gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

Categories:

В волжском селе моего детства

Взято у Елены Дашковой в комментах

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=222923052391702&id=100040220272144

В волжском селе моего детства жила семья немцев. Яков Бернгардович преподавал немецкий в сельской школе. И мы с мамой ходили к нему однажды, когда мама готовилась к экзамену по немецкому в институте. На сайте этого села (а там огромная история, все-таки 300 лет селу, набат, положивший начало крестьянской войне в 19-м году и много чего еще) на днях выложили воспоминание об этом человеке.

Оказывается - была огромная семья поволжских немцев. Якова Бернгардовича выслали на какие-то рудники рубить уголь (мама ахнула: "Яков Бергамыч, интеллигентнейший человек, рубить уголь!!!). А у него осталось вроде бы семеро детей или даже больше. И русские сельчане каким-то образом отбили их от высылки по детским домам, а учительница в той школе (мама тоже ахнула, это была ее первая учительница, и этой истории она не знала, поскольку в школу тогда еще не ходила) установила порядок в своих классах: каждый день все дети приносили в школу хоть маленький кусочек еды для детей Якова Бернгардовича. И так продержали детей до возвращения отца.

Он вернулся с трофическими язвами на ногах (так и не зажили до самой его смерти) и сразу попал в больницу. Как бы там ни было, совецкая власть семью все равно извела. И когда мы с мамой ходили к Якову Бернгардовичу на урок, то хозяйка, которая угощала меня вкусными лепешками с молоком
и которую я считала его женой, это была его сестра. Из большой семьи выжили только они вдвоем... Всё. Большая ветвь пресеклась. Как и множество длинных русских ветвей в том селе...

-----------------

Уточнение:

У Якова Бернгардовича было пятеро братьев и шесть сестер. Все они жили в немецком селе Александерталь, которое было основано менонитами и названо в честь Александра I в 1857 году и к 30-м годам уже имели свои многодетные семьи. Пришедшие к власти большевики объявили сельчан вредителями, кулаками и увезли их на принудительные работы в архангельские леса. В 30-х годах советская власть отправила в заключение практически всех мужчин Александерталя. В 1931 году мама ещё не родившегося Яши Елизавета Гергардовна писала мужу в тюрьму, спрашивая разрешения назвать сына его именем. Тогда она думала, что больше никогда не увидит отца своих детей, но всё обошлось и Якова Бернгардовича выпустили из тюрьмы и он вернулся к своей семье в Александерталь.

Февральско – мартовский Пленум ЦК ВКП, на котором Сталин высказал мысль об усилении классовой борьбы, дал кровавый толчок борьбе с «врагами народа». В августе – октябре 1937 г. в АССР Немцев Поволжья были арестованы все члены бюро обкома партии, председатель СНК, почти весь состав правительства. Всего были арестованы и расстреляны за «контрреволюционную деятельность» 145 ответственных работников Республики и сотни коммунистов. Всего по 15.11. 1938 г. осуждено 1002 немца, из них расстреляно по приговорам «Троек» и спецтрибуналов 567 человек. Такая ситуация в республике по видимому заставила искать новое место жительства.

В 1937 году учитель немецкого языка Маттис Яков Бернгардович вместе со своей большой семьёй приехал в Новодевичье. Здесь была большая школа, в ней в три смены училось тогда около 800 учащихся, в классах было по 40 с лишним детей. Временно семья жила в одной из комнат школьного интерната, который находился во дворе школы. Вскоре семья переехала в отдельный дом на Бутырках на ул. Волжскую, где самой достопримечательной частью был огромный деревянный чан с водой, которая поступала из большого родника Глинница. Такие чаны стояли на многих улицах села. Постоянное общение с русскими детьми помогло быстро освоить русский язык детям Маттиса.

В конце 1937 года случилась в семье Маттисов большая беда: после родов, когда Елизавету Гергардовну Маттис должны были выписывать из больницы, она сильно простудилась и через 2 недели умерла. Новорождённую девочку в память о матери отец назвал Елизаветой. На помощь приехала одна из младших сестёр отца Хильда Бернгардовна. Через 2 года Яков Бернгардович женился на подруге жены, но прошло несколько месяцев и в ноябре 1939 года вторая жена Якова Бернгардовича умерла после неудачной операции.

Началась война и в 1942 году Якова Бернгардовича забрали в Трудовую Армию на Урал, в шахтах Копейска он рубил уголь. Вскоре забрали в Трудовую Армию и Хильду Бернгардовну. Дети остались одни, они отказались от отправки в разные детдома. Очень большую помощь семье Якова Бернгардовича оказала в это время классная руководительница Анна Григорьевна Никонова, она устроила на подсобные работы Павла и Гельмута в школу и в больницу. Ребята получали по 500 г хлеба на рабочую карточку и немного денег. Остальные дети, начиная с ранней весны и кончая осенью, собирали лекарственные травы и сдавали их в аптеку.

Когда наступала зима, собирали школьную линейку и объявляли для семьи Маттис сбор продуктов и овощей. Всем жилось трудно и всё-таки ребята несли кто горстку пшена, кто немного картошки, кто несколько полешек дров. Семье Маттисов не дали погибнуть, отец в письмах писал: «Только не бросайте учиться». В 1944 году Яков Бернгардович вернулся в Новодевичье инвалидом, его положили в больницу, там в это время лежала тяжело больная младшая дочь Лиза, при нём она и умерла. Первое время после возвращения из Трудовой Армии Яков Бернгардович не мог работать из-за трофической язвы голени и вынужден был лежать в больнице. Тогда он научился плести корзины, ребята приносили ему прутья, а потом ходили по сёлам, обменивая их на продукты. Так и перебивались. Потом Хильду Бернгардовну отпустили из Трудовой Армии и она тоже вернулась в Новодевичье.

Кончилась война. Яков Бернгардович приучал детей к книгам. Читал вслух на немецком языке Шиллера, Гёте, Гейне, Лессинга, читал русскую классику. Он хорошо пел, играл на фисгармонии, не забывал и спорт, ходил с детьми на лыжах через Волгу в лес. Всем нравился лес на берегу Волги, который назывался Кувай. У Якова Бернгардовича не было документов о высшем образовании и он поступил на заочное отделение института. После войны не хватало кадров. Когда Яков Бернгардович приезжал на сессию, ему предлагали вести занятия с заочниками по языку. Учился он в институте одновременно со старшим сыном Павлом и дочерью Ириной. В 1981 году Яков Бернгардович поехал к младшему сыну в Караганду, там заболел и умер не дожив месяц до 80 лет.

(Нонна Комиссарова. Помни язык своей матери. Аргументы и факты. Пенза, №31 от 30 июля 2003г).

Tags: русско-немецкое, судьбы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments