gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

Categories:

примирение с леваками невозможно

Оно невозможно, в принципе, нигде  и никогда.

С сайта =Харбин=

На протяжении нескольких десятилетий Испания являлась уникальным примером того, что гражданские войны, диктатуры и политические конфронтации, некоторые из которых длились не десятилетиями, но даже столетиями, могут заканчиваться взаимным прощением. За которым следует построение правового и демократического государства, и совместная работа во имя общего будущего.

Будет весьма уместно вспомнить, что первые камни в основание этого здания прощения-примирения заложил не кто-нибудь, а именно Франко. Мемориальный комплекс в Долине павших, который задумывался как памятник исключительно погибшим националистам, стал местом упокоения также и для погибших республиканцев, и открывался уже как мемориал, посвященный всем жертвам Гражданской войны. При Франко победу националистов стали отмечать как годовщину наступления мира — именно это слово можно видеть на значках и памятных медалях времен позднего франкизма. И первые амнистии красным объявлялись националистическими властями. Но самым главным, конечно же, было восстановление института монархии, и выбор соответствующего кандидата на место наследника престола.

Возврат к монархическому принципу позволял символически «обнулить» противостояние испанских патриотов и левых, предлагая, с одной стороны новую, с другой — историческую и традиционную точку сборки для испанского общества. Восстановление королевской власти было провозглашено еще в 1947 году - «временно без короля» - а в 1969-м наследником трона, а равно и наследником Каудильо, стал Хуан Карлос Бурбон, с юных лет воспитывавшийся в Испании и под личным надзором Франко. Новый надпартийный лидер, не участвовавший в Гражданской войне, и… поддерживавший тайные контакты с политической эмиграцией, а потом и вовсе заявлявший о том, что он хочет «больше демократии» в Испании.

Ветераны Национального движения писали письма Каудильо, предостерегая его от передачи власти такому преемнику, но он почему-то им не внял. Сегодня в СМИ часто можно встретить рассуждения о том, что Хуан Карлос, косивший под дурачка, смог обхитрить старого диктатора. Однако поверить в столь сказочную версию трудно. Франко, изворотливый и прагматичный политик, к чьим услугам была вся мощь государственного соглядатайства, не сумел расшифровать принца, которого он знал с детских лет? Не увидел того, что видели рядовые фалангисты, писавшие тревожные письма о грядущем «предательстве»?

Логично предположить, что все он видел и понимал очень ясно. Но также понимал и другое: созданный им режим в новых условиях не выживет. А значит, нужно заложить основу для будущего компромисса, и передать ключи от госуправления человеку, который сможет обезпечить не революционный обвал, но мирную трансформацию государства. Без крови и насилия, а кроме того, даст возможность националистам и консерваторам полноценно участвовать уже в новой политической системе.

Это может показаться парадоксальным, но, если искать творцов испанского национального примирения, то среди них первым будет даже не король Хуан Карлос, а… Франсиско Франко.

И, казалось, новый король - «король всех испанцев», как он себя называл — эти надежды оправдал. В очень сжатые сроки была разработана новая, демократическая Конституция, на смену жесткому централизму пришли автономные регионы, имеющие собственные официальные языки, а политический баланс обезпечивался двумя ведущими партиями. Национальный Альянс — нынешняя Народная партия, объединил консервативные силы, в значительной степени — вчерашних умеренных франкистов. Испанская социалистическая рабочая партия (ИСРП) органично вписалась в соцветие западноевропейской социал-демократии, выступая в качестве идейного наследника проигравших в Гражданской войне левых.

Такой же баланс был достигнут и в культурно-символической сфере. Памятники Франко и иным вождям Крестового похода убрали вглубь кварталов, некоторым улицам и площадям вернули старые названия. При этом на бывших республиканских территориях появились памятники республиканским лидерам и командирам. Красно-золотое монархическое знамя по-прежнему развевалось над Испанией, но уже без черного имперского орла. И весь мир если не с восторгом, то с крайним интересом взирал на испанское чудо: страна, пережившая разрушительную и кровопролитную войну, страна, которую более полутора веков сотрясали восстания, перевороты и революции, вдруг сумела преодолеть все свои исторические язвы, объединиться на основе взаимного уважения и прощения — и двигаться дальше.

Это и в самом деле выглядело, как чудо. Но — только выглядело.

Ползучий реванш

Оглядываясь назад, невозможно не заметить: баланс взаимной терпимости и взаимного же прощения держался до тех пор, пока красные элементарно боялись. Пока в затылок им дышала Армия, воспитанная на традициях и героике антикоммунистического Крестового похода. Пока свежи были воспоминания об отчаянном восстании 1981 года. Пока в правительстве и на руководящих должностях оставались люди, в свое время с оружием в руках освобождавшие Испанию от левацкого безумия и террора.

Но как только социалисты посчитали, что изменения становятся необратимыми, началось контрнаступление — по всем фронтам. Видимыми же вехами этого контрнаступления стали атаки на исторические символы режима Франко. Памятники, некогда убранные в глубину кварталов, стали демонтировать. В 2007 году был продавлен «Закон об исторической памяти», обязывавший убрать с улиц и площадей все монументы и мемориальные доски, посвященные Каудильо и его соратникам, и в 2009 году демонтировали последнюю статую Франко. Этот же закон объявлял Долину павших «мемориалом жертв франкизма» — из символа примирения она превращалась в символ разделения. Атакам подвергались также и значимые исторические места. Так, кабинет полковника Москардо в Алькасаре, сохраненный в первозданном виде, предлагалось закрыть — как еще один «символ франкизма».

И, наконец, после памятников и мемориалов дошла очередь и до могил.

...
Все то, что творит сейчас социалистическое правительство Испании, поразительно напоминает римейк всех ошибок и преступлений республики 1931-1936 годов, пока что реализуемый «на минималках». Также, как и в начале тридцатых, страна сталкивается с нарастающими экономическими и социальными проблемами. Также, как и в то время, набирают силу сепаратисты, которые уже более не желают прятаться под овечьей шкурой «широкой автономии». Как и тогда, решение всех проблем левацкие власти видят в преследовании своих идеологических противников и искоренении «клерикализма». Как и тогда, преследования эти все труднее вписывать в формальные рамки законности.



далее  https://harbin.lv/konets-ispanskoy-illyuzii

Tags: Испания
Subscribe

  • империя наоборот

    Вся статья С.Цветкова по ссылке в конце. Доктор экономических наук профессор В. Г. Чеботарёва на международной конференции в Москве в 1995 г.…

  • право и обязанность

    Законопроект против свободы слова, внесенный Розой Бьорк Бриньулфсдоттир, членом парламента Исландии от левых сил, провалился в комитете.…

  • по воспоминаниям последнего Кайзера

    Сборник "Святая Европа" Победившие в Первой мировой войне носители разрушительных идей, демократы и коммунисты, предполагали Кайзера превратить в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments