gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

Categories:

ревизионизм -- что это и с чем его едят?

Столкнулась недавно -- среди френдов, и даже френдов старых -- с боязнью слова "ревизионизм":  что вы что вы!  никогда не читал, никогда не соглашался, ничего не знаю и знать не хочу...
Хе. Ну, Бог с тобой.
------------


Фрагмент статьи Фредерика Тобена  "Ревизионизм и борьба с ним" -- далеко не только о  ревизионизме!



При крушении любой идеологии, будь то коммунизм или капитализм, прежде всего, страдают рядовые граждане. Большинство людей хотят жить обычной жизнью: создавать семью, воспитывать детей, работать, наслаждаться жизнью, а кому-то хочется еще и вносить достойный вклад в общественную деятельность.

Ревизионистов волнует борьба с неизведанным, потому что неизвестность ставит нас в зависимое положение. Поэтому мы стремимся обеспечить максимальный объем информации, доступной для обработки. Важность получения свободного потока информации состоит в том, что для создания картины мира наш интеллект должен беспрепятственно получать и обрабатывать как можно больше данных.

Наши “глобальные попечители” пытаются удержать нас в смирительной рубашке потребительства. Единственная свобода, которая существует на Западе — это свобода ходить за покупками! И горе тем, кто отвергает потребительское мышление и выбирает другие ценности, например, возврат к здоровым моральным ценностям, позволяющим освободиться от страстей.

Свобода от страстей очень важна, когда она рассматривается наряду с проблемой свободного доступа к информации.

Именно получение объективной информации из первых рук я называю максимизацией процесса. Важно также получение аутентичной, достоверной информации из источников, сохраняющих моральную и интеллектуальную чистоту, например, комментарии Роберта Фиска (Robert Fisk) и других палестинских и афганских событий посредством электронной почты. Для нас представляют интерес репортажи очевидцев, свободные от идеологической нагрузки. Только так человек может выработать личную, независимую точку зрения и взгляд на мир.

К сожалению, синдром Голливуда со всеми нездоровыми последствиями проникает также на территорию бывшего СССР. Этот синдром потребительства и гедонизма является ведущим фактором формирования личного мировоззрения. Это основа потребительского общества. Слишком часто гедонизм ведет к нигилизму, который в свою очередь ведет к гибели — человека, культуры, общества. Кажется, Иван Ильин сказал много лет назад: “В обществе потребления неизбежно образуется два типа рабов — пленников страстей и пленников зависти”.

Мне следовало бы также остановиться на нашей финансово-долговой системе, но тогда пришлось бы отклониться от предмета доклада, а именно от борьбы против ревизионистов на Западе.

4. Исторический ревизионизм и свобода слова

Исторических ревизионистов и их сторонников во всем мире довольно много.

Кто такой ревизионист? Ревизионистами являемся мы все. Ревизионист — это мыслитель, требующий свободного доступа к информации, на основе которой он может сам составить представление о проблеме. Ревизионизм это метод, эвристический принцип, используемый теми, кто пересматривает собственные взгляды и мнения. \выдел.мои\.  И поэтому любой, кто осмеливается идти своей, одинокой дорогой независимости рассматривается, как угроза власти, которая стремится поработить умы.

Ревизионисты это люди, которые осмеливаются иметь самостоятельное мнение по историческим проблемам, рискуя стать социальными аутсайдерами. Этих свободомыслящих людей, оппозиционеров, инакомыслящих, ревизионистов, я бы даже сказал, революционеров клеймят по-разному: “ненавистники”, “ниспровергатели Холокоста”, “антисемиты”, “расисты”, “неонацисты”, “ксенофобы”.

Когда навешиваются подобные ярлыки, мы должны спросить: Кто это делает? И кому это выгодно? В чьих интересах шельмование относительно небольшой группы людей, именующих себя ревизионистами?

Предпосылки у ревизионистов разнообразные, я, например, подхожу к проблеме с литературно-философских позиций. Тем не менее, нас объединяет любовь к истине, поиск истины.

Ревизионист это человек, который пытается по-новому осмыслить проблемы и задачи по мере получения новой информации, особенно когда прежде закрытые государственные архивы открывают доступ к секретным документам.

Советский Союз и его бывшие союзники (оказавшиеся лже-союзниками) довели до совершенства процесс истребления в системе Гулагов. Ваши российские гиганты литературной мысли, Александр Солженицын и другие, с присущим им литературным блеском описали эту трагическую главу истории России.

Я упоминаю об этом, потому что на Западе — в Австралии, Европе, Канаде, и даже в “свободных” Соединенных Штатах, где первая поправка все еще гарантирует свободу слова, — наблюдается тенденция движения к тому самому гулаговскому менталитету, в рамках которого психологический террор обеспечивал целостность общества.

5. Концептуальная тюрьма и права человека

Максима “Страх порождает жестокость” прочно утвердилась во всех человеческих сообществах, а идеология обычно выступает как средство переноса этого страха и жестокости в общество. Кому из присутствующих не знаком неуловимый страх, играющий роль фактора социального контроля? Я думаю, все мы знаем это чувство, потому что все мы воспитаны кем-либо — и общественное одобрение/неодобрение составляют часть процесса воспитания.

Во многих западных странах понятиям демократия и свобода буквально поклоняются. В то же время, пропагандируя свободу, редко кто спрашивает: свобода от чего и свобода для чего? Нам рекомендуют делать свой выбор во всем, но затем — помимо очевидного финансового давления — нас ограничивают понятием дискриминации.

Существует индустрия дискриминации, которая создана для насильственного заключения инакомыслящих в концептуальную тюрьму, бежать из которой чрезвычайно трудно, если вообще возможно: “ненавистник”, “ниспровергатель Холокоста”, “антисемит”, “расист”, “неонацист”, “ксенофоб”, “угроза демократии”, и новейшее определение, похоже, вытесняющее все предыдущие — “террорист”.

Подобное навешивание ярлыков является излюбленным механизмом контроля, используемым в англо-американских странах. Так называемые “суды по правам человека”, — эти жалкие порождения идеологов, презирающих такие понятия как истина и справедливость, — выносят решения, которыми гордились бы бывшие советские комиссары.

Для любого такого суда, скажем в Канаде и Австралии, истина не является защитой. Основание нашей цивилизации покоится на понятии истины, но на иных судебных разбирательствах она игнорируется. Это шаг назад в процессе развития нашей цивилизации.

Для того чтобы истец выиграл дело, достаточно проникнуться чувством оскорбленности в отношении какого-то вопроса или высказывания другого человека. Мнение другого человека, с которым не согласен истец, может быть оспорено в подобных судах. Итак, вас легко привлечь к ответственности, если вы выразили оппозиционное мнение на историческую проблему, т. е. Холокост, и это нанесло кому-то моральный ущерб. Ваши взгляды считаются расистскими, и поэтому любая критика исторического вопроса, или поведения лица еврейского происхождения отметается, а критика клеймят как антисемита.

............................

Буквальное восприятие или чувство обиды на чьи-то слова или письменные высказывания, вызвали рост новой индустрии — виктимологии. Индивидуумы развивают в себе ментальность жертвы — во многих случаях из-за денег, которые можно получить, изображая из себя жертву.

Последние 30 лет существует тенденция воспринимать все буквально (в ущерб образному языку) и возбуждать иски. Например, в прошлом преподаватели литературы определяли сущность драмы как конфликт. Сегодня любой, кто создает напряженность, нанося обиду другому лицу высказыванием своего мнения, подлежит судебному преследованию. Это же гибель драмы, из-за того, что чьи-то чувства были задеты. Точно также концепция литературного единства формы и содержания отвергается преподавателями литературы в пользу рассмотрения процессов. Вплоть до 70-х годов 20 века Оксфордский университет поддерживал Барбару Харди (Barbara Hardy) в ее настойчивом требовании строгого соблюдения принципов.

Такие литературные приемы сегодня отвергаются сверхгибкой концепцией оскорбления чувств. Все принимается буквально, не в переносном смысле — и люди возбуждают иски. Высказывание является толчком. В немецком языке существует выражение “geistiger Brandstifter”, обозначающее “духовный поджигатель”. Иными словами, невзирая на принцип свободы слова, сделаем преступным любое мнение, не совпадающее с господствующей точкой зрения.

........

Любой ревизионист в Европе будет преследоваться по закону за выражение идей монокультурности и национализма, которые противоречат общепринятым мультикультурности, интернационализму и материальному потребительству. Связующим звеном этих понятий служит Холокост.
.............

Для иллюстрации того, как одна порабощающая система заменяет другую, давайте коротко остановимся на ситуации в Польше. До того как в апреле 1999 года Польше разрешили войти в НАТО, она была вынуждена заменить господствующую марксистскую идеологию другой — идеологией Холокоста, что и было сделано в январе 1999 года в виде закона, запрещающего подвергать сомнению событие, получившего известность как Холокост.
................
В октябре 1994 года, обе палаты парламента ФРГ — Бундестаг и Бундесрат — приравняли отрицание массовых убийств к возбуждению расовой ненависти. Итак, согласно Статье 130 любой сомневающийся в существовании газовых камер, мог быть приговорен к тюремному заключению сроком до 5 лет. Это особенно относится к “возбуждению расовой ненависти — публичному осуждению, отрицанию или умалению, способствующих нарушению общественного порядка и закона, любого акта, совершенного при нацистском режиме, который подпадает под действие Статьи 220а (Геноцид)”. Таким образом, еврейский народ получил привилегированный правовой статус. Для германцев жизненно важные исторические вопросы стали запретными, в то время как негерманцы продолжают бесстыдно клеймить и поносить немцев, не боясь юридических последствий.
...............

Когда в 1994 году американский гражданин и специалист по казням в газовой камере Фред Лейхтер (Fred Leuchter), автор Доклада Лейхтера, собирался выступить в прямом ток-шоу, то он был арестован, чтобы предотвратить нарушение им немецкого закона. Вот так действует правосудие Германии, — наносит упреждающий удар по тем, кто может нарушить закон, запрещающий исторические дискуссии на табуированную тему ...

.........
Немецкая юстиция занялась сейчас цензурой в области музыки. Автор националистических песен Франк Реннике (Frank Rennicke) получил срок 10 месяцев с отсрочкой приговора на три года за песню, написанную им в 1986 году.

Ингрид Векерт (Ingrid Weckert), в ее 70 с хвостиком, пришлось пережить многочисленные вызовы в суд за то, что она опубликовала и сравнила две дневниковые записи бывшего узника концлагеря Дахау — позитивную и негативную. Это “преуменьшило преступления национал-социалистов”.

Рейнгольд Эльстнер (Reinhold Elstner) 25 апреля 1995 года на площади Мюнхена облил себя бензином и зажег спичку.

Почему немцы настойчиво преследуют своих? Ответ прост: Германия по сей день не подписала мирный договор со своим бывшим врагом времен Второй Мировой войны — поэтому закон легко эксплуатировать. Германское право беспринципно и полностью коррумпировано в вопросах Холокоста.

Немцы сменили национал-социализм на национал-мазохизм — им нравится чувствовать вину за то, что они не совершали! Я полагаю, такое могло случиться только в Германии.


\Уверена, в этой последней фразе автор ошибается -- не только в Германии. Везде. Да это и видно по самому тексту далее.\



Вся статья 
http://www.sdelanounih.ru/frederik-toben-borba-s-revizionizmom-v-stranax-zapada/#more-5370

Tags: ревизия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments