gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

Category:

статус

Павел Лузин

Кандидат политических наук, специалист по международным отношениям и российской политике (Пермь)



Претензии России* на особый статус в Европе, на статус гаранта европейской безопасности восходят как раз к победе во Второй мировой войне. Точно так же к данной победе восходит и ее право вето в Совете Безопасности ООН — одна из фундаментальных основ ее в целом высокого положения в мире, не подкрепленного больше ни успехами в экономике и науке, ни культурным и моральным авторитетом.

Когда же для обществ в Европе и в самой России все более очевидно, что советский и германский варианты тоталитаризма различаются только количеством жертв, и цифры жертв советского тоталитаризма даже более ужасающие**, под этими претензиями попросту теряется почва. Вот и приходится Кремлю волей-неволей ковыряться в позабытых исторических документах, пытаясь заткнуть проеденные временем дыры в мифологии собственного величия. Без этой мифологии нынешняя российская власть окажется уязвимой как в политическом, так и в экономическом плане. Без этой мифологии уже не останется никакого оправдания для ее стремления к доминированию как над соседями, так и над собственными гражданами.

Однако все эти попытки России зацементировать свой международный статус, подтвердить свою привилегию и свое превосходство над окружающими обнажают один интересный момент. Российская власть не понимает и не принимает современный мир, она не признает горизонтальные связи и равноправную интеграцию. Проще говоря, все эти страдания по никому не нужным советским памятникам и бесконечные посольские гербарии на фоне таких же бесконечных напоминаний о войне означают лишь одно: желание навсегда утвердить деспотическую власть в России и вокруг нее и заставить весь мир смириться с этим.
......

Свобода — это личная автономия, это право на горизонтальную коммуникацию и организацию. Это право на сопричастность без власти и на учреждение своей власти. В этом и состоит основа республиканского правления и самоуправления. Но чему сопричастны российские граждане, когда они лишены автономии и возможности управлять? Отсюда нынешняя российская власть с середины 1990-х гг., как до этого коммунисты с середины 1960-х по 1991 г., и выстраивает сопричастность на основе победы во Второй мировой войне. А ничего другого, в сущности, нет: ни общего политического дела, ни общего блага, ни общих правил.

Тем не менее, нынешняя борьба Кремля за свой военно-исторический нарратив имеет под собой нечто большее, чем просто конструирование мифа об общей жертве и общей победе. Во-первых, победа во Второй мировой войне стала политической «индульгенцией» для большевиков — она как бы простила их преступления против собственных граждан и против граждан захваченных стран.

...Так что затянувшийся апофеоз российского «победобесия» и бесконечные поминки — это в чистом виде борьба с идеей, что люди могут жить и действовать автономно от власти и могут этой власти сопротивляться.


http://region.expert/memopolicy/?fbclid=IwAR3YOiHDsDqZOn4fDEObEZbwYTQ0QcpX2Hc0P6tlKj_uEVkC49FJQh42EYA

----------------
* Корректнее -- РФ
** Хотя бы это уже признается. 30 лет информационного разгула не прошли даром)

Tags: 45 год
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments