gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

Category:

Василий Молодяков о 1914 годе

Повторю здесь то, о чем уже не раз говорил и писал - относительно "войны, которой могло не быть". Войну можно было предотвратить, если бы ведущие политики Европы не только в эти дни, но и в предшествующие десятилетия, работали на сохранение мира. Хотя бы так, как кайзер Вильгельм: как раз незадолго до этого отмечалось 25-летие его пребывания на троне, и ведущие газеты разных стран называли его гарантом мира в Европе. (Поясню: безвольный пацифизм - не гарантия мира!)... Хотя бы так... а насколько лучше можно было бы! Но одни политики работали на войну, а другие не работали на мир. Вот и получилось то, что получилось...

Василий Молодяков


__________________

В первой части   мы предлагаем читателю сдержанное, без комментариев изложение  событий на дипломатическом уровне, предшествовавших катастрофе. Во второй части статьи – будет предпринята попытка анализа этих событий и поступков людей.

I часть. Роковая цепочка

В 18 часов 30 минут 11 июля 1914 года, через 12 дней после выстрела Гаврилы Принципа, австрийский посланник в Белграде уведомил правительство Сербии, что её ответ на ультиматум является неудовлетворительным, и он вместе со всем составом миссии покидает Белград. Ещё до этого в Сербии была объявлена мобилизация, а правительство и дипломатический корпус вечером покинули столицу и отправились в город Ниш. Утром 26(13) июля кризис вступил в ещё более острую фазу. В утренних телеграммах российского МИД в Рим, Париж и Лондон указывалось, что Россия не может не прийти на помощь Сербии, и выражалась надежда, чтобы Италия подействовала на свою союзницу в умеряющем смысле. В своих дипломатических шагах Австро -Венгрия и Германия утверждали, что Австрия не ищет территориальных приобретений в Сербии и не угрожает её целостности. Её - главная цель - обеспечить собственное спокойствие и общественную безопасность.

Правительство Сербии не борется должным образом с революционными террористами-националистами, устроившими убийство эрцгерцога, писалось в  австрийских   дипломатических документах.

Англия выступила с предложением созвать конференцию совместно с Францией, Германией и Италией, чтобы вчетвером обсудить возможные выходы из положения 27(14) июля,  Россия соглашалась на это, одновременно были начаты прямые переговоры с австрийским посланником в Петербурге. Вечером того же дня в Париже от австрийского посла стало известно, что на следующий день Австрия предпримет против Сербии "энергичные действия", включая, возможно, и переход границы.

Утром 28(15) июля надежды на переговоры ещё оставались, но спустя несколько часов сербский посланник М.Спалайкович принёс министру иностранных дел Российской Империи С.Д.Сазонову телеграмму от своего министра иностранных дел: "В полдень австро-венгерское правительство прямой телеграммой объявило войну сербскому правительству". В Берлин было сообщено, что 29(16) июля будет объявлена мобилизация четырёх военных округов против Австрии (Одесского, Киевского, Московского и Казанского). При этом сообщалось для сведения германского правительства, что у России нет каких-либо наступательных намерений против Германии. Данное сообщение было передано также в Вену, Париж и Лондон. Николай II отправил 28(15) июля личную телеграмму германскому императору Вильгельму II. В ней он просил умерить Австрию, объявившую "гнусную войну" маленькой стране. " Предвижу,-- весьма определённо писал царь, -- что очень скоро, уступая оказываемому на меня давлению, я буду вынужден принять крайние меры, которые приведут к войне".

Тогда же французский посол Морис Палеолог уведомил министра иностранных дел Российской империи Сазонова, что в случае необходимости Франция выполнит свои союзнические обязательства по отношению к России. В Англии в тот день произошёл резкий поворот в общественном мнении от нейтралитета к поддержке Сербии, России и Франции, против Австрии и Германии. Выступая 28 июля в палате общин, Грей заявил, что если попытки созвать конференцию для разрешения конфликта окажутся тщетными, "последует беспримерная война с не поддающимися учёту результатами".

Вильгельм II в ответной телеграмме Николаю II отводил в сторону все упрёки по адресу Австро-Венгрии и обвинял Сербию в противодействии австрийской политике. Австрия мобилизовала уже половину всей своей армии, а также часть флота. 29(16) июля Николай II в новой телеграмме Вильгельму предлагал передать австро-сербский конфликт на рассмотрение Гаагской конференции, чтобы предотвратить кровопролитие. Днём германский посол Пурталес попросил немедленного приёма у Сазонова для вручения ему заявления Германии. В нём утверждалось, что , если Россия не прекратит своих военных приготовлений, германское правительство объявит мобилизацию. Сазонов указал на то, что первой мобилизацию 8 корпусов произвела Австрия . После принятия в Петербурге сообщения об австрийской бомбардировке Белграда царь разрешил Сазонову провести совещание с высшими военными чинами. Это совещание высказалось за объявление всеобщей мобилизации, а не только по черырём округам. Доложили об этом царю, и тот согласился. Начались энергичные действия по реализации решения . Но в 23 часа 29(16) июля 1914 г. военный министр В.А.Сухомлинов сообщил Сазонову о том, что Николай II отменил распоряжение о всеобщей мобилизации.

Утром 30(17) июля Сазонов, поддержанный военным министром Сухомлиновым и начальником Генерального штаба генералом Н.Н.Янушкевичем, пытался убедить Николая II в необходимости объявления общей мобилизации. Николай отказывался. Надо прямо признать, что царь не хотел войны и всячески старался не допустить её начала. В противоположность этому высшие дипломатические и военные чины были настроены в пользу военных действий и старались оказать на Николая сильнейшее давление. В телеграмме утром 30(17) июля царь вновь убеждал "Вилли" оказать немедленно давление на Австрию. Именно только против Австрии, указывал император, направлены и мобилизационные мероприятия России. Затем царь послал в Берлин личное письмо кайзеру с генералом В.С. Татищевым, в котором также просил о посредничестве в деле мира. Сазонов попытался переломить эти настроения Николая II. Германия вполне могла бы образумить Австрию, если бы уже не решилась на войну, говорил министр, поэтому нужно встретить войну во всеоружии. "Поэтому лучше, не опасаясь вызвать войну нашими к ней приготовлениями, тщательно озаботиться последними, нежели из страха дать повод к войне, быть застигнутым ею врасплох". Несколько часов царь сопротивлялся и только к вечеру уступил и дал разрешение приступить сразу к общей мобилизации.

_________________

С сайта Аллея славы

http://glory.rin.ru/cgi-bin/article.pl?id=294&page=1

Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы. 

Сидни Хук.

II часть.  Война, ура!

Как только 24(11) июля 1914 года из Белграда пришла телеграмма о том, что Австро-Венгрия предъявила Сербии ультиматум, Сазонов радостно воскликнул: «Да это же европейская война!».

Чему же так радовался министр иностранных дел?

Да тому же, чему и военный министр генерал от кавалерии Владимир Александрович Сухомлинов. Оба они радовались возможности обогатиться за счет войны.

Австрийский посланник в Белграде уведомил правительство Сербии, что ее ответ на ультиматум является неудовлетворительным, и он вместе со всем составом миссии покидает Белград. Но и на этом этапе возможности мирного урегулирования не были исчерпаны. Однако усилиями Сазонова в Берлин (а почему-то не в Вену) было сообщено, что 29(16) июля будет объявлена мобилизация четырех военных округов. Сазонов делал все возможное, чтобы как можно сильнее задеть Германию, связанную с Австрией союзническими обязательствами.

– А каковы были альтернативы? – спросят некоторые. Ведь нельзя же было оставлять в беде сербов.

– Правильно, нельзя. Но те шаги, которые производил Сазонов, вели именно к тому, что Сербия, не имеющая ни морской, ни сухопутной связи с Россией, оказывалась один на один с разъяренной Австро-Венгрией. Мобилизация четырех округов ничем Сербии помочь не могла. Более того, уведомление о ее начале сделало шаги Австрии еще более решительными. Создается впечатление, что объявления Австрией войны Сербии Сазонов хотел больше, чем сами австрияки. Наоборот, в своих дипломатических шагах Австро-Венгрия и Германия утверждали, что Австрия не ищет территориальных приобретений в Сербии и не угрожает ее целостности. Ее единственная цель – обеспечить собственное спокойствие и общественную безопасность.

Германский посол, пытаясь хоть как-то выровнять ситуацию, посетил Сазонова и спросил, удовлетворится ли Россия обещанием Австрии не нарушать целостность Сербии. Сазонов дал такой письменный ответ: «Если Австрия, осознав, что австро-сербский конфликт приобрел европейский характер, заявит о своей готовности исключить из своего ультиматума пункты, нарушающие суверенные права Сербии, Россия обязуется прекратить свои военные приготовления». Этот ответ был жестче, чем позиция Англии и Италии, которые предусматривали возможность принятия данных пунктов. Это обстоятельство свидетельствует о том, что российские министры в это время решились на войну, совершенно не считаясь с мнением императора.

Генералы поспешили провести мобилизацию с наибольшим шумом.

...Вместо того, чтобы по истечении срока объявить мобилизацию, как сделала бы Германия, если бы она действительно хотела войны, немецкий МИД несколько раз требовал, чтобы Пурталес добивался свидания с Сазоновым. Сазонов же умышленно оттягивал встречу с германским послом, чтобы вынудить Германию первой сделать враждебный шаг (выд. ред.). Наконец, в седьмом часу министр иностранных дел прибыл в здание министерства. Вскоре германский посол уже входил в его кабинет. В сильном волнении он спросил, согласно ли российское правительство дать ответ на вчерашнюю германскую ноту в благоприятном тоне. В этот момент только от Сазонова зависело, быть или не быть войне. Сазонов не мог не знать последствий своего ответа. Он знал, что до полного выполнения нашей военной программы оставалось еще три года, в то время, как Германия свою программу выполнила в январе. Он знал, что война ударит по внешней торговле, перекрыв пути нашего экспорта. Он также не мог не знать, что против войны выступает большая часть русских производителей, и что против войны выступает сам государь и императорская фамилия. Скажи он да, и на планете продолжался бы мир. Русские добровольцы через Болгарию и Грецию попадали бы в Сербию. Россия помогала бы ей вооружением. А в это время созывались бы конференции, которые, в конце концов, смогли бы затушить австро-сербский конфликт, и Сербия не была бы на три года оккупирована. Но Сазонов сказал свое «нет».

Если бы…

Наибольших результатов в своём развитии Россия добилась бы в случае участия в этой войне на стороне Центральных держав. Если же спросить, кому было выгодно участие России в войне на стороне Антанты, то возникает вполне определенный ответ: оно было выгодно прежде всего англичанам. Выгода эта определяется хотя бы тем обстоятельством, что до войны соотношение русских долгов было совершенно иным, чем после нее. В конце войны внешний долг России составлял где-то 9,52 миллиарда долларов. В этой сумме доля Англии по данным Министерства финансов на 12 апреля 1917 года (ЦГИА ф.560, оп. 26, д. 865, л. 203) составляла 84%. 12% русских долгов приходилось на Францию, 2,3% – на Японию и около 1% – на Североамериканские Соединенные Штаты.

В то же время на Англию и Францию, вместе взятые, приходилось 13% русского экспорта, а приходившийся на них процент внешнего долга составлял 74,1% (Подсчитано по «Обзор внешней торговли России по европейской и азиатской границам за 1914 год», ч.1. Пг., 1915, с.4).

Послав чисто символические силы на Западный фронт, Россия могла под шумок мировой войны беспрепятственно захватить Персию, а также взять реванш над оставшейся без английской поддержки Японией, вернув себе Южный Сахалин, Курилы и Манчжурию. Всю же войну Россия снабжала бы Германию зерном, нефтью и другими стратегическими материалами, не влезая в новые долги, а, наоборот, приобретая в лице Германии своего должника.

__________________________

С сайта Русский портал

http://www.opoccuu.com/wwi2.htm

http://www.opoccuu.com/010811.htm

Мы привели в наших выдержках анализ действий российского правительства, приведших к вступлению в войну.  Разумеется, это не значит, что мы считаем исключительно русских виновниками развернувшейся мировой бойни. Все приложили руку, все замараны. Вот только полноценного, с человеческой, а не с архивной точки зрения, разбора  действий своих правительств и своей общественности исследователи почему-то не торопятся делать. Например, почему  вдруг резко, в одночасье изменился настрой английской общественности с нейтрального на просербский и прорусский?

Авторы статей, как правило, принимают отстраненно-научный тон, прикрываясь фразами «История не знает сослагательного наклонения», «У истории своя логика» и т.д.

А между тем на Европейском континенте вспыхивают конфликты -- один за другим, и к чему они могут привести?  Знают ли это аналитики?

Не попади Гаврила Принцип в Фердинанда 28 июня 1914 года – какими были бы 20-й и 21-й век?

Удалось бы избежать страшных кровопролитий в ходе исторических модернизаций?

Очень и очень вероятно.

Оказались бы элиты европейских стран более благоразумны и сдержанны, более принципиальны в неприятии войны – и вся история мира могла пойти по-другому…

Но случилось то, что случилось -- в августе 1914 года медленно, тяжело, безвозвратно  осыпался старый, традиционный, милый сердцу многих  европейский мир


\Жирный шрифт внутри текста мой -- Н.Т.\

Tags: 1914, шутц-архив
Subscribe

  • список прославленных

    https://vk.com/holocaust_lie?w=wall-27474752_29051 В недавно открывшемся Музее еврейского народа («Ану») в Тель-Авиве, представлены…

  • Все будущие мифы будущей войны

    Вл. Можегов (Фб) ХРИСТИАНСКИЙ КРЕСТ КАК ЗНАК АБСОЛЮТНОГО ЗЛА В ФИЛЬМЕ ЭЙЗЕНШТЕЙНА. Речь, разумется об «Александре Невском».…

  • почему

    Гитлер преследовал евреев? -- задались вопросом на Арзамасе. Тема ростовщичества неизбежно всплыла. Христианство запрещало давать деньги в рост,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments