gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

Categories:

русские камикадзе

http://www.ch-lib.ru/projects/writers/tin/bannikov/publicist_03.html



(Из книги И.Н. Банникова "Баллада пепла". — Челябинск, 1996.)

19 августа 1991 года, в первый день путча, 10 танков Таманской дивизии во главе с майором Евдокимовым встали на защиту демократии и законного правительства России. Не имея почти никакой надежды на победу, без боезапаса, руководствуясь лишь приказом своей совести. День 19 августа показал, что в Советской Армии живы благородные традиции армии российской, утверждавшие категорически: «Офицер — не каратель». Да, армия на протяжении 70 лет очень часто была инструментом расправы над недовольными — ив Союзе, и за его преде¬лами. Но параллельно существовали и прорывались другие настроения. Они никогда не извлекались на поверхность официозом, и даже теперь мы очень мало знаем о них. Общую картину всего, что происходило в Советской Армии, восстановить невозможно, однако, привлекая зарубежные источники, мы можем из обрывков воссоздать то, что десятилетиями замалчивалось и укрывалось.

Антикарательные настроения проявились в армии очень рано. Всего несколько месяцев прошло после смерти Сталина, когда 16 июня 1953 года в Восточном Берлине вспыхнуло антикоммунистическое восстание. Рабочие, студенты, интеллигенция столицы ГДР вышли на улицы под лозунгами свержения коммунистического режима и объединения страны. Правительство ГДР было парализовано — восточногерманская армия ненадежна. На подавление народного восстания были брошены части Западной группы советских войск. На улицах Берлина разыгралась кровавая драма — советские танки расстреливали демонстрации из пулеметов, давили гусеницами безоружных людей. Однако стать палачами согласились не все.

А. П. Столыпин в книге «На службе России», изданной во Франкфуркте-на-Майне в 1986 году, пишет: «...На глазах у полуроты советских солдат два немца сорвали с Брандербургских ворот красное знамя, тут же разорвали на куски и сожгли. Солдаты смотрели равнодушно». «...Были случаи, когда советские танки расстреливали коммунистические лозунги». Репрессии не замедлили сказаться. 18 военнослужащих (солдат, сержантов и офицеров), отказавшихся применить оружие против мирного населения Восточного Берлина, были расстреляны гебистами в городе Магдебурге. Этих людей забыли на родине, однако память их гражданского подвига увековечена. 17 июня 1954 года, спустя год после восстания, в Западном Берлине, недалеко от границы, на Потсдамер-шоссе, был открыт памятник — большой клинообразный гранитный обелиск. На нем надпись по-русски и по-немецки: «Российским офицерам и солдатам, которым было суждено умереть за то, что они отказались 17 июня стрелять в борцов за свободу».

Имена этих людей неизвестны до сих пор (быть может, архивы КГБ сохранили и их дела?).

Репрессии происходили и в других местах. «В Цвикау и на некоторых шахтах в этом районе после событий 17 июня расстреляно несколько офицеров и солдат Советской Армии» («Посев», 3 августа 1953 г.).

Если в 1953 году происходили единичные всплески противодействия армии навязываемым ей карательным функциям, то спустя три года такое противодействие принимает (впервые!) массовый характер. Речь идет о Венгерской национальной революции октября—ноября 1956 года

.Другая совершенно неизвестная страница в истории армии связана с событиями октября 1959 года в казахском городе Темиртау. Сюда на комсомольскую стройку металлургического комбината съехались тысячи молодых людей. Отсутствие элементарных удобств (люди жили в палатках, землянках, в лучшем случае — бараках), скученность, антисанитария дополнялись произволом милиции. 2 октября 1959 года милиционеры зверски избили дубинками молодого строителя. Это явилось каплей, пе¬реполнившей чашу терпения. В городе началось настоящее восстание: толпы взбешенной молодежи громили отделы милиции, захватывали оружие. Милиция оказалась бессильна справиться с массовым выступлением. 3 октября в город были введены воинские части из Караганды. Однако солдаты Карагандинского гарнизона отказались стрелять, вступили в контакт с повстанцами, начали даже переходить на их сторону и передавать оружие. Деморализованные и поредевшие армейские части были спешно выведены из Темиртау, на смену им перебрасывались на самолетах полки КГБ из Алма-Аты, Акмолинска, Балхаша. После двухдневных боев восстание было подавлено с большой жестокостью: по некоторым сведениям, убитых насчитывалось до 200 человек. В Темиртаусском мятеже участвовали десятки военнослужащих (после этих событий вышел даже специальный приказ министра обороны Малиновского «О нарушении воинской присяги некоторыми солдатами и офицерами Туркестанского военного округа»)


Tags: борьба, история, память, русское
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments