gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

Category:

мозаика субкультур -- вместо Русской Культуры

https://vitalidrobishev.livejournal.com/7656883.html?view=comments#comments


Следует признать, что русской национальной культуры, в том смысле, в котором понимается объединяющая всю нацию культура, в современной России практически не существует.
Современная российская культура - это мозаичное сочетание различных субкультур, зачастую взаимовраждебных и несовместимых, единственным объединяющим звеном которых является русский язык.


Но даже при этом каждая субкультура, формально являясь русскоязычной, изобретает собственный уродливый жаргон, отличающий ее от всех прочих. Такая мозаичность старательно поддерживается извне, так как она предрасполагает к разобщенности, выгодной существующему режиму.

Основополагающее отличие истинной национальной культуры от субкультуры заключается в следующем - культура, если говорить о понятии гораздо более широком, чем просто совокупность произведений искусства, является образом жизни народа.
Это определенная система духовных и материальных ценностей (эстетических и моральных предпочтений, правил поведения, понятий о справедливости, о чести, о долге и так далее), которые помогают нации и каждому ее представителю жить и выживать.

Субкультура не имеет национальной окраски, она антинациональна по определению. «Русский рэп» , «русский блюз», «русский джаз» не имеют никакой связи ни с русской культурой, ни с русским национальным идеалом, ибо их конечная цель – ничто: умирание вследствие наркомании, бытового пьянства или самоистребление в никчемных разборках.





В наше время искусственно поддерживаемого мультикультуризма, толерантности и “приоритета общечеловеческих ценностей” и навязываемого человечеству всеобщего смешения различных культур невозможно утверждать расовую обусловленность культуры, а тем более анализировать психологическое и невропатологическое влияние культуры одного расового типа на другой без того, чтобы не прослыть “расистом”.

Однако, вопрос о расовом значении культуры слишком важен и поэтому едва ли стоит обращать внимание на оценки оболваненных обывателей, не желающих признавать очевидных фактов.

Несомненно, что ценности, нормы и принципы мировосприятия, созданные одной расой, при перенесении в лоно жизнедеятельности другой, нередко приводят к искажению генетической программы ее существования, подрывая таким образом основы ее жизнеустойчивости.

Основоположник русской академической школы психиатрии Сергей Сергеевич Корсаков (1854-1900) в своей фундаментальной монографии “Курс психиатрии” (М., 1901) подчеркивал: “Нужно всегда взвешивать влияние расовых особенностей, потому что многое, что считается аномалией для людей одной расы, составляет явление нормальное для людей другой расы”.

Современный американский ученый Э. Ф. К. Уоллес в работе “Психические заболевания, биология и культура” из тематического сборника “Личность, культура, этнос” (Современная психологическая антропология, М., 2001) развивает данную точку зрения в еще более конкретной форме: “Стимулируют ли различные культуры развитие различных форм психических заболеваний? Да, различные культуры стимулируют развитие различных форм психических заболеваний”. В том же сборнике Джон Хонигман, обосновывая новейшие принципы психологической антропологии, также ясно постулирует свои воззрения: “Биологическое выживание – это одна из целей, которым служит культура”.

Но если культура есть результат функциональной жизнедеятельности структуры мозга конкретных представителей определенной расы, то будет вполне естественным заключить, что культуротворчество одной расы никогда не будет способствовать возвеличиванию другой расы и ее психическому здоровью.
Стиль архетипа одной расы, то есть комбинация ее генетического кода, не соответствует ключу функционирования другой, и именно поэтому все культурологические уловки либеральных обществоведов методически почти всегда походят на дилетантство начинающих жуликов, пытающихся приспособить один и тот же набор отмычек к нарушению сохранности квартир различного уровня достатка.

Современная психологическая антропология уделяет большое внимание исследованиям в области такого распространенного явления, как измененные состояния сознания (ИСС). При этом основной упор делается на изучение психического здоровья личности и этноса в контексте конкретной культуры. Так, Э. Ф. К. Уоллес утверждает: “Всякая физическая дисфункция мозга предполагает некоторую психическую дисфункцию. Некоторые физические дисфункции вызывают дезорганизацию нервной системы, большая часть компонентов которой остается неповрежденной”.

Поэтому одной из основных задач психологической антропологии должно являться “изучение анатомии и физиологии центральной нервной системы, где она рассматривается как целое”. Именно такой подход дает возможность классифицировать культуры как более или менее патогенные. “Таким образом, в будущем может стать возможным рассматривать частоту, распределение и формы психических болезней человека в обществе как индекс его культуры”.

Причем, что особенно важно, культурные ценности на прямую связаны с реакциями индивидов на психические болезни, то есть каждый тип культуры по-разному поражает психику различных этнических и расовых групп. А возникшие психические дисфункции отдельных частей нервной системы приводят затем к глобальным нарушениям всей системы в целом, что находит свое отражение уже в нарушениях физического функционирования мозга. Большинство этнических психозов как таковых, по мнению Уоллеса, связано с неспособностью одной этнической группы приспособиться к культурным ценностям другой.

Писатель Олдос Хаксли в этой связи отмечал: “Ни один человек, как бы он не был высоко цивилизован, не сможет длительное время слушать африканского ударника, монотонное пение индейца и остаться цельной, критичной и сознательной личностью. Если воздействие тамтамов и индейского пения будет достаточно продолжительно, то любой из наших философов в конце концов начнет скакать и голосить с дикарями”.

Здесь можно согласиться с признанным мастером художественного слова, ибо многие современные культурологи, проповедующие универсальность “общечеловеческой культуры” под воздействием инорасового психического воздействия, физически изуродовали свой мозг и утеряли способность мыслить и чувствовать категориями своей расы.
Именно поэтому в среде пропагандистов современного авангардного искусства процент людей с психическими и сексуальными отклонениями существенно выше, чем среди консерваторов, отдающих предпочтение эстетическим пристрастиям предков.

Человек, мозг которого сконструирован для восприятия полотен Дюрера, всегда будет испытывать физиологический дискомфорт при виде “живописи” Шагала. Точно так же и симфонии Римского-Корсакова несовместимы с цыганскими романсами или “шансоном”, так как созданы типами мозга, имеющими различную культурную механику.
Tags: искусство, русское, система и антисистема, смешение
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments