gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

Category:

генеральная репетиция сексуальной революции

из эссе Dr. Lasha Darkmoon
The Sexual Decadence of Weimar Germany by Lasha Darkmoon

Сексуальный декаданс в Веймарской республике
...

В "Чувственной панике: Эротический мир Веймарского Берлина" Мэла Гордона мы попадаем депрессивную убогую среду, аналогичную подземному миру канализационных крыс: мир, получивший своё существование в основном благодаря немецкому креативному классу. Без денег и влияния креативного класса такой мир никогда не обрёл бы существование. Там не было ничего для немцев, что могло бы вырвать их из этой искусственно созданного парника эротомании и сексуальных отклонений, в которой они обнаружили себя пойманными.



Существовало не менее 17 разных типов проституток в этом созданном креативщиками бордельном мире: восемь уличных типов и девять домашний, каждый со своей специализацией .

Луиджи Барзини. в своих социальных мемеурах "Европейцы" описывает сатурналии в Tingel-Tangels или мерзких борделях помешанного не сексе Берлина 1920-х, Золотого Века немецкого "креативного класса".

"Я видел сутенёров, предлагающих всё всем: маленьких мальчиков, маленьких девочек, здоровых молодых мужчин, сластолюбивых женщин, животных. Дошло до того, что можно было получить самца гуся, шею которого можно было перерезать в самый экстатический момент, что обеспечивало вам наиболее восхитительный трепет - позволяло наслаждаться содомией, зоофилией, гомосексуализмом, некрофилией и садизмом одним махом. Также и гастрономией, если вы захотите его впоследствии съесть.

В октябре 1923-го, когда 1 доллар стоил 4,2 миллиарда марок и за шесть пачек банкнот едва можно было купить краюху хлеба, известно, что "самый восхитительный минет в Берлине никогда не обходился американскому туристу дороже 30 центов".

"Ночная жизнь Берлина, мой мир, этот мир никогда не видел ничего подобного" - с горечью отмечает Томас Манн - "Мы привыкли иметь первоклассную армию. Сейчас у нас первоклассные извращенцы".

Немецкий автор Эрих Кастнер, описывая Веймарский Берлин, топографически отмечает душевную болезнь, которая теперь овладела некогда гордым городом: "На востоке - преступность, в центре господствуют мошенники, на севере - нищета, на западе - разврат и везде - упадок".

Немецкий еврейский автор Стефан Цвейг который мог многое сказать о гомосексуальности, отмечает, что даже в античном Риме, где сорок из пятидесяти императоров были гомосексуалистами степень пьяного разврата и публичного бесстыдства была менее шокирующей, чем в Веймарском Берлине:
"Бары, парки развлечений, дешёвые ночные клубы растут, как грибы. По всей Kurfürstendamm неторопливо прогуливаются нарумяненные мужчины и не все они профессионалы; каждый студент хочет заработать денег и в полумраке баров можно видеть правительственных чиновников и финансистов, нежно поглаживающих безо всякого стеснения пьяных матросов. Даже Рим Светония не знал таких оргий, как бал извращенцев в Берлине, где сотни мужчин, наряженных женщинами, танцевали под благосклонными взглядами полиции. В крушении всех ценностей было какое-то безумие. Юные девочки хвастались своей распущенностью; достичь шестнадцати лет и быть под подозрением в девственности было постыдно".

3. Заключение: Веймарская Германия как генеральная репетиция сексуальной революции 1960-х.

Революции, разразившейся в США и как моральный вирус распространившейся по Европе и остальному миру.
Вспомним, что она началась в Германии в Веймарский период - в 1923-м, когда в Франкфуртском Университете был организован Institut für Sozialforschung (Институт социальных исследований). Финансируемый аргентинским евреем Феликсом Вейлом, он позднее превратился в знаменитую Франкфуртскую Школу

По моему предположению именно немцы стали первыми подопытными кроликами этих культурных марксистов , все их которых были евреями, за исключением Хабермаса. Это были революционеры, стремившиеся к тотальному контролю над обществом посредством привития своего марксистского мировоззрения всему миру. Очевидно, что нет другого пути обретения контроля над обществом с прочными моральными устоями кроме расшатывания этих устоев. Формула проста: разрушить систему верований, на которой основано общество, особенно его религию и традиционные принципы чести и благопристойности. Продвигать безбожие и философию отчаяния. А более простыми словами: низведите человека до зверя, если вы хотите управлять им.

Дьёрдь Лукач , один из отцов Франкфуртской школы. призывал к "культурному пессимизму и миру, покинутому Богом". [26] А один из самых фанатичных её идеологов, Вилли Мунценберг заявил, что хочет перевернуть мир вверх тормашками и сделать жизнь адом на земле. Его точные слова:

"Мы должны организовать интеллектуалов и использовать их ЧТОБЫ СДЕЛАТЬ ЗАПАДНУЮ ЦИВИЛИЗАЦИЮ ОТТАЛКИВАЮЩЕЙ! Только затем, когда они ИСКАЗЯТ ВСЕ СВОИ ЦЕННОСТИ И СДЕЛАЮТ ЖИЗНЬ НЕВОЗМОЖНОЙ, мы сможем установить ДИКТАТУРУ ПРОЛЕТАРИАТА.

Стоит ли удивляться, что под предводительством таких интеллектуалов, делающих всё возможное для продвижения моральной анархии и построения дистопии Оруэлла, немцы покатились кубарем по скользкому склону и оказались там, где они теперь?
В Америке культурные марксисты применили вариант своих Веймарских технологий, но в обновлённом усовершенствованном виде. Теперь они применяют в качестве оружия массового поражения мультикультурализм вместе с моральным разложением. Они наводнили страну иммигрантами, легальными и нелегальными. Они сталкивают расу с расой (организуя этнические конфликты), родителей с детьми(атака на авторитетность), и мужчин с женщинами (радикальный феминизм). И, более всего, они учат цветные расы тому, что Белая раса - высшее зло: "рак человеческой истории", цитируя еврейскую феминистку Susan Sontag.

Что же культурные марксисты вынесли из Веймарской Германии?
Они уяснили, что для успеха сексуальной революции требуется неспешность, постепенность. "Современные формы подчинения" - учит Франкфуртская школа, "характеризует мягкость".
Веймар не удержался потому, что продвижение было слишком бурным. Люди были осведомлены, что они развращены. Это оказалось фатальным.
Для эффективного разложения нации следует быть уверенным, что нисхождение в деградацию - бесконечно медленный и неощутимый процесс, один незаметный шажок зараз. Как тот, кто хочет сварить лягушек заживо, должен довести их до состояния коматозного ступора, поместить в холодную воду и варить до смерти как можно медленнее.

Чтобы меня не обвинили в антисемитизме из-за описаний систематического сексуального разложения немецкого народа руками их еврейских хозяев - классический пример социальной инженерии, практикующейся на целом народе, я приведу слова хорошо известного и уважаемого еврейского автора Веймарской эпохи. Это д-р Манфред Рифер; вот что он пишет в престижной еврейской публикации:
"В то время, как большая часть немецкой нации боролась за сохранение своей расы, мы - евреи, наполнили улицы Германии своими криками. Мы снабжали прессу статьями на тему Рождества и Пасхи и управляли их религиозными чувствами способом, который мы считали подходящим. Мы высмеивали высшие идеалы немецкой нации и профанировали святые для неё вещи". — Д-р Manfred Reifer, в немецком еврейском журнале Czernowitzer Allegemeine Zeitung, сентябрь 1933-го.

В том же месяце, когда были написаны эти слова, в сентябре 1933-го, Адольф Гитлер снял всех до единого евреев с постов. влиятельных в масс-медиа: литературы, изобразительного искусства, музыки, кино и в основном из общественных развлечений. Влияние, которое оказали евреи на немецкую душу, оказалось разрушительным. И термин Kulturbolschewismus, или "Большевистская культура", уничижительный термин для еврейской культуры вообще, стал синонимом моральной анархии и сексуального декаданса.
Tags: Германия, белый апокалипсис, демократия?, женщины
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments