Юджин Росс, ещё один американец русского происхождения, то ли Зелёный Берет, то ли фотограф.

    По официальной версии весёлый квартет должен собирать материалы для альбома по русскому искусству. Но в реальности — это ударный отряд Холодной войны. Они приехали растлевать, развращать, спаивать советскую молодежь. Враг, разбитый на полях сражений, приготовился нанести коварный удар с тыла.


В романе автор, изобразив самого себя под именем писателя Булатова, резко выступил против «разложения советского общества западной псевдокультурой и пропагандой». Особенно яростно ополчилась на новую книгу так называемая «новая московская интеллигенция».
...........


Фактически, Кочетов затронул проблему конца советской власти после смерти Сталина, возможно сам того не понимая или, по крайней мере, не говоря об этом прямо. Фактически в СССР троцкисты пришли к управлению страной и это стало началом деградации СССР, которая закончилось развалом страны, осуществленным троцкистами в союзе с либералами и другими политическими кланами…

Такой вывод делает Крамола.

Tags: книги, плутократия и большевизм, почему? потому!, совецко-американское, совок, сталинобесие, фашисты повсюду!
Subscribe

  • опять про инквизицию

    и черный пиар Со страницы дьяка Кураева Зададимся вопросм: альтернативой чему была инквизиция? Ответ, по-моему, очевиден: инквизиция как гласный…

  • гереро

    Историк Ян фон Флокен в беседе с журналистом и режисером, д.и.н. Михаилом Фогтом 12 марта 2016 г. «Der Hereroaufstand 1904 - Völkermord oder…

  • нота

    Германский посол вручил ноту об объявлении войны до перехода немецких войск через границу СССР и даже за несколько минут до первых воздушных налётов.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment