gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

Category:

Милосердие на войне

"О милосердии русского солдата или Страх немцев перед расплатой" -- вот такой заголовок мне попался, когда я набрала "милосердие на войне" ... Как то у совецких людей все милосердие сводится к расплате!





А я предлагаю такие мемуары:




Горе побежденным!
Как молодая русская женщина спасла мне жизнь

              Май 1945 г., Прага

Хельмут Каршкес (yнтер-офицер  253-й пехотной дивизии).
Следующая история произошла в мае 1945 года, сразу после безоговорочной капитуляции Вермахта. Несколькими днями ранее я был сильно удивлен контратакой в районе Силлейн в Словакии. Должно быть, это произошло после 1 мая, потому что я до сих пор помню майский столб, который я видел в горной деревне, которую мы проезжали. Я повёл свою роту в обход деревни по уважительной причине: она уже была оккупирована русскими или вспомогательными войсками (партизанскими объединениями и Словацкой освободительной армией). В то время моя рота состояла из четырех групп и насчитывала примерно 30 человек. Я был унтер-офицером и руководил 2-й ротой 473-го гренадерского полка . В то время унтер-офицерские чины нередко возглавляли роту, поскольку почти не было офицеров. Во многих случаях погибшие или раненые офицеры уже не могли быть заменены.
   Я был поражён осколками взорвавшейся гранаты из советского миномёта, который внезапно открыл по нам огонь в ста метрах от нашей позиции. Мои два санитара перевязали меня как могли - благо, бинтов хватало - и потащили меня в одну из палаток, расположенных в лесу, на небольшой возвышенности, чтобы обезопасить меня от нападающих русских. На мое счастье мы встретили полковую санчасть, с которой командир полка и горстка солдат из полкового резерва выступили, чтобы ликвидировать прорыв русских. Для меня это была удача, потому что санитары доставили меня в  дом престарелых, где мне оказали медицинскую помощь. А потом, через день или два, я оказался в  „импровизированном  санитарном  поезде“ в районе Праги. Поезд состоял из старых вагонов-купе. В каждом купе была двухсторонняя   дверь, а по бокам купе были две деревянные скамьи. Два раненых солдата лежали на этих деревянных топчанах; третий лежал между деревянными скамейками на земле. Там не было матрасов даже из набитых соломой мешков. Их заменили старые одеяла вермахта. Поскольку преобладали летние температуры, в течение дня одеяло не требовалось.
   Я точно помню, что наша „самодельная больница“ была припаркована на железнодорожных путях у грузового пакгауза пражского вокзала. В купе нас было трое. Я лежал на левой деревянной скамье, справа был солдат, у которого был раздроблен таз. Между нами на полу лежал молодой рядовой, которому прострелили мочевой пузырь. В результате моча текла из раны, а шерстяное одеяло, которое бедняга использовал в качестве подстилки, было все пропитано кровавыми выделениями.
   Это были только "внутренние" условия в нашем "импровизированном больничном поезде". Внешние же быстро осложнялись, а затем  стали и вовсе драматичными, потому что наше жалкое убежище подверглось визиту группы партизан. В соседних купе уже раздавались редкие выстрелы. Вскоре трое партизан ворвались в наш отсек, держа пистолеты наготове. Мы, все трое, молились Богу, прощаясь с жизнью. Но вдруг произошло нечто неожиданное: в купе быстрым шагом вошла молодая женщина, в руке у неё была рукоятка плётки, это была так называемая нагайка, используемая казаками. На ней были темные кожаные бриджи и форменная куртка. Она тоже была вооружена пистолетом, который висел у неё на поясе, охватывающем талию. После короткой перепалки с тремя партизанами, которые были явно подчинены ей, они вышли из купе. После беглого осмотра трех тяжело раненых она также покинула купе.
Только теперь я понял, что молодая русская, возможно, офицер, только что спасла мне жизнь. Если бы она не пришла в наше купе, партизан, который приставил пистолет к моей голове, нажал бы на курок. Человеческая жизнь, особенно жизнь немецкого солдата, в то время ничего не стоила… Горе побежденным! В любом случае, я обязан своей жизнью этой молодой русской женщине. В разгар хаоса военного поражения победило что-то человеческое. Я никогда этого не смогу забыть.
------------------

Еще из книги «Милосердие на войне»  https://schutz-brett.org/3x/ru/o8bi4an/29-russische-beitraege/nctopnr/1754-miloserdie-na-vojne-bojnya-v-utorgoshe.html
Tags: 45 год, мемуар
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments