gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

Categories:

Бюллетень за апрель, 2 вып.



„Это преступление послеельцинской власти –
наверное, самое большое – лишить новое поколение ясности в  отношении коммунизма и допустить до его незрелого сознания мысль, что коммунизм может быть хорошим.“ \ФБ Teodor Iuriev\

...В прошлом веке главным событием была схватка двух идеократий –
советской и германской. Идея-правительница первой – «социальная
справедливость» (истолкованная как социальное равенство), второй –
«Честь и кровь». По итогам столетия, как общеизвестно, обе потерпели
поражение. Европа – поле битвы – досталась стервятникам толерастам,
левым, кстати, по сути своей...
Безпредельна наглость всяческих большевиков и красных «имперцев»,
упорно славящих «достижения социализма». Среди основных, конечно,
победа над «коричневой чумой». Спасение мiра от ужасов гитлеризма.
Здесь мы не будем анализировать сей режим. Речь о другом – абсолютно
очевидно, что фашизм, национал-социализм и иные им подобные
движения первой половины прошлого века – реакция (во всех смыслах
этого слова) на Красный Октябрь. Никогда у таких политиков, как Гитлер
и Муссолини, не было бы шансов прийти в Европе к власти, если бы над
ней не висела большевицкая угроза. Таким образом, Великая
Отечественная (она же Вторая Гражданская) была борьбой коммунистов с
угрозой, ими же порожденной.
Подчеркну: Правый радикализм ВСЕГДА ответ на левый, от Вандеи до
Германии 30-х и до сегодняшней Европы. Всегда – реакция. Чтобы не дать
«поднять голову фашизму», надо просто не допускать побед большевизма,
в том числе и в форме лево-либерального мульти-культи.
Причитания красных о том, что без сталинской индустриализации мы
были бы безоружны перед лицом механизированного чудища нацистов,
чистейшая спекуляция. Еще раз, для тугодумов: если бы не было Октября,
сей монстр просто не родился бы. Традиционные консервативные элиты
никогда бы не сделали столь экстравагантную ставку. Но кто-то должен
был драться с коммунистами на улицах германских городов , а затем на
полях сражений.
Так что все потери, понесенные русским народом в прошлом веке – и
непосредственно умученные от большевиков, и павшие на фронтах Второй
мiровой, – на совести коммунистов.
Дмитрий Борисов. «Пляски Макабра».
=============================
Торстен Гинц
Внезапное исчезновение тем из дискурса.

Ютте Дитфурт очень не хватает детей и внуков
Пандемия поставила под вопрос её жизненные установки и
политико-идеологическую программу. В 1988 она, тогда еще 36-летняя
женщина, заявила, что два аборта, которые она сделала – это «для ее
веселой, почти двадцатилетней половой жизни, не очень-то и много». В
2015 году она сетовала по поводу «безумно низкого количества» абортов ,
которые объясняла существующими «общественными репрессиями». А
теперь у нее, уже 68-летней женщины, которая не хотела стать матерью и
бабушкой, нет детей и внуков, которые могли бы ей помочь. Понятно, что
Дитфурт своей политической позиции уже не изменит, потому что сделать
это в ее возрасте – значит признать своё жизненное заблуждение. Но даже
и в глазах ее сторонников ее образ уже сегодня несколько поблек. А для ее
противников она в будущем будет не столько субъектом для конфликтов и
дискуссий, сколько объектом для душепопечения.
Обожествляемая на протяжении долгого времени глобализация показала
теперь свою жизнено опасную сторону. От романтических за клинаний о
Европейском Союзе осталось только то, что было решено сто лет назад в
Версале: за всё должна платить Германия! Гимн разноцветному и
многообразному обществу стал звучать заметно тише. Если, к примеру,
что-то и сообщается о событиях в парижских пригородах, то только на
последних страницах газет. Там различные группы населения игнорируют
предписания карантина, а полиция заявляет, что она бессильна что-либо
изменить.
На самом же деле там демонстрировалась сила: тот, кто игнорирует
чрезвычайное положение в государстве , демонстрирует, что он не боится
его санкций и позволяет себе самостоятельно решать, что ему можно, а что
нельзя.
Эта поведенческая модель легко переносится и в другие сферы. Слово
«триаж», к примеру, звучит политически корректнее, чем слово
«селекция», но именно об этом идет речь, когда необходимо принимать
решение, кому из больных, при ограниченном количестве приборов для
искусственного дыхания, сохранить жизнь. Клан, состоящий из 30 человек,
появившись в больнице, очень легко может стать фактором, который
поможет врачам быстрее принять такое решение.

Болтуны-пустомели очень озабочены
Особенно впечатляющий документ тематической и интеллектуальной
ничтожности представил недавно социолог Матиас Квент. Квента
представляют как
«директора-основателя Института демократии и
гражданского общества в Йене» и рассматривают в СМИ как
значительного эксперта в вопросах правого радикализма и преступлений
на почве ненависти. В гостевом постинге в еженедельной газете Die Zeit он
уже в середине марта проанализировал предполагаемые связи между
правым радикализмом и пандемией короны. Спасибо редакции – она свела
всё его эссе к двум предложениям, которые вывела в названии: «Они
требуют закрытия границ, накапливают еду и мечтают о конце
демократии: как правые радикалы пытаются использовать пандемию
корона-вируса для своих целей».
Добавить можно было бы еще, что Квент, ссылаясь на американского
историка Тимоти Снайдера (Timothy Snyder), назвал «апокалиптическую
пропаганду» «подготовкой к Холокосту.
Едва текст был опубликован, как он тут же стал выглядеть абсурдным:
границы были закр ыты, нормальные граждане превратились в
«выживальщиков», которые стали складировать у себя дома продукты
питания и туалетную бумагу, а совершенно никак не предусмотренные в
конституции врачи -вирологи вдруг стали определять политику
государства.
Это эссе является примером того, как общественное мнение в Германии во
многом формируется пустомелями, которые своей, оторваной от
реальности жизни болтовней, наносят серьезный ущерб обществу. Эти
пролетарии интеллектуального труда (прекариат) очень озабочены тем, что
их некомпетентность и незначительность станет теперь очевидной и
приведет для них к негативным материальным последствиям.
В качестве системно значимых, как «героев повседневной жизни», сейчас
стали замечать людей, которых политическая и медийная элита долгое
время не считала нужным вообще принимать во внимание, а если они
возмущались, то их подвергали насмешкам и унижениям, как
«ограниченных обывателей». Теперь же канцлер и депутаты бундестага из
всех партий признают, что это именно наши плохо оплачиваемые врачи,
медсестры больниц и персонал домов престарелых, продавцы, водители
автобусов и грузовых машин, машинисты локомотивов, а также
полицейские обоих полов «в буквальном смысле поддерживают жизнь
страны» (Ангела Меркель). Многочисленные резервисты б ундесвера
немедленно и без суеты откликнулись на призыв министра обороны и
влились в охранные службы медицинских учреждений. А ведь для всех
этих высоких политиков и госчиновников до сих пор наиболее
интересными персонажами были те, кто выкрикивал на демонстрациях
оскорбления в адрес военных – типа «солдаты – это убийцы».
Так что, если кризис, вызванный корона-вирусом, приведет к тому, что от
этих  болтунов-пустомелей  будут  очищены  общественные
коммуникационные каналы, то у него будет хотя бы один побочный
позитивный эффект.

==================================
Tags: из бюллетеня, поворот?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments