gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

Category:

Парижская декларация. Европа, в которую мы сможем верить

Фрагменты

Нам угрожает ложная Европа.

3. Покровители ложной Европы околдованы суевериями о неизбежности прогресса. Они считают, что История на их стороне, — и эта вера делает их высокомерными и презрительными, неспособными признать, что у постнационального, посткультурного мира, который они строят, есть серьезные изъяны. Более того, они пребывают в неведении относительно истинных источников гуманных этических норм, которыми хотят дорожить не меньше нашего. Они игнорируют и даже отвергают христианские корни Европы. В то же время они изо всех сил заботятся о том, чтобы не обидеть мусульман, которые, по их мнению, счастливо переймут их светское мультикультурное мировоззрение. Погрязшая в предрассудках, суевериях и невежестве и ослепленная тщеславными, самодовольными планами утопического будущего, ложная Европа рефлекторно подавляет инакомыслие. Делается это, разумеется, во имя «свободы» и «терпимости».

Ложная Европа утопична и тиранична.

4. Перед нами тупик. Самая большая угроза будущему Европы — не российский авантюризм и не мусульманская иммиграция. Подлинная Европа в опасности из-за того, что ложная Европа гнетет и душит наше воображение. Наши нации и наша общая культура выхолощены иллюзиями и самообманом о том, что такое Европа и чем ей следует быть. Мы обязуемся противостоять этой угрозе, нависшей над нашим будущим. Мы будем защищать, поддерживать и превозносить настоящую Европу — ту самую Европу, к которой все мы в действительности принадлежим.

Мы обязаны защитить настоящую Европу!


.............
7. Истинная Европа — это сообщество наций. У нас есть свои языки, традиции и границы. Тем не менее, мы всегда признавали родство друг с другом, даже когда вступали в конфликты или воевали. Это единство в разнообразии кажется нам естественным. Но оно замечательно, драгоценно еще и тем, что по сути не является ни естественным, ни неизбежным. Наиболее распространенной политической формой единства в разнообразии является империя, которую европейские короли-воины пытались воссоздать в течение столетий после падения Римской империи. Притягательность имперской формы сохранилась, но возобладало национальное государство — политическая форма, которая объединяет народность с суверенитетом. Таким образом, национальное государство стало отличительной чертой европейской цивилизации.

Национальное государство — отличительный признак Европы.

8. Национальное сообщество гордится тем, что управляет собой полноправно, нередко превозносит до небес свои великие национальные достижения в области искусств и науки и конкурирует с другими народами, подчас на поле брани. Все это не оставляло Европу без ран, порой весьма тяжелых, но никогда не компрометировало наше культурное единство. Напротив. По мере того как национальные государства Европы приобретали более определенные и четкие очертания, общая европейская идентичность только усиливалась. Из ужасного кровопролития мировых войн первой половины XX века мы вынесли еще большую решимость чтить наше общее наследие. Это свидетельствует о глубине и мощи Европы как цивилизации, космополитичной в самом строгом значении данного слова. Мы не стремимся к навязанному, насильственному единству империи. Вместо этого европейский космополитизм признает, что патриотическая любовь и гражданская лояльность — предпосылки для более широкого мира.
.........

13. Настоящая Европа в опасности. Достижения народного суверенитета, сопротивление империи, космополитизм, способный к гражданской любви, христианское наследие гуманной и достойной жизни, живая вовлеченность в наше классическое наследие — все это куда-то ускользает. По мере того как покровители ложной Европы конструируют свою псевдохристианскую цивилизацию с всеобщими правами человека, мы утрачиваем наш дом.

Мы теряем наш дом.

14. Ложная Европа похваляется своей беспрецедентной приверженностью человеческой свободе. Однако эта свобода очень однобока. Она подает себя как освобождение от всех ограничений: сексуальная свобода, свобода самовыражения, свобода «быть собой». Поколению ‘68 видятся в этих свободах драгоценные победы над некогда всемогущим и гнетущим «культурным режимом». Они считают себя величайшими освободителями, и их пороки одобряются как благородные нравственные достижения, за которые весь мир должен быть им благодарен.

Преобладает ложная свобода.

15. Однако для более молодых поколений Европы эта позолота на реальности уже потускнела. Распущенность и гедонизм часто приводят к скуке и тяжкому чувству бессмысленности. Узы брака ослабли. В бушующем море сексуальной свободы глубинная потребность наших молодых людей жениться и создавать семьи часто фрустрирована. Свобода, которая ставит крест на самых сокровенных устремлениях нашего сердца, стала проклятием. Наше общество, похоже, впадает в индивидуализм, изоляцию и бесцельность. Вместо свободы мы обречены на пустое следование догмам культуры, движимой потребительскими инстинктами и СМИ. Мы обязаны сказать правду: поколение ‘68 разрушало, но не строило. Они создавали вакуум, который в настоящее время заполняется социальными сетями, дешевым туризмом и порнографией.

16. В то же самое время, когда беспрецедентная свобода становится предметом хвастовства, европейская жизнь подвергается все более жесткому регулированию. Правила, которые зачастую формулируют безликие технократы заодно с заинтересованными лицами во власти, регулируют наши трудовые отношения, наши бизнес-решения, наши образовательные квалификации, все наши новостные и развлекательные СМИ. Кроме того, в настоящее время Европа стремится ужесточить существующее регулирование свободы слова (исконной европейской свободы) — «свобода совести» кажет себя воочию. Мишень этих ограничений — не какие-нибудь непристойности или нападки на приличия в общественной жизни. Вместо этого правящие классы Европы стремятся ограничить откровенно политические высказывания. Политических лидеров, только осмелившихся произносить вслух неудобные истины об исламе и иммиграции, привлекают к суду. Политкорректность накладывает жесткие табу, из-за которых бросить вызов существующему положению вещей становится нереальным. Ложная Европа на деле не поощряет культуру свободы. Она продвигает культуру рыночно обусловленной солидарности и политически навязанного подчинения.

........

По мере того как социальные разногласия и гражданское недоверие становятся очевидными, в европейской общественной жизни появляется все больше злобы и жестокости. И никто не может сказать, куда все это заведет. Мы не обязаны идти этим путем. Мы должны свергнуть тиранию ложной Европы. Альтернатива есть.

Альтернатива есть.

Вся статья  http://gefter.ru/archive/23289

Tags: Европа, борьба, важное, поворот?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments