gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

Categories:

«немецкое экономическое чудо»

Александр Фитц
Бюргер и «немецкое чудо»
Фрагменты

Бюргер в Германии, в отличие,
например, от российского обывателя, появился и оформился как общность
веков семь-восемь тому назад, когда немецкие города фактически стали
независимыми от местных князей и графов и подчинялись напрямую
кайзеру. И потом, немецкая культура, в отличие от российской дворянской
культуры, была буржуазно-бюргерской, что также сыграло большую роль
Взглянем на происхождение немецких писателей, композиторов,
философов, начиная с семнадцатого века. За редким исключением почти
все они – выходцы из бюргерства. Все они имели бюргерские профессии,
бюргерское дело, а заодно, так сказать, для души, занимались литературой
или философией. Отсюда особый менталитет, особая шкала ценностей.
Говорят, немцы скупы, прижимисты, жадны. Однако Германия, пожалуй,
больше любой другой страны в мире вносит безвозмездных
пожертвований в различные международные благотворительные фонды,
принимала и принимает больше всех политических и экономических
беженцев, которых одевает, кормит, обучает, обеспечивает медициной,
жильём…
А караваны с одеждой, продуктами, медикаментами,
купленными на добровольные пожертвования граждан ФРГ, которые
чуть ли не еженедельно отправляются во все концы планеты! Уж я бы
скорее сказал, что немцы не прижимисты, а – рациональны, не жадны, а –
разумны. Наконец, Германия относится к тем немногим странам, где
человек, даже если захочет, – не сможет умереть с голода. Обязательно
найдутся добрые самаритяне, которые накормят его, обогреют, дадут кров.
И трудно представить, что ещё совсем недавно жители этой страны сами
пухли и умирали от голода.
................

Более 5 миллионов человек гражданского населения в 1945-47 годах
умерли от голода или замёрзли уже после окончания боевых действий.
В первые два года после войны дневной рацион в поверженной Германии
составлял 450 калорий – половину от рациона немецкого концлагеря
Берген-Бельзен[8].
............
Американский историк профессор Остин Апп, рискуя своей
карьерой и средствами к существованию, в вышедшей в 1946 г. в США
книге «Изнасилование женщин завоёванной Европы» писал: «Одним
из величайших преступлений этого столетия и, возможно, одним
из величайших преступлений против женщин во всей истории, были
массовые изнасилования женщин завоёванной Европы американцами
и англичанами после победы 1945 года»[11].
В массовом порядке немецкие женщины стали обращаться к медикам
с просьбами сделать аборты, чтобы избавиться от детей, зачатых
от насильников, но Католическая церковь Германии осудила их, назвав эти
аборты «убийством безвинных младенцев». Сбить накал вакханалии
зверств и насилия, захлестнувшей поверженную Германию, попытались
некоторые советские военачальники, в частности маршал Константин
Рокоссовский, но сделать это было непросто[12].
..........
Обратите внимание, какую политику проводили союзники в Западной
Германии. Они милостиво разрешили немцам сохранить свой
экономический суверенитет — за редким исключением крупные концерны,
небольшие фабрики, розничная торговля и банки остались под контролем
старинных купеческих и аристократических фамилий. Зато средства
массовой информации, книгоиздание и университеты, если верить
бывшему генералу бундесвера и автору нашумевшей книги «Немецкая
карта» Герду-Гельмуту Комоссе[15], перешли в руки победителей.
Используя искреннее раскаяние большинства немцев в причастности к
преступлениям Третьего рейха, англосаксы смогли привить им комплекс
вины. Многих из них убедили в том, что вся немецкая история,
пропитанная прусским казарменным духом, была тысячелетней прелюдией
к нацистскому безумию, а значит, нуждается в «преодолении».
Затем наступили времена «секса, наркотиков, рок-н-ролла», когда
западный мир захлестнула волна культурной революции, которая нанесла
сокрушительный удар по традиционной христианской Европе. Но когда
речь заходит о «бунтарском духе шестидесятых», в голове обычно
возникает образ французских студентов, возводящих баррикады рядом с
Сорбонной. Но мало кто помнит, что «движение 1968 года» перекинулось
на Францию из Западной Германии, где молодежь бунтовала против
поколения «дедушекнацистов» с их «ханжеской моралью», «тупым
патриотизмом» и «авторитарным стилем поведения». Именно поколение
нарциссических шестидесятников стало тем бульдозером, который
перепахал немецкое культурное поле, вырвав с корнями вековые
самобытные «деревья» и расчистив почву для «сорняков»...

План Маршала

На голодную, обнищавшую Германию деньги из Америки
подействовали как укол допинга. Десятью годами позже один
из американских учёных признал: «Результаты были огромными, их
не достигла ни одна европейская страна, хотя Германия получила
сравнительно малую часть средств по „Плану Маршалла“. Всего
17 европейских стран получили от США 20 миллиардов долларов.
К 1954 году из расчёта на человека помощь составляла в Германии
39 долларов против 72 долларов во Франции, 77 – в Англии, 93 – в Италии
и 104 – в Австрии. Но в Германию помощь пришла в точный момент, когда
потребность в психологическом и физическом восстановлении достигла
точки кипения»[20].

После крушения социалистического лагеря той же Польше, Грузии,
Украине, ряду бывших югославских республик помощи, даже с учётом
нынешнего курса доллара, выделено было значительно больше. Однако
чуда там почему-то не случилось. А ФРГ к 1956 году стала одной из самых
промышленно развитых и преуспевающих стран в Европе и остаётся
таковой сегодня.
...................

В конце сороковых годов американские специалисты в тесном
сотрудничестве с группой экспертов-немцев, среди которых выделялся
директор экономического ведомства «Тризонии» (западных зон
оккупации) Людвиг Эрхард, ставший в 1963 году федеральным канцлером,
разработали основы «социальной рыночной экономики». Её смысл –
увязать принципы свободы на рынке с принципом социальной
сбалансированности. Нелишне в этой связи вспомнить, с каким капиталом
начинали немецкие предприниматели и бюргеры.
Летом 1948 года в западных зонах оккупации начался обмен старых
«рейхсмарок» на новые «дойчмарки». Каждый немец получал 40 новых
плюс ещё 60 «рейхсмарок». Остальные сбережения обменивались
из расчёта 100:5, по квартплате и пенсиям перерасчёт шёл 1:1.
Работодатели могли рассчитывать на кредит в сумме 60 новых марок
на одного занятого.
Вот как писали тогда о результатах денежной реформы и первом «чуде»
Людвига Эрхарда французские экономисты Жак Рюфф и Андре Пьетр:
«Чёрный рынок внезапно исчез. Витрины до отказа наполнились товарами,
фабричные трубы задымили, а на улицах засновали грузовики. Повсюду
мёртвая тишина развалин уступила место шуму стройплощадок. И как
ни удивителен был размах этого подъёма, ещё более удивляла его
внезапность. Он начался во всех областях экономической жизни в день
валютной реформы как по удару колокола… Ещё за вечер до этого немцы
бесцельно слонялись по городам, чтобы добыть скудную пищу.
На следующий день они мечтали лишь о том, чтобы производить. Вечером
их лица выражали безысходность, а наутро уже вся нация с надеждой
смотрела в будущее»[22].
Умышленно цитирую французов столь пространно, ибо их, особенно
во время, когда писались эти строки, трудно заподозрить в прогерманских
настроениях. Попутно уточню – тогда не «вся нация с надеждой смотрела
в будущее», а приблизительно две трети её. Часть немцев осталась
в восточной зоне оккупации, ставшей позже ГДР, а часть – в ссылке
и трудовых лагерях, находящихся на территории государств-союзников
по антигитлеровской коалиции, а также их сателлитов.
И всё же, каким образом стало возможным «моментальное» преображение
«испепелённой» Германии?
На мой взгляд, осуществили это чудо не банки и финансисты, хотя без их
помощи, естественно, не обошлось, не некие «бескорыстные» советчики
и помощники извне. Его осуществил так называемый маленький человек –
бюргер, обыватель.
Это его воспитанное веками желание не просто выжить, а непременно
жить хорошо, комфортно, уютно, сыто создало ту Федеративную
Германию, которую мы знали вчера и видим сегодня. И, конечно же,
в этом ему способствовали разумные законы и надёжная Конституция. Ибо
обыватель просто неспособен жить и работать без сильного
законодательства, которое бы его защищало, вселяло в него уверенность,
спокойствие. Как однажды заметил русский писатель Арсений Гулыга,
имея в виду германского обывателя: «На коленях работать несподручно.
А немцы – труженики».

Мигранты?

первые из них пересекли границу ФРГ в момент, когда
«экономическое чудо» Людвига Эрхарда (заметьте – «немецкое
экономическое чудо», а не «турецкое», «югославское», «итальянское» или
«английское»), уже свершилось, и бюргеры, то есть обыватели Западной
Германии, смогли выпрямить спины, чтобы оглянуться на ими (и никем
более!) свершённое.
Миф о том, что выходцы из Малой Азии, Африканского континента или
южных государств Европы восстановили немецкие города, фабрики,
инфраструктуру, невольно порождает вопрос: а что в таком случае мешало
и мешает им отстроить свои города, посёлки и кишлаки, на которые,
кстати, не упало ни одной бомбы, и где не разорвалось ни одного снаряда?
Почему у себя на родине они никак не создадут производства, хотя бы
отдалённо напоминающие заводы BMW, MAN, Bosch, Volkswagen ...

В интервью журналу „Zuerst!“ член Европейской Академии наук, член
Германского демографического общества, профессор д-р Теодор Шмидт-
Калер на вопрос корреспондента: «Иностранцы после войны приняли
участие в восстановлении Германии?» со смехом ответил: «Это
утверждение я тоже частенько читал. Абсолютная чушь. К моменту, когда
было заключено первое соглашение о приглашении гастарбайтеров в 1955
году с Италией, восстановление экономики в основном было уже
завершено, и наступило время „экономического чуда“».
Далее корреспондент
прибыли в ФРГ потому, что в них остро нуждались германские
предприятия?», на что многолетний консультант правительств Гельмута
Шмидта и Гельмута Коля по демографическим вопросам д-ра Шмидт-
Калер ответил: «Соглашение о вербовке гастарбайтеров было подписано с
Турцией в 1961 году. Инициатива по заключению этого соглашения
исходила от Турции. А США оказывали давление на Бонн с тем, чтобы
немцы это соглашение подписали, ибо, таким образом хотели добиться
стабилизации политического положения для геополитически важного
партнёра НАТО – Турции. При заключении этого соглашения
внешнеполитические и экономические цели Турции стояли на первом
месте.
..........
Все  нормальные страны экстрадируют иностранцев, если они только получают
социальные пособия и ничего не вносят. Если бы и мы стали
последовательно применять этот принцип, то проблему можно было бы
решить. 14 декабря 1997 года ООН приняла Декларацию об остановке
иммиграции, и она действительна до сих пор. Её никто не отменял. Так
вот, в этой Декларации сказано буквально следующее: „Исключения из
принципов предоставления убежища могут быть сделаны только из более
высоких соображений национальной безопасности или для защиты своего
народа от массовой иммиграции».


Александр Фитц
Мюнхен
2011 – 2020 гг.
Tags: Германия, экономика
Subscribe

  • в Спарте

    практиковали полиандрию -- это признак архаического общества. Из ю-туб лекции. (Эта информация мне больше нигде не попадалась.) В то же время…

  • "Бегущий по лезвию"

    «Ледяное, арийское, безупречное» Фрагмент рецензии "Бегущий по лезвию" (1982) Вотанюгенда. «Будучи…

  • ИИСУС и кровавый пейсах

    АРИОХРИСТИАНСТВО ✙ Rusland ИИСУС -------------------------------------------------------------------------------------------------- И…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments