gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

Category:

39 год

Польша постоянно стремилась увеличить свой контроль над Данцигом, вопреки стремлениям и чаяниям немецкого большинства Данцига. Канцлер не имел ничего против дальнейших экономических устремлений Польши в Данциге, но он был полон решимости никогда не допустить установления польского политического режима в Данциге. Такой отказ стал бы отказом от лояльных Рейху данцигских граждан и их духа самоопределения.
Германия представила предложение о всеобъемлющем урегулировании Данцигского вопроса с Польшей 24 октября 1938 года.

Предложение Гитлера гарантировать границы Польши также несло в себе такую степень военной безопасности, с которой не могла сравниться и которой не могла похвастаться ни одна другая не-коммунистическая нация.


Предложенное Германией урегулирование с Польшей было гораздо менее благоприятным для Германии, чем Тринадцатый пункт программы Вильсона в Версале. Версальский договор дал Польше большие куски территории в таких регионах, как Западная Пруссия и Западный Позен, которые были в своём подавляющем большинстве немецкими. Самая богатая промышленная часть Верхней Силезии также была позже передана Польше, несмотря на то, что Польша проиграла там плебисцит. Германия была готова отказаться от этих территорий в интересах германо-польского сотрудничества. Эта уступка Гитлера была более чем достаточной, чтобы компенсировать немецкую аннексию Данцига и строительство супер-магистрали и железной дороги в Коридоре. Сами польские дипломаты считали, что предложение Германии является искренней и реалистичной основой для постоянного соглашения.


26 марта 1939 года польский посол в Берлине Йозеф Липский официально отверг предложения Германии по урегулированию. Поляки ждали более пяти месяцев, чтобы отвергнуть предложения Германии, они же отказались одобрить любое изменение сложившейся ситуации. Липский заявил министру иностранных дел Германии Иоахиму фон Риббентропу, что «его болезненным долгом было привлечь внимание к тому факту, что любое дальнейшее осуществление этих немецких планов, особенно когда речь идёт о возвращении Данцига в Рейх, означало бы войну с Польшей.»


30 марта 1939 года министр иностранных дел Польши Юзеф Бек принял предложение Великобритании дать безусловную гарантию независимости Польше. Британская Империя согласилась пойти на войну в качестве союзника Польши, если поляки решат, что война им необходима. С речью, составленной британским министром иностранных дел лордом Галифаксом, Чемберлен выступил в Палате общин 31 марта 1939 года:


«Теперь я должен сообщить Палате ... что в случае каких-либо действий, которые явно угрожают польской независимости и которым, соответственно, польское правительство считает жизненно важным противостоять своими национальными силами, Правительство Его Величества будет чувствовать себя обязанным немедленно оказать польскому правительству всю поддержку, которая имеется в его власти. Оно заверяет в этом польское правительство.»


Впервые в своей истории Великобритания предоставила право принять решение вести или не вести ей войну другой стране! Британские гарантии Польше были обязательными без обязательств с польской стороны. Британская общественность была поражена этим шагом.

Государственный секретарь Германии Эрнст фон Вайцзеккер презрительно воскликнул, что «британская гарантия Польше была подобна предложению сахара неподготовленному ребенку, прежде чем он научился прислушиваться к голосу разума!»

Ухудшение германо-польских отношений


Немецко-польские отношения стали напряженными из-за растущей жестокости с которой польские власти обращались с немецким меньшинством. Польское правительство в 1930-х годах начало конфисковывать земли своего немецкого меньшинства по бросовым ценам путем публичной экспроприации. Немецкое правительство возмущалось тем, что немецкие землевладельцы получали от польского правительства только одну восьмую от стоимости своих владений. Поскольку польская общественность была осведомлена о ситуации в Германии и хотела использовать её, немецкое меньшинство в Польше не могло продать свою землю до экспроприации. Кроме того, польский закон запрещал немцам в частном порядке продавать большие площади земли.


Немецкие дипломаты настаивали на том, чтобы в 1939 году соблюдался немецко-польский ноябрьский пакт 1937 года о меньшинствах, о равном обращении как с немецкими, так и с польскими землевладельцами.  Несмотря на польские заверения в справедливости и равном обращении, немецкие дипломаты узнали 15 февраля 1939 года о том, что последние экспроприации земли в Польше были направлены преимущественно на немецкие владения. Эти экспроприации фактически уничтожили крупные немецкие земельные владения в Польше в то время, когда большинство крупных польских земельных владений оставались нетронутыми.  Стало очевидным, что ничего нельзя сделать дипломатически, чтобы помочь немецкому меньшинству в Польше.


Польша бросила вызов Германии частичной мобилизацией своих войск 23 марта 1939 года. Были мобилизованы сотни тысяч резервистов польской армии и Гитлера предупредили, что Польша будет бороться, чтобы предотвратить возвращение Данцига в Германию.  Поляки были удивлены, обнаружив, что Германия не восприняла этот вызов всерьез.  Гитлер, который очень хотел дружбы с Польшей, воздержался от ответа на польскую угрозу войны.  Германия не угрожала Польше и не предприняла никаких предупредительных военных мер в ответ на частичную мобилизацию Польши.


Гитлер рассматривал германо-польское соглашение как весьма желанную альтернативу германо-польской войне. Однако никаких дальнейших переговоров о германо-польском соглашении не было после британской гарантии Польше, потому что Юзеф Бек отказался вести переговоры. Бек проигнорировал неоднократные немецкие предложения о дальнейших переговорах, потому что Бек знал, что Галифакс надеется добиться полного уничтожения Германии. Галифакс считал англо-германскую войну неизбежной с 1936 года и анти-германская политика Великобритании была открыто провозглашена в речи Невилла Чемберлена 17 марта 1939 года. Галифакс препятствовал германо-польским переговорам, потому что он рассчитывал, что Польша даст предлог для британской превентивной войны против Германии.
......

Ситуация между Германией и Польшей стремительно ухудшилась в течение шести недель, начиная от польской частичной мобилизации 23 марта 1939 года до публичного выступления Юзефа Бека 5 мая 1939 года.  Главной целью выступления Бека перед Сеймом, нижней палатой польского парламента, было убедить польскую общественность и весь мир в том, что Польша способна и готова бросить вызов Гитлеру.

На момент выступления Бека в Польше проживало более 1 миллиона этнических немцев и эти немцы стали главными жертвами германо-польского кризиса в ближайшие недели. Немцы в Польше подвергались всё более растущим дозам насилия со стороны доминирующих поляков.  Британской публике неоднократно говорили, что обиды немецкого меньшинства в Польше были в основном мнимыми.  Среднестатистический британский гражданин совершенно не знал о терроре и страхе смерти, которые преследовали этих немцев в Польше. \Граждане этого не знают и сегодня - Н.Т.\  В конечном счете, многие тысячи немцев в Польше погибли в результате кризиса.  Они были одними из первых жертв военной политики британского министра иностранных дел Галифакса против Германии.

7 августа 1939 года польские цензоры разрешили газете Illustrowany Kuryer Codzienny в Кракове опубликовать статью беспрецедентной откровенности. В статье говорилось, что польские части постоянно пересекают немецкую границу, чтобы уничтожать немецкие военные объекты и доставлять захваченную немецкую военную технику в Польшу. Польское правительство не смогло помешать газете, которая имела самый большой тираж в Польше, сообщить миру, что Польша серией нарушений границы провоцирует войну Германии с Польшей.

Вся статья --

Tags: 39 год, поляки, ревизия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments