gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

Categories:

Бенкендорф, глава жандармов

http://rys-strategia.ru/publ/1-1-0-5227?fbclid=IwAR0UpX94nw1hiIycHkrJZz-EwuuTMBMRXw8TRZA88Ubi07QIp9-_B2xOJis

«Палач декабристов», «гонитель Пушкина», «царский сатрап»

– так писали о Бенкендорфе. И в числе первых – Александр Герцен, заявивший:

«Может, Бенкендорф и не сделал всего зла, которое мог сделать, будучи начальником этой страшной полиции, но и добра он не сделал, на это у него недоставало энергии, воли, сердца».

Этой цитатой революционера-публициста руководствовались долгие годы.

Бенкендорф и Пушкин

В последнее время появилась возможность заглянуть в закрытые ранее архивы - и выяснилось, что многое в истории было не совсем так, как мы учили, а кое-что и совсем не так.

К примеру, в записках вернувшихся из Сибири декабристов, чьим палачом якобы являлся Бенкендорф, не содержится ни одного отрицательного отзыва о нем. Зато не склонный к лести Пушкин доверительно писал своему «гонителю»:

«Если Вы не будете завтра министром, послезавтра меня упрячут...»

Понятно, что эти строки поэта предпочитали не упоминать.

А из учебника в учебник кочевало (возможно, и сейчас кочует):

«Трагедия «Борис Годунов» вызвала переполох, испуг, недовольство в правящих кругах. Николай I и шеф жандармов Бенкендорф всячески задерживали ее публикацию».

Если «всячески задерживали», то почему же так и не задержали? Сил не хватило, Что ли?

На самом же деле все было с точностью до наоборот: именно Александр Христофорович поспособствовал Александру Сергеевичу опубликовать «Бориса Годунова», чем помог решить финансовые проблемы поэта.

Его мемуары исчезли после его смерти, и их искали добрых полтора века (а они преспокойно пылились в одном из спецхранов). И вот недавно их извлекли на свет божий, вчитались в поблекшие от времени строки и изумились: писал их не «тупой жандарм», а человек просвещенный, к тому же большой патриот России.

Российский немец Бенкендорф писал на... французском, как это было принято в то время в дворянских кругах. Вот его воспоминания о настроениях в России в 1812 году:

«Дворяне, священники, купцы, крестьяне – все были воодушевлены одним духом. Все соединилось на борьбу и уничтожение дерзких чужеземцев, перешедших наши священные границы».

Обратите внимание: «дерзкие чужеземцы», «наши священные границы». Себя Бенкендорф искренне считал русским, кем, собственно, и был!


Сражение под Горкумом

Овладеть данным «первостепенным складочным местом», охранявшимся гарнизоном общей численностью до 8 000 человек, Бенкендорфу помог случай. Ожидая подхода пруссаков (которые, кстати сказать, так в означенный район и не прибыли!), русские послали две роты и пару пушек 72-го Тульского пехотного полка под началом майора Белемовского «для захвата плотины, которая служила для переправы из Горкума к Гардингсфельду». Как явствует из напечатанной в Варшаве в 1901 году истории данного боевого соединения (С.192), «едва Белемовский и его солдаты, занявшие важную переправу, обосновались на плотине и на мосту, как показались французы. Увидев готовую к отпору русскую пехоту и горящие фитили пушек, они не стали атаковать и ретировались в направлении к Бреде». Эффективную помощь наступающим войскам оказали и прибывшие из-под Дордрехта в составе русского батальона егерей прусские волонтеры майора Фридриха Августа Петера фон Коломба (1775-1854). С другой стороны, не менее активно действовали здесь также «наскоро вооруженные усердием жителей Роттердама лодки, которые, обстреливая Горкум, вплотную приближались к самым укреплениям этой крепости».

По приказу царя Бенкендорф стал одним из главных следователей по делу декабристов, чего ему не простили демократы. Но как-то «забылось», что именно благодаря Александру Христофоровичу на допросах не унижали честь и достоинство арестованных – собственно государственных преступников по законам любой страны.

«Добра он не сделал...»

– слова Герцена охотно цитировали. Но вот один лишь пример, показывающий, что это неправда: когда усадьбу и имущество Сергея Волконского намеревались конфисковать в казну, то не нашлось никого, кроме Бенкендорфа, кто бы заступился за семью сосланного декабриста. В своде законов он отыскал один, благодаря которому имение не конфисковали, и семье Волконских удалось избежать нищеты.

Пройдут два десятка лет, и вернувшийся из Сибири седой Волконский будет с благодарностью вспоминать «главного жандарма России».

Боролся со взятками

Создание в 1826 году Третьего (жандармского) отделения как высшего органа политической полиции Российской империи во главе с генерал-адъютантом Бенкендорфом стало притчей во языцех. Как-то «забылось», что отделение это, олицетворявшее

«чудовищную систему царского сыска, произвола и политического террора»,

насчитывало при Бенкендорфе всего несколько десятков человек (для сравнения: в сегодняшней России в системе ФСБ служат около 120 тысяч).

И даже сегодня о Третьем отделении в Википедии сказано:

«Занималось надзором за политически неблагонадежными лицами»,

что верно лишь отчасти. Политические дела составляли всего 5%! Все остальные (а их было немало) попадали в разряд экономических и должностных преступлений: мошенничество подрядчиков, казнокрадство, взяточничество.

«Чиновники – это сословие, пожалуй, является наиболее развращенным. Среди них редко встречаются порядочные люди. Хищения, подлоги, превратное толкование законов – вот их ремесло. К несчастью, они-то и правят и не только отдельные, наиболее крупные из них, но в сущности все, так как им известны все тонкости бюрократической системы. Они боятся правосудия, точных законов и искоренения хищений; они ненавидят всех, кто преследует взяточничество, и бегут от них, как сова от солнца»,

– писал Бенкендорф. И кто возьмется сегодня заявить, что его слова – преувеличение, что они неактуальны? А тогда прямолинейный и неподкупный генерал нажил себе немало недоброжелателей – он мешал воровать!

Умер Александр Христофорович Бенкендорф 23 сентября 1844 года на 63 году жизни. Когда Николаю I сообщили о смерти «друга императора», тот возразил:

«Не императора другом он был, а империи».

И добавил:

«Он никогда и ни с кем меня не поссорил, но примирил со многими».
Tags: РИ, честь
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • =

    от 7 окт. у Холмогорова очень достойная лекция о монархизме вообще и русском монархизме в частности

  • к уходу Меркель

    Четыре года назад Филипп Пликерт, экономический обозреватель Frankfurter Allgemeine Zeitung, с 2019 г. пишущий для газеты из Лондона, попросил 22…

  • слушайте,

    если каждый день слушать лекции Холмогорова... может как то потянуть даже в интернационализм... не?)) меня вот потянуло

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

Recent Posts from This Journal

  • =

    от 7 окт. у Холмогорова очень достойная лекция о монархизме вообще и русском монархизме в частности

  • к уходу Меркель

    Четыре года назад Филипп Пликерт, экономический обозреватель Frankfurter Allgemeine Zeitung, с 2019 г. пишущий для газеты из Лондона, попросил 22…

  • слушайте,

    если каждый день слушать лекции Холмогорова... может как то потянуть даже в интернационализм... не?)) меня вот потянуло