gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

Category:

Лагерь Хоббита

В 1970-х приключения хоббитов полюбились итальянским неофашистам, а сейчас «Властелин колец» активно используют англоязычные «новые правые» — альт-райты.
Целый ряд критиков, в основном приверженцев марксистских течений, увидели во «Властелине колец» скрытые ценности фашизма: хотя хоббиты и не маршируют строем, их размеренная жизнь в Шире — якобы воплощение «буржуазного элитизма», стремления к личному благополучию и комфорту.
Как указали авторы критических статей, важно, что симпатичным и благородным главным героям противостоит абсолютное зло: от самого последнего орка до Саурона, Темного Владыки, — никто из врагов не демонстрирует и толики положительных качеств, не совершает ничего сколь-нибудь достойного.
Орки и их собратья полностью лишены всего человеческого: они до крайности уродливы, тупы и жестоки. Они, как писал в 1981 году британский автор Роберт Уэстфолл, — «предназначены лишь для того, чтобы бесконечно их убивать, сваливать в кучи и сжигать, им дан статус более низкий, чем крысам, хотя они похожи на людей, выглядят и говорят, как люди».
Любители искать в книгах Толкина аллюзии на реальные исторические события особое внимание уделяли именно изображению враждебной расы. В уродстве и врожденном зле орков видели и презрение к рабочему классу (из-за индустриального развития урук-хаев и их диалектов, кому-то напомнивших «кокни», говор британских низов), и страх перед СССР, тоталитарная система которого могла напоминать о Всевидящем Оке Саурона, и, в конце концов, предубеждения против людей с другим цветом кожи — ведь царство людей у Толкина находится на Западе, а орочьи орды идут на них с Востока.
В конце 70-х годов Толкиен получил огромную популярность среди итальянских неофашистов.
В то время Италия вместе со всей Европой переживала тяжелый период, который позже назвали «свинцовыми годами». Группы политических боевиков вели гражданскую войну прямо на улицах городов, устраивая массовые беспорядки, перестрелки и похищения. Погибли сотни и пострадали тысячи людей — в их числе чиновники, полицейские, предприниматели, журналисты и простые граждане.
При этом среди радикальной молодежи преобладали ультралевые взгляды — троцкистские, маоистские и анархистские. Итальянская коммунистическая партия была одной из сильнейших в Европе, а носители фашистских убеждений были не в лучшем положении — достаточно сказать, что левых террористических ячеек в стране насчитывалось в несколько раз больше, чем правых.
«Глубокие корни мороз не сразит...»
Эта фраза из пророчества о возвращении истинного короля, которое сбывается во «Властелине колец» — один из моментов, несомненно, тронувших сердца традиционалистов. Толкин был впервые опубликован на итальянском в 1971 году, а уже в 1977 году прошел первый фестиваль под открытыми небом Campo Hobbit. Его слоган свидетельствует о культурном доминировании левых: «Альтернативная музыка, альтернативные обсуждения, альтернативная графика».
Разноцветные палатки посреди июльских лугов, музыкальные сцены, свободные дебаты, семинары по фэнтези-литературе, юноши с бородами и длинными волосами — если бы не развевающиеся флаги с кельтскими крестами (по цветовой гамме точь-в-точь совпадающие со знаменами Третьего рейха) и не крепкие молодые люди в черном с такими же повязками на рукавах, отличить «Лагерь Хоббит» от фестиваля хиппи вряд ли было бы возможно. Да он и не был слишком далек от них по духу — его целью было слияние правых и левых в новом, «метаполитическом» эволианском движении, а для этого требовалось говорить с хиппи на их языке.
«Это была свобода, освобождение от старых привычек. Все мы там воплощали свое желание вырваться из заключения, в которое нас поместило общество», — вспоминает Марио Бартолуччи, фронтмен фолк-группы «Братство кольца», основанной на первом «Хоббите». Группа существует до сих пор в виде культурного объединения, поддерживая сегодняшних правых популистов и вдохновляя последователей писать песни о временах ее основания: «И там лились в хоре старые песни свободы, и там подняли тысячи рук тысячи братьев навсегда».
Бильбо уехал, но дело живет
«Лагерь хоббитов» повторился еще дважды, каждый раз собирая по несколько тысяч человек. Но к середине 80-х неофашистские движения, порождавшие его, преобразились — какие-то из них поразили внутренние распри, какие-то разогнали правительственные силы. Политика в целом потеряла былую остроту: после громкого теракта на вокзале в Болонье государство обрушилось на террористов с обеих сторон: законодательство ужесточилось при полной поддержке населения, были арестованы тысячи левых и правых экстремистов.
Считается, что в той «низкоинтенсивной гражданской войне» фашисты одержали победу над коммунистами: за годы политического насилия население растеряло симпатии к «красным», а те «черные», кто не попал под карательные меры, сумели не только сохранить свои взгляды, но и пробиться в политику, и в новой, изменившейся форме донести их до населения.
В 2002 году СМИ рассказали о том, как политики-неофашисты, когда-то посещавшие Campo Hobbit, а теперь заседающие в парламенте, устроили торжественный показ первого фильма по книгам Профессора: комментируя выход экранизации, тогдашние члены кабинета министров всерьез отмечали, что творчество Толкина некогда «помогло им сформировать систему ценностей».
В 2017 году, на фоне подъема в стране правого движения, состоялась попытка возродить тот самый дух «свинцовых лет»: в Италии прошел фестиваль, посвященный 40-й годовщине «Лагеря Хоббита».
С lenta.ru
Tags: Итальянцы, система и антисистема
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments