gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

Categories:

филосемит Пешков

С самого начала своей литературной жизни Горький вращался в еврейской среде, без подлаживания к которой он (кривляющийся «босяк» без образования и с весьма посредственным талантом) не мог бы так быстро стать известным писателем. Таково было положение в российской печати с конца XIX века. Соответственно Горький всю жизнь столь усердно хвалил евреев и боролся против т.н. «антисемитизма», объясняя его «свинцовыми мерзостями» русского народа и «гнусностью» его правительства, — что это стало искренним убеждением выдающегося «гуманиста».

В 1986 г. в Иерусалиме вышел сборник «М. Горький о еврейском народе», составитель которого (М. Вайнштейн) пишет в предисловии: «Имя Горького всегда произносилось евреями России с особым уважением, оно было и остается символом непрекращавшейся борьбы с антисемитизмом... Власть предержащие, считает Горький, возбуждают и культивируют его во имя своих политических целей, формирования и упрочения угодного им государственного режима...».

Вайнштейн приводит много цитат Горького, сравнивающего русских и евреев: «Совесть русского народа оглушена, ослеплена криками о евреях»... «в душе русского человека назревает гнойный нарыв зависти и ненависти бездельников и лентяев к евреям — народу живому, деятельному, который поэтому и обгоняет тяжелого русского человека на всех путях жизни, что умеет и любит работать»... Поэтому Горький испытывал «мучительный стыд за Русь, за русского головотяпа, который в трудный день жизни непременно ищет врага своего где-то вне себя, а не в бездне своей глупости... Я знаю — вы скажете: “Ага, он опять защищает евреев, ну, конечно, подкуплен!” Да, я подкуплен, но не деньгами, еще не напечатано таких денег, которыми можно купить меня, но давно, уже с детских лет моих, меня подкупил маленький еврейский народ, подкупил своей стойкостью в борьбе за жизнь, своей неугасимой верой в творчество правды, верой, без которой нет человека, а только двуногое животное..». «Я думаю, что еврейская мудрость более общечеловечна и общезначима, чем всякая иная».

В биографии Горького находим множество поступков, подтверждающих такое его яростное программное юдофильство, оттеняемое русофобией. Еврейский сайт www.sem40.ru разместил по этому поводу большую статью из хасидского журнала «Лехаим» (31.1.2005–2.2.2005) — «Горький и евреи», в которой дается обзор его заслуг перед еврейским народом. Приведем из него несколько примеров.

В 1901 г. по инициативе Горького был издан сборник «Помощь евреям, пострадавшим от неурожая» (как будто русские крестьяне при этом не пострадали). В 1903 г. опубликовал статью «По поводу кишиневского погрома», в которой, помимо искажения фактов, виновниками выставлены русские православные деятели и царское правительство.

В 1906 г. во время поездки в США Горький вел усиленную агитацию против предоставления иностранных займов России как «оплоту мирового антисемитизма». «В Америке Горький дважды выступил перед еврейской демократической аудиторией. Доклад “Еврейский вопрос”, прочитанный им 25 апреля в Гренд Сентрал-Пелес в Нью-Йорке, представляет тем больший интерес, что в нем вскрыты социально-политические и психологические корни антисемитизма как общественного явления реакционного характера... Ненависть самодержавия к евреям Горький объясняет тем, что в русском революционном движении участвовало большое количество евреев. “В России, — говорит писатель, — евреи настроены еще более революционно, чем всюду, так как в России евреи действительно поставлены правительством в невыносимое положение”... “Главный враг русских евреев, — по его мнению, — это русское правительство, в глазах которого каждый еврей — революционер”. Вся система гонений и преследований евреев в царской России, еврейские погромы, организованные “по хитрым замыслам Плеве, Дурново”, являлись средством борьбы против революции...»

«Второе выступление Горького в Нью-Йорке, на собрании евреев, в большой степени повторило основные положения первого доклада... Горький привел ряд примеров, характеризующих отвагу и смелость евреев-революционеров...» (http://www.sem40.ru/ourpeople/history/14083/)

В эти годы глава еврейского финансового мира в США Я. Шифф угрожал России революцией и, «чрезвычайно разгневанный антисемитской политикой царского режима в России, с радостью поддержал японские военные усилия» (предоставив Японии неограниченный кредит в ее войне против России, за что был награжден японским орденом). «В то же время Шифф оказывал финансовую поддержку группам самообороны русского еврейства», — сообщает «Encyclopaedia Judaica» — т.е. всем революционным партиям. А Ротшильды сделали для России недоступными и европейские кредиты. Своими выступлениями в Америке Горький внес в это свой вклад и, надо полагать, не был обделен щедростью Шиффа.

В 1911–1913 гг. Горький активно защищал в печати Бейлиса, обвиненного в убийстве Андрюши Ющинского, и одним из первых подписал (усиленно также агитируя других) обращение интеллигенции «К русскому обществу. По поводу кровавого навета на евреев» (1911). В письме к Плеханову Горький характеризует киевский процесс Бейлиса, признавший факт ритуального убийства христианского мальчика на еврейском заводе Зайцева, как «акт разбушевавшейся контрреволюции». Опять-таки тут несомненен и весомый вклад Горького в международное очернение России.

Всё это уже было подготовкой в Мировой войне, в которой, как сообщает видный еврейский банкир Аттали, у еврейских банкиров в разных странах Европы были свои финансовые интересы (пронемецкие, профранцузские, пробританские), не во всем совпадавшие. Но в одном они были едины: «Американские евреи вступают в соглашение со всеми другими рассматривать царскую Россию как единственную страну, против которой надо вести войну» (Attali Jacques. Les Juifs, le monde et l’argent. P.464).

Как же вел себя в этой войне Горький? Помимо того, что его партия заняла пораженческую позицию, развернув подрывную антирусскую деятельность на еврейско-немецкие деньги, 12 сентября 1915 г. Горький выступил с большим докладом на учредительном собрании членов созданного им «Русского общества для изучения еврейской жизни». Темой его были не тяготы и жертвы Великой войны, которые в основном нес русский народ, а требования к русской интеллигенции по «организации планомерной защиты еврейских масс в годы войны... Планируя деятельность Общества, Горький считал нужным создать его отделения в провинции, предусматривал программу издательской деятельности... Занимаясь организацией Общества, Горький провел анкетирование, связанное с отношением русской интеллигенции к евреям... С убийственным сарказмом Горький вскрыл всю пошлость и подлость, всю абсурдность человеконенавистнических рассуждений антисемитов. Он прямо называет их своими врагами... Он разоблачил черносотенцев, разбил их бездарные попытки подвести под антисемитизм “теоретическую” базу, оправдать свою ненависть к евреям лживопатриотическими фразами» (http://www.sem40.ru/ourpeople/history/14093/).

При этом Горький невольно выдает главную причину, заставлявшую многих литераторов становиться в ряды «филосемитов» и ставить подписи: «их Горький называл “филосемитами страха ради иудейска”» (http://www.sem40.ru/ourpeople/history/14093/) То есть не отметиться публично в защиту еврейства считалось неприличным и грозило остракизмом в «культурной» среде.

Наиболее примечателен в горьковской «еврейской» биографии такой факт. В 1902 г. Горький стал крёстным и приёмным отцом еврея Зиновия Свердлова (брата большевика Якова Свердлова), который взял фамилию Пешков и «принял православие» для того, чтобы получить право жить в Москве. (В 1904 г. Зиновий эмигрировал в Америку, затем во Францию где вступил в масонство и сделал головокружительную военно-политическую карьеру: стал генерал французской армии и кавалером пятидесяти правительственных наград. Как эмиссар Антанты сыграл темную роль в убийстве Царской семьи и в закулисных переговорах лидеров Антанты с большевицким режимом, в предательстве ими Белых армий.)

«Горький всю жизнь пронес симпатию к Свердловым. Его выдвиженцем был Леопольд Авербах, по матери — Свердлов, племянник Якова. Леопольд “пробился” в люди, стал главой пресловутого РАППа — Российской ассоциации пролетарских писателей. Ничего страшного, что малограмотен, зато изощренный демагог и манипулятор. Лучший друг великого пролетарского писателя — палач и основатель ГУЛАГа Генрих Ягода, женатый на сестре Авербаха Иде. Впрочем, он и не Ягода, а Ягуда или Иегода. Одним из псевдонимом Горького был Иегудиил Хламида. Иегода, Иегудиил… Как чувствовал в молодые годы писатель, кто будет его другом на старости лет. “Троцкий, на мой взгляд, является гением” — другого для Горького и быть не могло, конечно же, автор идеи превращения России в единый трудовой (читай — концентрационный) лагерь, был гением...» (А.В. Максимов. “К высшей мере через забвение. Максим Горький”).

И в советское время Горький яростно боролся против «антисемитизма», отождествляя его с контрреволюцией и Православием. Например, в статье «Об антисемитах» «он устанавливает непосредственную связь антисемитизма с той реакционной ролью, которую сыграла на протяжении веков церковь. “Если бы антисемиты знали кровавую историю борьбы против науки, — говорится в статье, — они знали бы, что христианская церковь почти на тысячелетие прервала научную работу человеческого разума...”...» (http://www.sem40.ru/ourpeople/history/14102/)

Следует отметить, что столь откровенно антирусская юдофильская деятельность Горького в советские 1920–1930-е годы объяснялась опять-таки огромным еврейским влиянием не только в литературе и культуре, но во всей жизни и внутренней политике СССР. Даже честные евреи признавали: «Советская власть отождествляется с еврейской властью, и лютая ненависть к большевикам обращается в такую же ненависть к евреям. Вряд ли в России остался еще такой слой населения, в который не проникла бы эта не знающая границ ненависть к нам», — констатировала группа еврейских публицистов в обращении «К евреям всех стран!» (Россия и евреи. Берлин, 1923).

Отождествляя подобно Горькому т.н. «антисемитизм» с контрреволюцией, большевики и сами отождествляли свою власть с еврейской. Ю. Ларин (Лурье), член президиума ВСНХ и Госплана, один из авторов проекта передачи Крыма евреям и «один из инициаторов кампании против антисемитизма (1926–31)» (http://www.sem40.ru/famous2/e1167.shtml), посвятил этому целую книгу — «Евреи и антисемитизм в СССР». Он определил «антисемитизм как средство замаскированной мобилизации против советской власти... Поэтому противодействие антисемитской агитации есть обязательное условие для увеличения обороноспособности нашей страны», — констатирует Ларин и настаивает на применении ленинского декрета 1918 г.: «Ставить “активных антисемитов вне закона”, т.е. расстреливать». «В конце 1920-х годов только в Москве примерно каждые десять дней проходил суд за антисемитизм; судить могли за одно только произнесенное слово “жид”» (Солженицын А.И. Двести лет вместе. М., 2002. Кн. II). Горький внес в это свой личный вклад в письмах властям и ряду писателей.

Еврейское влияние в СССР достигло апогея к середине 1930-х годов, — признают и еврейские авторы. Помимо их ведущей роли в партийно-правительственных и карательных органах, следует отметить, что в Московской организации Союза писателей в 1934 году было 35,3% евреев (примерно столько же и в других творческих союзах); на тысячу евреев было 268 со средним образованием и 57 с высшим, тогда как у русских соответственно 81 и 6 человек. (Митрохин Н.А. Русская партия. М., 2003. С.147; Всесоюзная перепись населения 1939 г. Основные итоги). Евреи с полным правом могли считать, что это «их страна», в которой они стали привилегированным слоем, основавшим свое господство на уничтожении и эксплуатации русских. Как раз на эти годы приходятся два новых спаренных акта геноцида русского народа: коллективизация (с искусственным голодом) под руководством наркома земледелия Яковлева-Эпштейна и «безбожная пятилетка» под руководством Ярославского-Губельмана, уничтожившие не менее 10 миллионов наиболее трудолюбивых православных крестьян.

Поэтому трудно себе представить, что столь рьяного юдофила «Горького убила еврейская мафия», — как можно читать у некоторых красных патриотов. Зачем? Скорее, своей лишенной чувства меры юдофилией Горький мешал намечавшемуся в конце 1930-х гг. сталинскому оседланию русского патриотизма для сохранения власти Сталина: а вдруг Горький стал бы этому перечить, подрывая авторитет вождя в западных «прогрессивных» кругах? Вдруг «гуманист», спасая свой «имидж» на Западе, устыдился бы своего «благословения» террора, который уже перекинулся и на ленинскую гвардию? Сталин часто беседовал с Горьким и хорошо знал эти его «гуманистические» слабости и оглядку на «прогрессивную общественность» Запада. И, возможно, решил на всякий случай не рисковать, а заплатить Иегудиилу черепками за отлично проделанную работу. Иегудиил уже сделал всё, на что был способен, и в его дальнейших услугах государство официально «победившего (именно в 1936 г. — М.Н.) социализма» не нуждалось.

Теперь ему предстояло служить делу партии посмертно — своим именем. Имя Горького было увековечено в названиях городов, заводов и пароходов, железных дорог, самолетов, музеев и библиотек. На похоронах гроб с телом Горького несли Молотов и сам Великий Сталин. (На воре шапка горит?..) За Сталиным в похоронной процессии шла «железная Мура»... Прах классика соцреализма был торжественно помещен в урне в Кремлевскую стену на Красной площади в Москве. Поныне этот прах и его имя служат делу продолжающейся мировой революции против христианского мира для построения царства антихриста.



Elena Dmitrieva    -- -ВК
Tags: избранные, плутократия и большевизм, русское и советское
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment