gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

Category:

Исторический ревизионизм

(в Америке и не только)

Гарри Элмер Барнес остается до сих пор – изгоем истэблишмента и кумиром диссидентов, называющих себя «ревизионистами», особенно в вопросе о двух мировых войнах. Существует даже журнал «Barnes Review», а новейшие переиздания его книг, включая классический труд «Происхождение мировой войны» (The Genesis of the World War), датированы 2004-2005 гг.
В 1968 г. издательство Ralph Myles в Колорадо Спрингс выпустило увесистый том – больше тысячи страниц плюс семьдесят полос фотографий – озаглавленный «Гарри Элмер Барнес: просвещенный крестоносец» (Harry Elmer Barnes: Learned Crusader). Так еще в молодости назвал его историк Карл Бекер (Carl Becker; 1873-1945), имея в виду огромные знания и бойцовский темперамент.

Человек энциклопедических знаний и феноменальной продуктивности, Барнес оставил заметный след в истории, социологии – понимаемой в то время много шире, чем сейчас, – и криминологии, а также пользовался популярностью как публицист и лектор. Эпохальных открытий он не сделал: нет ни «папируса Барнеса», ни «коэффициента Барнеса», ни даже «камеры Барнеса». Он синтезировал и обобщал достижения других, став их бескорыстным популяризатором.
Коллеги-ученые редко отдают должное этому занятию – зато ценит широкий читатель. Барнес выбрал эту стезю еще в молодости под влиянием своего учителя – профессора Университета Колумбия (Columbia University) Джеймса Харвей Робинсона (James Harvey Robinson; 1863-1936), который писал: «Нам нужен новый класс авторов и преподавателей… Их усилия должны быть посвящены не наращиванию знания о деталях, но поиску и открытию новых подходов к тому, что уже известно или вскоре станет известно. Их задача – все рассортировать, выбрать нужное, разложить и объяснить… Они должны сочетать знание всех новшеств научного поиска с философским мировоззрением, симпатией к людям и своего рода миссионерским рвением."

Одной из самых нашумевших книг нашего героя стали «Сумерки христианства» (The Twilight of Christianity), выпущенные в том же 1929 г. Автор критиковал не религию саму по себе – хотя и считал ее типичным примером «культурного запаздывания» – но ее роль в обществе, стремление подчинить взять на себя как можно больше социальных функций, прежде всего в воспитании и образовании.

Были у него свои соображения и о причинах Второй мировой, обнародованные в ряде публикаций. Но они настолько шли вразрез с официальной историографией, что Барнесу пришлось заключить предисловие ироничным абзацем: «Хотя автор уделил куда больше пристального внимания историографии Второй мировой войны и ее последствий, чем любой другой ныне здравствующий историк, он решительно избежал соблазна хоть как-нибудь рассматривать эту проблему в настоящем издании. Тот, кто захочет узнать мнение автора по данному вопросу, отлично знает, где его можно найти» (P. VIII).
Впрочем, в тексте все же появилась крамольная фраза: «Д.Л. Хогган написал единственную исчерпывающую работу о причинах Второй мировой войны» (Р. 264). Книга американского историка Дэвида Хоггана (David L. Hoggan; 1923-1988) «Навязанная война» (The Forced War), вышедшая по-немецки в 1961 г., стала сенсацией мирового значения, поскольку опровергала тезис о единоличной ответственности Гитлера за развязывание войны в Европе. До англоязычного читателя она дошла только после смерти автора, которому так и не удалось получить кафедру ни в одном из университетов у себя на родине.

Гарвардский профессор Сидней Фей (Sidney B. Fay; 1876-1967) первым среди ученых выступил против утверждений об исключительной виновности Германии и Австро-Венгрии в развязывании войны, причем не голословно, а опираясь на публикации дипломатической переписки и тайных договоров, сделанные большевиками в России и социалистами в Германии.
Барнес, слепо веривший официальной пропаганде военных лет и даже успевший поучаствовать в ней, позже признавался, что испытал от чтения статей Фея в 1920-1921 гг. такое же сильное потрясение, как в семь лет – когда узнал, что Санта-Клаус не существует. Главный труд Фея «Происхождение мировой войны» в 1934 г. был издан по-русски в двух томах. В предисловии Социально-экономическое издательство обозвало автора «буржуазным историком, пацифистом с явно выраженным германофильским уклоном», но книгу все-таки выпустило.
В годы Второй мировой и особенно после нее Барнеса пытались вычеркнуть не только из науки, но и из ее истории: дескать, не было такого.
В биографии Барнеса находим рассказ еще об одном эпизоде их отношений. 21 марта 1952 г. бизнесмен устроил дома званый обед в честь историка, находившегося в Портленде проездом, и предложил ему выступить перед гостями с изложением ревизионистской точки зрения на происхождение мировой войны. Что тот с охотой и сделал, поскольку выступления на подобных полуформальных мероприятиях – давняя традиция. Среди гостей был корреспондент местной газеты, которая считалась консервативной, но этот газетчик слыл в ней либералом. Имевший большой опыт общения с враждебной прессой, Барнес предупредил хозяина, что репортер может грубо исказить все сказанное. Так оно и вышло.

«В поисках правды и справедливости» (In Quest of Truth and Justice) – еще одна книга Барнеса о Первой мировой, вышедшая в 1928 г. и несколько раз переиздававшаяся (у меня издание 1972 г.). Первую часть составило резюме его взглядов на происхождение войны и ответственность за нее, вторую – полемика по этому вопросу, включая статьи оппонентов.
Случай, прямо скажем, редкий: большинство авторов утверждает свое, игнорируя противную сторону. «Просвещенный крестоносец» дал читателям возможность самим судить, кто прав в споре, а кто нет.

В биографии Барнеса находим рассказ еще об одном эпизоде их отношений. 21 марта 1952 г. бизнесмен устроил дома званый обед в честь историка, находившегося в Портленде проездом, и предложил ему выступить перед гостями с изложением ревизионистской точки зрения на происхождение мировой войны. Что тот с охотой и сделал, поскольку выступления на подобных полуформальных мероприятиях – давняя традиция. Среди гостей был корреспондент местной газеты, которая считалась консервативной, но этот газетчик слыл в ней либералом. Имевший большой опыт общения с враждебной прессой, Барнес предупредил хозяина, что репортер может грубо исказить все сказанное. Так оно и вышло.

В двадцатые-тридцатые годы для ревизионистов были открыты крупнейшие издательства Соединенных Штатов, а хвалебные отзывы об их книгах помещались в ведущих газетах. После войны все переменилось. Только небольшие издательства Henry Regnery и Devin-Adair рисковали выпускать книги «еретиков» вроде профессора Чарльза Тэнзилла* (Charles C. Tansill; 1890-1964) или политических аналитиков Вильяма Чемберлена (William H. Chamberlin; 1897-1969) и Джона Флинна (John T. Flynn; 1882-1964), которым раньше не требовались никакие рекомендации.
Барнес помогал им в написании, редактировании и продвижении книг в печать. «


Контакты с европейскими ревизионистами Барнес поддерживал до конца жизни. Об одном из них свидетельствует книга видного французского историка и публициста Поля Рассинье (Paul Rassinier; 1906-1967), человека трудной и богатой событиями судьбы. Школьный учитель по профессии и социалист по убеждениям, он стал одним из организаторов Движения Сопротивления на северо-востоке Франции, наладив канал спасения евреев с оккуппированной территории в нейтральную Швейцарию. В 1943 г. Рассинье был арестован и депортирован в Германию, где до конца войны оставался узником концлагерей Дора и Бухенвальд. Вернувшись во Францию, он был награжден Орденом почетного легиона за участие в Сопротивлении и избирался в парламент от Социалистической партии, но вскоре вступил в серьезный конфликт с истеблишментом.
Послевоенные книги Рассинье посвящены самым болезненным вопросам истории Второй мировой: нацистские концлагеря, судьба европейских евреев, деятельность католической церкви и ее отношения с режимом Гитлера. Многое из этого автор знал по собственному опыту, но описываемое им существенно отличалось от шаблонов официозной литературы. Опровергнуть его мемуары «Ложь Одиссея» и «Одиссей, преданный своими» было трудно, поэтому их просто замалчивали, а автора старались очернить.
Барнес не побоялся выступить в защиту Рассинье. В знак благодарности тот прислал ему свою книгу  1965 г. «Операция «Викарий». Роль Пия XII перед Историей» (L'Opération «Vicaire». Le rôle de Pie XII devant l'Histoire) с теплой дарственной надписью.

-------------------------------
*
Ч. Тэнзилл —- семисотстраничный том «Черный ход к войне. Внешняя политика Рузвельта, 1933-1941» (Back Door to War), изданно Regnery в 1952 г.

-------------

Взято в сокращении у Василия Молодякова molodiakov.livejournal.com
Tags: ревизия
Subscribe

  • Ходасевич о Горьком

    Из книги Некрополь Осенью 1918 года, когда Горький организовал известное издательство "Всемирная литература", меня вызвали в Петербург…

  • =

    Как выглядела тургеневская ссылка Иногда приезжал становой. При матушке барыне его бы, явившегося самовольно, без достаточной почтительности, с…

  • «Это Вам, потомки!»

    Как известно с недавних пор, Джугашвили выступает у патриотов прям имперцем и продолжателем дела Николая Второго! Ну, посмотрим как он продолжал.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments