gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

Categories:

суды над военнопленными

взято у https://clio-historia.livejournal.com/854280.html?view=comments#t14619656

Первое время дела рассматривались военно-полевыми судами, участие защитника не предусматривалось. После войны советские органы провели несколько публичных процессов над группами военных преступников. Они были хорошо организованными и открытыми, но в то же время трудозатратными и дорогими. К концу 1940-х власти разрешили судить иностранцев по ускоренной процедуре – то есть в обход уголовно-процессуального права.

Военные трибуналы могли выносить приговоры за 20-30 минут. Хотя органы НКВД собирали показания военнопленных, неоднократно их допрашивая, основным доказательством вины было признание обвиняемого. При этом часто процесс шёл вообще без допроса свидетелей. Более того, как указывала доктор исторических наук Наталья Суржикова, основываясь на анализе архивных следственных материалов, часто дело в отношении иностранца начиналось с постановления на арест, а материалы предварительного следствия практически отсутствовали.

По некоторой информации, на 1 июля 1953 года в СССР было 19 118 иностранцев, осуждённых за воинские преступления: 17 528 военнопленных и 1590 интернированных. Немецкий историк и исследователь проблемы пленных Стефан Карнер приводит другие данные. В книге «Архипелаг ГУПВИ. Плен и интернирование в Советском Союзе» пишет, что «всего было осуждено 37 600 военнопленных, из них около 10 700 осуждено в первые годы плена, и около 26 тысяч в 1949-1950.<...> ...с 1942 по 1953 год на процессах НКВД 263 человека были приговорены к смерти, остальные — к лишению свободы до 25 лет».

Возвращение домой

В начале 1953-го ситуация развернулась в обратную сторону: в апреле Президиум ЦК КПСС поручил пересмотреть приговоры в отношении тех иностранных граждан, содержать которых в заключении больше не было необходимости. Буквально через месяц межведомственная комиссия под председательством министра юстиции СССР Константина Горшенина рекомендовала освободить от наказания 12,7 тысячи германских подданных из 13,5 тысячи. В сентябре 1955-го, после визита в Советский Союз канцлера ФРГ Конрада Аденауэра, даже был издан указ об амнистии немецких граждан.

Осуждённые получили возможность вернуться домой. Последняя партия бывших узников была передана властям Германии 16 января 1956 года. В лагерях оставались только лица, сменившие подданство с советского на немецкое.

Дальнейшее положение пленных разнилось в зависимости от того, в какую часть разделённой Германии они возвращались. По прибытии в западную часть репатрианты проходили необходимые проверки, получали справку об освобождении и билет до дома. В восточной части контроль за возвращающимися был строже: они должны были пройти карантин или медицинское обследование, встать на полицейский учёт и учёт в службе занятости. Репатрианты, не имевшие постоянного места жительства, отправлялись в специальные лагеря для бездомных. На привыкание человека к новой жизни отводилось 14 дней, после чего необходимо было устроиться на работу.

При этом процесс ресоциализации вернувшихся из СССР немцев занимал куда большее время, чем две недели. «В связи с экономическим ростом повысился уровень жизни населения, что создавало трудности адаптации репатриантов. Немцы, освободившиеся из советского плена, отмечали, что им было сложно привыкнуть к быстрому темпу жизни в послевоенной Германии, осваивать новые виды техники, к тому же общество мало интересовали проблемы репатриантов», - отмечает кандидат исторических наук Екатерина Образцова.

Более того, в начале 1950-х годов тема военного плена приобрела политическую окраску, что было связанно с эскалацией холодной войны. В некоторых случаях осуждённые советскими властями солдаты героизировались. В Австрии, к примеру, освобождённые были встречены как жертвы коммунизма, а местные власти настойчиво утверждали, что они были осуждены несправедливо. В Германии, с учётом её роли во Второй мировой войне, позиции были более сдержанные, но тем не менее присутствовала своя специфика.

«Появление на карте Европы ФРГ и ГДР определило особенность интеграции в общество такой категории военнопленных, как бывшие антифашисты. На Востоке они привлекались на общественную работу, являлись потенциальными функционерами СЕПГ и массовых организаций. На Западе репатрианты-антифашисты предпочитали скрывать своё лагерное прошлое, ибо опасались обвинений в сотрудничестве с СССР», — приводит пример Образцова.
Tags: 45 год, плен
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments