gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

Categories:

страшный опыт ЮАР

Гедалья Браун

Некоторые чёрные могут проживать в белом районе или ходить в белую школу, не портя его серьёзно, но как только их число начинает увеличиваться, как раз то самое, чем чёрные так стремились пользоваться, прекращает своё существование, и чёрные оказываются в той же самой обстановке, из которой они так стремились убежать: чёрные трущобы, разбитые чёрные школы, адские больницы, и пр. Чёрных можно принимать в белые структуры, только если их количество будет управляемо; но это невозможно, пока все считают, что сама идея фундаментальных расовых различий как-то позорна и нравственно неприемлема. Если человечество желает реального расового прогресса, это глубочайшее и пагубное заблуждение должно быть неопровержимо и публично развенчано.


Чёрные мужчины, будучи в группе, представляют из себя источник проблем — они склонны к насилию и совершению преступлений — и закон о паспортах был введён специально для регулирования их пере- 225 движений (в африкаанс есть фраза, отражающая белое сознание, swart gevaar, — «чёрная опасность»). Если бы сегодня существовал способ оградить молодых людей от улиц Соуэто после наступления темноты, то, уверен, что подавляющее большинство его миролюбивых жителей одобрило бы с энтузиазмом. И действительно, глава одного из самых влиятельных интеллектуальных центров Южной Африки сказал мне недавно, что группа его темнокожих сотрудников выразила мнение, что единственный способ решения проблем «новой Южной Африки» видится им в возвращении закона о паспортах!

\Неграм вменялось носить при себе своего рода внутренний паспорт, — любой чёрный, находящийся в белом районе после наступления темноты без надлежащего разрешения в его документах, мог быть арестован и отдан в специальный суд.\

Хотя западные СМИ с не охотой признают, что в Южной Африке периода постапартеида произошёл взрыв насилия и преступности, никто так и не попытался объяснить его. Я полагаю, что причины этого насилия психологические. Именно отказ от апартеида оказал воздействие на психологию чёрных. Во-первых, имеется масса свидетельств того, что африканские чёрные чувствуют себя ниже белых. Причины этого понять не трудно: в большинстве аспектов современного мира чёрные, как группа, обычно проявляют меньше способностей, чем белые, и они не настолько глупы, чтобы этого не признавать. Большинство африканцев спокойно относятся к эмоционально обусловленному отказу белых, имевшими с чёрными минимальный контакт, признавать расовые отличия. Я, после сотен контактов с африканцами, имею основание утверждать, что они принимают эти различия. Однако довольно типичный образчик «объективных» доказательств этого можно найти в заявлении двух воинствующих чёрных психиатров, Уильяма Х. Грира и Прайса М. Коббса в их книге «Чёрный гнев»: «Факт, что чёрное население склонно рассматривать белого человека, как высшее существо. В местных говорах и в повседневном поведении миллионов чёрных существуют бесчисленные примеры, говорящие за факт, что они действительно чувствуют, что белый от природы лучше». (стр. 191).


Живя в чёрной Африке, я сделал открытие — фактически все чёрные, которых не коснулась либеральная идеология эгалитаризма, не только признают это неравенство, но и нисколько ею не обеспокоены! Я заявляю это после бесчисленных случаев общения с чёрными по всему чёрному миру континента. Спросите любого африканца, почему чёрные не могут делать, например, самолеты или компьютеры, и он посмотрит на Вас, как на дурака. Для него ответ очевиден: «У белого для этого есть мозги, а у нас нет!» Возможно, из-за этого между собой чёрные часто испытывают потребность ставить себя выше и достичь «статуса». С его точки зрения лучший способ этого достичь — это поставить другого в более низкое по сравнению с ним положение. Ведь, если тот низший, то он должен быть высшим. Это даёт ключ к пониманию и объяснению множества случаев бездушного и жестокого поведения чёрных медсестёр, полисменов, школьных учителей и прочих. Если чёрные поднимаются даже на самые незначительные высоты власти, многие из них начинают помыкать своими подчинёнными самым сумасшедшим и нелепым образом. Когда чёрные видели, как белый демонтирует механизмы апартеида, в целом уступая пожеланиям чёрных, они задавали себе вопрос: «Почему он это делает? Конечно же, не потому что мы этого заслужили». Ответ для них был очевиден — белый глуп, слаб и напуган. Это свело на нет страх, уважение, и даже благоговение, облегчавшие белым контроль над чёрными. Чёрные — хищники, нападающие на более слабых. Страх потенциальной жертвы возбуждает их как кровь акулу. А в белых они именно это и находят, — страх. Результат — когда потенциального чёрного 229 преступника, длительное время державшегося на привязи его собственного страха, спустили с поводка, — становится совершенно предсказуемым. Даже, если отбросить тяжкие преступления, один из показателей того, какого уровня здесь достигло беззаконие, это то, какое множество водителей здесь ездит на красный свет светофора. За один день здесь можно увидеть столько таких горе-ездоков, сколько в Америке не увидишь за всю жизнь. Кроме того, с конца правления белых, вероятность того, что чёрного арестуют за такое «малозначительное» нарушение, как мочеиспускание на улице, равно нулю. Чёрные вообще склонны либо рабски следовать правилам, не улавливая ни при каких обстоятельствах вероятности исключений, либо просто попирать закон.


Мало чем отличаясь от чёрных медсестёр и чёрных учителей, чёрные полицейские в целом довольно бесполезны. Если ранее белые руководители, держали подчинённых хотя бы в состоянии полудисциплины, то примерно с 1990 г. руководство постепенно стало всецело чёрным. В целом африканцы просто не в состоянии управлять. Они не способны к управлению более или менее крупным учреждением и испытывают недостаток в дисциплине, организованности и кооперации, необходимых для контроля над преступлениями. И, хотя это может прозвучать грубо, но, я считаю, что им, кроме прочего, не хватает морали. Полиция, наверное, была бы более эффективной, если бы их нравственно возмущало преступление, они бы внутренне ощущали, что это плохо.
Tags: расы
Subscribe

  • антропологическое

    Расовая антропология "Расизм — совокупность воззрений, в основе которых лежат положения о физической и умственной неравноценности…

  • о пользе генетического однообразия

    Мысль о благости "генетического разнообразия" вбивалась в наши головы с пеленок. Она настолько привычна, что мы о ней и не задумываемся…

  • из Вк

    «Русские и восточные европейцы не являются белыми» — Виктория Кавеса, лидер_ша шведской феминистической партии. коменты -- В…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments