gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

Categories:

о пленных еще раз

 Ост-Вест Панорама, комментарий к биографии российского немца.

(Хотя   российские немцы были удалены с фронта и отправлены в Гулаг, все же редкие единицы остались в рядах КА.)

«В октябре 1941 (Х.И. Эльберг) был ранен осколочным ранением в ногу,
попал в плен к фашистам в концлагерь смерти для в /пленных Dulag 130
Roslawl в г.Рославль. Там же, в концлагере смерти зверски замучен
16.10.1941 года.».

Это лексика советской пропаганды в чистом виде. Потому что 1) в Третьем
Рейхе был не «фашизм», а национал-социализм; 2) правительство
Германии не отдавало приказа командованию вермахта создавать
«концлагеря смерти для военнопленных», командование вермахта не
создавало такие лагеря по собственной инициативе, а создавало просто
лагеря для военнопленных с одной и понятной для военного времени
целью: изолировать взятых в плен советских солдат с тем, чтобы они не
получили больше возможности воевать против вермахта. 3) немецкие
военные не занимались в этих лагерях также и специальным «зверским
замучиванием» военнопленных. Это клевета на них, которая с новой силой
стала распространяться в России  в последние
годы.

Никто не мог ожидать, что только за первые месяцы войны с 22 июня до 1
января 1942 г. в немецкий плен попадет более 3,35 млн человек. По разным
данным от 200 до 300 тысяч красноармейцев после проверки были
немцами отпущены домой под расписку, в которой они обещали больше не
сражаться против Германии. Для остальных, поспешно создавались лагеря,
для которых надо было, насколько это было возможно, организовать
снабжение питанием и медицинским обслуживанием. Ясно, что для
командования
вермахтом
снабжение своих, сражающихся на Восточном фронте, с олдат, которых
тоже на постоянной основе было на протяжении войны от 3 до 3,5
миллионов человек. Воюющих солдат надо было снабжать боеприпасами,
обмундированием, продуктами питания, больных и раненых
медицинской помощью. Тем более понятны трудности, возникшие в
обеспечении этих лагерей, если вспомнить, что перед наступающей армией
вермахта Красная армия, выполняя приказ Сталина о «выжженной земле»,
вывозила либо уничтожала все запасы продуктов питания и все другое, что
могло бы быть использованным вермахтом в своих интересах. В том числе
и для снабжения лагерей для военнопленных.
Именно по этим причинам положение в этих лагерях для военнопленных
очень скоро стало катастрофическим, в них была высокая смертность, в
особенности среди раненых и заболевших красноармейцев. Правда в том,
что военнопленные красноармейцы в этих лагерях в большом количестве
умирали от голода, недостаточного медицинского обслуживания для
раненых и больных, испытывали другие мучения. Неправда в том, что их
кто-то там специально мучал и «замучивал до смерти».
Все это выдумки советской пропаганды, которые 1) не к лицу повторять
потомкам российских немцев и 2) не стоит повторять и морализировать по
этому поводу и наследникам Советского Союза.
Почему-то вспомнилась история моего дяди (мужа моей тети, башкира по
национальности), который попал в плен к немцам, попал в такой немецкий
лагерь для военнопленных и три раза из плена бежал. Два раза его ловили
и снова препровождали в лагерь, на третий раз ему удалось сбежать.
Можно ли было сбежать из советской трудамии, в которой находились
российские немцы?

***************************************


Константин Богуславский:

Несколько лет назад Архив внешней политики РФ оцифровал и выложил в
открытый доступ большое количество документов, касающихся работы
народного комиссариата иностранных дел в годы войны. Для меня
большой интерес представляли документы о взаимодействии советского
руководства с Международным Комитетом Красного Креста. МККК –
благотворительная международная организация со штаб-квартирой в
Женеве, помогавшая во время войны военнопленным, раненым, беженцам.
Уже 23 июня 1941 года Красный Крест прислал телеграмму Молотову, в
которой говорилось, что они готовы предоставить всю свою помощь
Советскому Союзу во время войны. В ответной телеграмме Молотов
подтвердил заинтересованность.
Красный Крест организовал в
нейтральной Турции информационный пункт, куда должна была стекаться
для обмена информация о пленниках всех сторон конфликта, и предложил
государствам, ведущим войну, обменяться нотами о готовности соблюдать
международные конвенции: Гаагскую и Женевскую. В июле-августе 1941
года такой обмен нотами произошел между СССР и Германией – обе
стороны сообщили, что будут соблюдать конвенции (СССР согласился
соблюдать только Гаагскую), но только при соблюдении их
противоположной стороной. Намерения остались только на бумаге: по
отношению друг к другу ни Германией, ни СССР конвенции не
соблюдались. Согласно конвенциям, военнопленных нельзя было
использовать на тяжелых работах, они должны были сносно питаться,
имели право получать и отправлять письма, посылки, а захватившее их
государство было обязано пересылать списки пленных в Красный Крест.
По документам из упомянутого архива видно, что отношение советского
руководства к сотрудничеству с Красным Крестом с июня 1941 года по
конец
1941 года сильно поменялось в худшую сторону. Этому
способствовал целый ряд событий: бойцы Красной Армии массово
попадали в плен, а информация, получаемая из лагерей, указывала на
жестокость к пленным со стороны немцев. Однако стороны при помощи
Красного Креста пытались найти какие-то точки сближения. В декабре
1941 года заместитель наркома Вышинский описал Молотову
сложившуюся ситуацию: СССР получил от Германии, Венгрии,
Румынии, Италии и Словакии сообщения, что те готовы пересылать
списки советских военнопленных на условиях взаимности. Германия
уже прислала список на 300 человек, а Румыния почти на 3000
человек. Вышинский писал, что ответный список немецких пленных
подготовлен, и он считает целесообразным его отправить, иначе СССР
может предстать в невыгодном свете. Однако Молотов поставил на
записке визу: "...Не нужно посылать списков (немцы нарушают
правовые и др. нормы)..." После этого события почти все входящие
письма и телеграммы МККК в народный комиссариат иностранных
дел визировались Молотовым: "Не отвечать".
– Эта безжалостность поражает. Создается впечатление, что
советское правительство относилось к своим военнослужащим,
попавшим в плен, как к врагам. Почему?
– К концу 1941 года в плену оказалось более трех миллионов человек, и
одной из задач советского руководства было остановить эту лавину.
Советский солдат должен был понимать, что во вражеском плену он
не будет получать посылки с едой от Красного Креста и отправлять
домой открытки и что его ждет неминуемая смерть. В постановлении
ГКО об аресте и предании суду генерала Павлова, за подписью Сталина,
говорилось: "Паникер, трус, дезертир – хуже врага".

Есть два документа, посвященных продовольствию. Зампред
правительства Андрей Вышинский предлагает игнорировать
предложение о распределении сахара среди российских военнопленных.
Никакие материальные затраты от СССР в данном случае не
требовались. Сахар предлагалось закупать на деньги швейцарских банков,
а морские суда предоставляли англичане.
Во время работы с архивом
Красного Креста в Женеве мне в руки попал документ: письмо одного
английского дипломата в Госдепартамент США по вопросам помощи
советским военнопленным. Он писал, что встретился с Молотовым на
приеме и спросил, в чем причина советской позиции. Молотов
ответил, что считает политически нецелесообразным дать шанс
Германии предстать перед общественностью способной на гуманные
действия. Также нужно понимать, что практически все действия по
соблюдению сторонами конвенций носили в этой войне двухсторонний
характер.
Если бы Красный Крест договорился с немцами о поставках сахара
советским военнопленным, то аналогичные действия нужно было бы
производить и по отношению к немецким пленным в СССР.
Распределением продовольствия и медикаментов в лагерях
занимались делегаты Красного Креста, а это означало бы допуск их и
в лагеря на территорию СССР, чего советское руководство
категорически не хотело. Несмотря на многочисленные запросы,
эмиссары МККК визу в СССР так и не получили. Отказ от
сотрудничества с женевским Красным Крестом имеет сразу несколько
причин: это и политическая составляющая, указанная Молотовым, и
воздействие на собственных солдат ужасом плена, и брезгливость к
немцам, и недоверие к Красному Кресту, и нежелание допускать
западных представителей для инспекций и осмотра собственных
лагерей. Конечно, на руководстве Третьего Рейха лежит вся вина и
ответственность за массовую смертность советских военнопленных.
Но на сталинском руководстве, с моей точки зрения, лежит вина за
неоказание поддержки, моральной и материальной помощи своим
плененным бойцам, которых просто бросили.

Проблема положения советских военнопленных волновала не только
Красный Крест. Добиться пересмотра позиции пытались и США, и
Англия, и Турция, и Швеция. Даже Ватикан вызвался быть посредником в
вопросе обмена сведениями между Германией и СССР. Об этом Молотову
сообщил посол Стэндли. Однако Молотов в ответном послании указал, что
этот вопрос в данный момент не интересует советское руководство.
– Все это делалось по прямому указанию Сталина или вопрос решался на
уровне Молотова, Вышинского и других чиновников?
– Ни на одном из документов я не видел виз Сталина, однако в рассылке
копий он почти всегда указывался. Полагаю, что с ним, конечно, все
согласовывалось. Однако основную работу и переписку вел НКИД.
– Изменилось ли отношение к военнопленным в конце войны?
– Существенно не изменилось.
...............
Предложения, которые делали Молотову румыны.

Как ни странно, Румыния оказалась самой упорной в попытках каким-то образом помочь
своим военнопленным в СССР или узнать их судьбу. В апреле 1942 года
они прислали письмо, в котором сообщили, что отобрали 632 человека из
числа советских военнопленных, неспособных к дальнейшей активной
военной службе, и предложили их поменять на румынских
военнопленных. На письме стоит виза Молотова: "Не отвечать". Но самое
потрясающее письмо пришло позднее: румыны предложили отдать 1018
советских военнопленных в обмен на информацию о румынских
военнопленных в СССР. То есть поменять живых людей на бумажные
списки. Советское руководство это предложение также проигнорировало.
– Это беспрецедентное поведение или были страны, столь же
безжалостно относившиеся к своим пленным? И как вела себя в этом
отношении Германия?
– Советский Союз оказался единственной страной, отказавшейся от
сотрудничества с МККК и даже не пустившей делегатов на свою
территорию. Германия не сотрудничала с Красным Крестом в плане
помощи советским военнопленным, но сотрудничала по отношению к
своим противникам на Западе: американцам, англичанам, французам. Те в
свою очередь сотрудничали по отношению к немцам. И те и другие
содержались в более или менее человеческих условиях, писали письма и
получали посылки. СССР любые предложения о сотрудничестве отклонял.
Дмитрий Волчек
Все упоминаемые в тексте документы выложены по этому адресу:
Рекомендую также читать по этой теме:
1 Плен как приговор. Как готовился знаменитый приказ №270 —
документ, поставивший военнопленных в один ряд с предателями
2 В.Н. Земсков.
"Статистический лабиринт". Общая численность
советских военнопленных и масштабы их смертности. (Опубликовано в
журнале "Российская история", 2011, №3, с. 22-32)
(Бюллетень ОВП, в1. Ноябрь)

Продолжение следует
Tags: плен
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments