gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

Categories:

Не только 6 млн.

-----------
Португалия оказалась вне охвата -- надо исправлять.

\из гр. ВК Белые дни\
"Правительственный комитет одобрил учреждение Мемориального дня в память жертв инквизиции.
"Этот чрезвычайно важный шаг, предпринятый парламентом Португалии, ясно демонстрирует намерение властей критично оценивать прошлое своей страны, дабы соискать раскаяния у еврейского мира за ужасы причиненные нашему народу",-- Эшли Перри, президент организации Реконектар и директор Кнессетского партийного собрания для воссоединения с испанскими и португальскими потомками еврейских сообществ, сказл в заявлении, выпущенном в среду.
На самом деле инквизиция не имела власти над евреями. Ее силы распространялись только на людей, исповедующих христианство. Поэтому, когда современные евреи утверждают, что их предки пострадали от инквизиции, они тем самым признают, что те только притворялись, будто были настоящими христианами.
Реальность такова, что португальская инквизиция оказала чрезвычайно важную гуманитарную услугу - запрет работорговли. Многими из ключевых фигур работорговли как в Португалии, так и в колониях были якобы обращенные евреи. Когда же они пали жертвами инквизиции, рабы, которыми они торговали, пришли и наслаждаясь наблюдая за тем, как те горят.
Ниже приведен отрывок из книги "Работорговля" Хью Томаса.
"...Но инквизиция все еще была обеспокоена мнимыми иудаистскими действиями всех португальских торговцев, неважно были они вовлечены в торговлю рабами, или нет. Так, торговцы Севилля получили возможность "отомстить" Лиссабону, чьей экономической доминацией, они были долго возмущены. В 1636 году, состоялся суд над Франциско Родригесом де Солис, шурином монополиста 1620-ых Антонио Фернандеса Эльваса. Отправленный в Картагену де Индиас для ликвидации своих дел там, он попал в руки инквизиции и был предан аутодафе [прим. переводчика: аутодафе - религиозная церемония, включавшая, помимо прочего, суд над еретиками и их казнь]. В 1638-ом году, в Картагене, состоялось аутодафе над Жуаном Родригесом Месой из Экстремоса, Португалия, который продал несметное число рабов из Анголы, с тех пор как прибыл в город в 1630-ом."
Огромные толпы рабов, свободных черных, мулатов и некоторых спаниардов бросала в него и других приговоренных, апельсины, прежде чем тех сожгли. Последующие аутодафе разрушили сети торговли людьми в Новом свете.
Например, в 1646-ом году Антонио Ваез де Асеведо, работорговец из Веракруза, а в 1649-ом и его братья - Симон и Себастиан Ваез Севилья, были прилюдно унижены (хоть и не сожжены), в ужасном аутодафе того года. Они были сыновьями еврейского мясника из Кастельобранко, который работал палачом, а после стал грузчиком в порту Лиссабона что в северо-восточной части Португалии:
Антонио (Доставлял в Мексику большую часть продаваемых там рабов из Африки)
Себастиан (Был генеральным поставщиком недавно основанного испано-карибского морского эскадрона)
Симон (Стал одним из богатейших людей благодаря сделкам связанным с работорговлей. Был другом и протеже наместника короля - маркиза Вилленского, также Симон находился на нескольких государственных постах, при выгодных позициях с бюрократами той самой Инквизиции, которая приговорила его, тогда Симон смог крупно нажиться на торговле с Китаем через Акапулько. Он женился на Лорене де Эскивель, старой христианке.)
Несомненно, Симон и его Брат Себастиан были евреями, и держали это в секрете. Еще в 1625-ом году, один из бухгалтеров Симона осудил его за запрет использования или употребления сала, и за организованные, постоянные опаздывания жены на мессу. С другой стороны, враждебность к португальским торговцам, будь они евреи или нет, была сильным мотивом для преследования в Мексике, устроенным временным наместником короля, блестящим и непреклонным епископом Пуэблы Жуаном Палафоксом.
Симон Ваез, преданный людьми работавшими на него, во время своих семи лет заключения в тюрьме, общался со своими друзьями и родственниками через рабов, которых он так хорошо продавал, но безрезультатно. Аутодафе 1649-ого года, наблюдалось 30,000-ми людьми из всех сословий: как приятно, наверное, было индейским и африканским рабам смотреть на то, как великий работорговец идет со своей женой, своим братом и другими родственниками, мужчинами и женщинами, полуголыми и обритыми, которые еще несколько лет назад "ехали по городу в карете, принимали судей и их жен на своих вечеринках, и были уважаемы так, будто они - величайшая знатная семья всего королевства".
Подобные суды над иудеями-работоргавцами также имели место в Лиме, но более того, начало 1635-ого года ознаменовалось процессом над самым важным торговцем рабами в тех местах - Мануэлем Баутистом Пересом. Перес начал свой криминальный путь еще в 1612, когда начал работать капитаном на судне, перевозившем рабов из Африки. В Лиме он находился с 1620-ого. Позднее, он получал во владение рабов через зятя, Себастиана Дуарте, который регулярно покупал африканцев в Портобело или Картагене для отправки в Перу. На Переса смотрели как на лидера португальцев в Лиме, и называли "большим капитаном". Его состояние было оценено в 500,00 песо, по тем временам это была очень большая сумма. Ему принадлежали серебрянные шахты в Хуарочири, находившиеся в пятидесяти милях от Лимы, где по совместительству находился его особняк - дом, настолько роскошный, что он носил название "de Pilatos". Он вел себя как серьезный христианин, его дети обучались священниками, однако, он посещал тайные, теологические встречи, которые показывали его иудаизм. Перес никогда в этом не сознался, и даже попытался покончить жизнь самоубийством, но он и его брат были оба сожжены заживо.
Инквизиция Картагены де Индиас имела похожие обвинения. Поэтому, Луис Гомес Баррето, такой же фальшивый еврей и работорговец, как и остальные, игравший важную роль в городе, в промежутке между 1607-ым и 1652-ым годами, был, в конце концов, пойман и осужден. Его непрерывные путешествия в погоне за лучшими рабами, от Сао Томе до Луанды, или от Гвинеи-Биссау до Бенина, иногда с возвращением в Испанию, а также четыре поездки до Лимы, не принесли, в конце, никакой пользы. А затем Мануэль Альварес Прието, обученный в Анголе притворяться христианином, но при этом сохранять верность еврейству был также осужден в Картагене де Индиас.
Tags: Испания, историческая вина
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments