gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

Categories:

"Рыночная роскошь", морковный чай

"Рыночная роскошь" -- пишет Берберова о здании в Петербурге (с долей пренебрежения?) -- доходные дома,  нужно, чтобы людям, потенциальным клиентам нравилось.

О, кто бы сказал ей тогда, НАСКОЛЬКО  нероскошными будут НЕрыночные хрущевки...

Очень резко, очень отстраненно-холодно (или не холодно, а напротив, с душевной неприязнью?) пишет о Гумилеве, влюбившемся в нее за неделю до ареста и смерти.  Хотя признает, что гений -- но из позапрошлого века.

Сразу после ареста Гумилева и перед расстрелом его (известием о расстреле -- тогда еще не стеснялись, вывешивали устрашения для) -- смерть и похороны Блока.  И они затмевают расстрел, никак не отрефлексированный.

Блок для нее свой, не из позапрошлого века.  Свой -- и красивый, и признанный всеми.

Упоминает гипсовый памятник Володарскому, туда подложили взрывчатку и ему разнесло живот, прикрыли живот тряпкой.

Бывшие фрейлины из бывших палантинов шили актуальные валенки.  Дрова люди держали прямо в квартирах, в комнатах.  Морковный чай.

\\Таким чаем меня -- уже в благополучные советские годы -- угощала дальняя родственница в Зеленограде.\\

О царе -- очень неприязненно, в духе всех либералов.  Хотя писала-то много лет после.  Тут чтец вставил свою ремарку (запись из 90-х, еще не совсем каноническая как бы) -- что теперь в России совсем другое отношение.

А вот Ходасевич -- сразу опознан как свой (хотя тоже не так уж и красив...)

Мать Владислава Ходасевича еврейка, ставшая -- как пишут -- ревностной христианкой. 

И это чувствуется.

Зря их принимали,  как они перетянули веру на свою сторону!

Кровь есть кровь.
Tags: мемуар
Subscribe

  • помни

    Из последних снимков. ==================================== ==================================== Ленин провозглашал необходимость физической…

  • вычеркнуто из истории

    Заградотряды арестовывали всех, кто пытался в частном порядке провезти в Питер любые продукты. ЗАБЫТАЯ БЛОКАДА (точнее, вычеркнутая из истории и…

  • распад атома

    Георгий Иванов. Распад атома. Фрагмент. Я иду по улице, думаю о Боге, всматриваюсь в женские лица. Вот эта хорошенькая, мне нравится. Я…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments