gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

Category:

О кутузовских переговорах с Лористоном,

когда Кутузов попытался взять судьбу России в собственные руки и распорядиться этой судьбой по своему разумению, выступая в роли фактического заговорщика и мятежника против царя первого разряда, - поскольку попытался Кутузов тогда ни много ни мало, а своей властью заключить перемирие с Наполеоном на условиях незамедлительного и беспрепятственного отвода войск Наполеона из России. Все это он собирался делать вопреки категорическому приказу царя (Александр специально запретил Кутузову даже вступать переговоры с неприятелем, и его главным и общеизвестным принципом во время войны 1812 года был программный отказ от каких бы то ни было соглашений с Наполеоном) и несмотря на отсутствие у него законных полномочий на меры такого значения; он надеялся, что фактической власти для того, чтобы это сделать, у него хватит, и не его вина была, если ее все-таки не хватило. Это был в точном смысле слова мятеж, на который Кутузов пошел просто потому, что считал политику Александра по отношению к Наполеону и саму войну 1812 года, проистекшую от этой политики, совершенно противоречащими истинным интересам страны и народа. История эта известна вот уже почти 150 лет всем специалистам по теме, разумеющим по-английски, и если в школах и вузах по поводу переговоров Лористона с Кутузовым учат нечто прямо противоположное, то это лишь сообщает много интересного о состоянии отечественной исторической традиции касательно войны 1812 года – дело в том, что сомневаться в достоверности источников, эту историю сообщающих, можно только в полном самозабвении. Всему сказанному следуют пункты…


Известна означенная история из переписки, дневника и мемуаров английского генерала Роберта Вильсона (1777-1849), который в 1812 году был главным военным представителем Англии при Александре и русской армии (причем Александр, отправляя его в войска, выдал ему полномочия принимать именем императора любые меры, если кто-то в армии, хоть бы и главнокомандующий, попытается начать переговоры с противником!). Он регулярно осведомлял Александра и своих английских корреспондентов письмами обо всех важных событиях, вел дневник о тех же событиях, а впоследствии написал, уже от 3-го лица, «Повествование о случившемся во время нашествия Наполеона Бонапарта на Россию». В «Повествовании..» и письме герцогу Глостеру история о попытке Кутузова заключить перемирие изложена четко, в прочих письмах – приглушенно. Конечно, первое, что приходит в голову историкам квазипатриотической / официозной складки – это что негодный англичанин наклепал на фельдмаршала. Однако тут же выясняется, что иначе как в полном помрачении придерживаться этого взгляда нельзя – так как, помимо всего прочего, «Повествование…» вместе с этим эпизодом было детально проверено русской государственной цензурой при Николае I, и эта цензура не нашла возможным упрекнуть Вильсона в каких бы то ни было искажениях истины, а только отметила, что печатание ряда мест его труда объективно нежелательно, так как неблагоприятно для репутации Кутузова...

....................


Замысел Кутузова оказался не исполнен из-за действий нескольких его подчиненных. Узнав о намерении главнокомандующего, они обратились к личным представителям Александра при армии - герцогу Вюртембергскому и герцогу Ольденбургскому (царским родственникам из числа германских князей), а также к генералу Вильсону; все они были известны как категорически сторонники войны до полного уничтожения Наполеона. Во главе с Вильсоном (который при этом впервые огласил и использовал данное ему некогда Александром полномочие именем царя пресекать любые переговоры с Наполеоном и принимать для этого любые меры против любого лица) они потребовали от Кутузова отказа от его замысла, угрожая в противном случае силой низложить главнокомандующего, после чего повергнуть себя и все это дело на суд императора. Полномочия, выданные Александром Вильсону, давали им на это даже и формальное право. Объяснение приобрело настолько острый характер, что Кутузову, по-видимому, сделали прозрачный намек на возможность не только низложить его, но и убить (позднее Вильсон писал Кэткарту: «Я знаю, что фельдмаршал не смеет, опасаясь жизнь свою подвергнуть опасности, начать какие-либо переговоры»). Позиция, занятая оппонентами Кутузова, и полномочия, выданные Александром Вильсону, вынудили Кутузова отказаться от своего намерения; он принял Лористона в своей штаб-квартире и в ходе разговора с ним заявил, что не имеет полномочий заключать перемирие, но перешлет Александру соответствующее предложение Наполеона (что и осуществил; это тоже было полным нарушением приказов царя, и тот сделал Кутузову резкий выговор за встречу с Лористоном и пересылку ему, Александру, французских мирных предложений. О намерении Кутузова заключить перемирие царь так и не узнал: сведения об этом не пошли дальше Вильсона и других участников вышеизложенного объяснения с Кутузовым). Саму свою встречу с Лористоном Кутузов объяснял царю и армии желанием усыпить бдительность французов, поманить их надеждой на перемирие и затянуть таким образом, на погибель врагу, его пребывание в Москве.




Вся статья https://wiradhe.livejournal.com/13199.html
Tags: РИ, история
Subscribe

  • «Верфольф»

    "Лучше чужая кровь на лезвии ножа, чем чужой нож в собственной крови", - Герман Лёнс отправился в 1914 году добровольцем на фронт и погиб…

  • =

  • .............

    Я никогда не забуду молодого танкиста-эсэсовца, который спокойно намазывал хлеб лезвием своего кинжала. Он даже не смотрел на нас. От него пахло…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments