gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

Categories:

"Как у тебя поднялась рука защищать фашист­ский замок?!”

1-го августа 1966 года создается комиссия “для разработки мероприятий по разборке замка”. К 27 августа она накропала детальный план из множества пунктов, вплоть до организации специального штаба по руководству взрывными работами и вывозу завалов (предполагалось получить около 220 тысяч кубометров кирпично-булыжного крошева).


..Калининградская интеллигенция пыталась бороться. Писатель Юрий Иванов (ныне покойный), историк Виктор Строкин добрались до грозной и могущественной Фурцевой, министра культуры, и даже почти убедили её в том, что замок необходимо сохранить. Но изменить генеральную линию партии и Фурцевой оказалось не под силу. 30 октября 1965 года в “Литературной газете” было напечатано открытое письмо, подписанное В. Еремеевым, председателем правления Калининградского отделения Союза архитекторов, Л. Зорькиным, главным архитектором института “Калининградгражданпроект”, В. Ерашовым, ответственным секретарем Калининградского отделения Союза писателей РСФСР, Г. Зуевым и П. Шемендюком, Героями Советского Союза, участниками штурма Кёнигсберга:

“<...> над замком нависла угроза уничтожения <...> Замок, имеющий архитектурно-художественное значение как памятник зодчества прошлых веков, придающий городу своеобразный, неповторимый облик, должен быть спасен!”

4 ноября 1965 года “подписантов” по очереди вызывали в кабинет к Коновалову. В нашем распоряжении оказались эксклюзивные материалы - запись беседы, состоявшейся у Коновалова и секретаря обкома КПСС по вопросам идеологии Д.Н. Никитина с В. Ерашовым.

[администрация не ручается за правдоподобность диалогов]

Коновалов: “Мы пригласили вас для неприятного разговора. Прочитали в “Литературной газете” письмо о замке. Какой дурак - я еще мягко выражаюсь, но вы можете подставить другое слово! - мог сочинить и напечатать такое! Сохранять, восстанавливать фашистский замок, гнездо прусской реакции! И этого требуют советские люди, коммунисты, деятели искусства! Ведь это же идиотизм! Это идет на руку западно-герман­ским реваншистам, они теперь рассыпаются в благодарностях! Нет, какой дурак мог написать такое письмо?! Мы вас слушаем”.

Ерашов: “Если вы разговор намерены вести в таком тоне, я встану и уйду. Я никому не позволю себя оскорблять”.

Коновалов: “Я вас не оскорблял. Вот, у меня свидетель есть. (к Никитину) Разве я его оскорбил? (Никитин мотает головой)

Ерашов: “Да, вы только спросили, какой дурак и идиот написал такое письмо... Но ведь подписи этих людей стоят в газете, и вы вызвали меня сюда... Значит, вам известно, кого вы называете дураком. Тем более, что вы прекрасно понимаете, что из уважения к вашему возрасту я вам отвечать в таком тоне не могу”.

Коновалов: “Хорошо, давайте поговорим спокойно. Давайте условимся: здесь нет ни секретарей обкома, ни члена ЦК КПСС... Есть трое коммунистов. Поговорим на равных, как коммунисты <...> Скажи, как у тебя поднялась рука защищать фашист­ский замок?!”

Ерашов: “Насколько помню, в четырнадцатом веке фашистов не было и в помине, а были “псы-рыцари”. Но ведь и не они строили замок, а литовские, прусские, чешские крестьяне. Материальные ценности создает народ”.

Коновалов: “Это фашистский замок, и мы его взорвем!”

Ерашов: “Дело ваше. Конечно, если захотите, то взорвете. Но это будет варварством”.

Коновалов: “<...> Это - резиденция прусских королей, отсюда они угнетали народ. Взорвем и построим на этом месте новые дома. Чтоб немецкого духа здесь не осталось!”

Ерашов: “...Если следовать вашей логике, то надо взорвать Кремль и Зимний дворец - бывшие резиденции русских императоров... А если искоренять немецкий дух в Калининграде, то надо взрывать все уцелевшие здания, в том числе и дом, в котором мы сейчас разговариваем, ведь это бывшее министерство финансов Восточной Пруссии...”

Коновалов: “Ты вот “Свободную Европу” слушаешь?”

Ерашов: “Нет, не слушаю. У меня приемник плохонький, только Москву и Калининград берет”.

Коновалов: “А я вот слушаю! Так вот, они орут: “Спасибо господину Ерашову за то, что он выступил в защиту национальной святыни германского народа!” (Цитирует запись радиоперехватов - пять или шесть источников).

Ерашов: “Меня лично мало волнует, что там про меня скажут. Процитирую любимое выражение Маркса: “Стой прямо и не беспокойся, что тень кривая”.

Коновалов: “И что нам теперь делать с этим замком?”

Ерашов: “Думаю, теперь остается единственное: сохранить его”.

Никитин (поднимается): “Да чтоб моя мать пошла на воскресник - чистить это фашистское гнездо?! Никогда не допущу такого!”

Ерашов: “Ну при чем тут ваша мать? Никто и не просит. Проще все это делается: позвонить генералу Абрамяну, он выделит полк солдат”.

Коновалов: “<...> У нас в городе тысячи людей нуждаются в жилье, а вы ставите вопрос о восстановлении замка, это потребует огромных расходов, и мы на такое не пойдем никогда”.

Ерашов: “Мы не ставим вопрос о восстановлении, мы говорим: надо сохранить то, что осталось. На это средств больших не потребуется, можно обойтись силами общественности для приведения руин в санитарный порядок. Только и всего”.

Коновалов: “Мы созвонимся с Москвой и настоим на своем: замок надо взрывать”.

Ерашов: “Ваша воля <...> Я остаюсь при своем мнении. Вы меня не переубедили”.

(Интересное дело! Тогда, всего-то через десять с небольшим лет после смерти Сталина, в стране, еще помнившей, как людей сажали в лагеря за анекдот... за бутерброд, неосмотрительно завернутый в газету с портретом вождя - как спокойно и свободно разговаривает интеллигент с Главным Лицом Калининградской области. Смело ставя на карту собственную будущность - ради спасения чужого исторического памятника. А где сегодня наши интеллигенты? Сегодня, когда возвышение голоса в защиту вырубаемого сквера или ландшафта, который вот-вот будет чудовищно изуродован очередной новостройкой, им, интеллигентам, ничем особенным не грозит. Ау-у!.. А в ответ - тишина. Нехорошая какая-то. Мертвая, - прим. автора статьи)

...Потом случилось еще много всякого. Героя Советского Союза Шемендюка “дожали” - он отказался от своей подписи под обращением в “Литгазету”, другие “подписанты” были зачислены в пособники “реваншистов”... Их выбросили из культурной и научной жизни страны: писателей перестали печатать, историков увольнили ... Был разогнан Клуб калининградской интеллигенции, существовавший при музыкальной школе им. Глиэра... Но люди, бессильные помешать уничтожению Королевского замка, долг свой перед историей выполнили до конца: архитектор Юрий Ваганов запечатлел все этапы разрушения памятника (половину фотографий и негативов у него потом отобрали “люди в штатском”), главный архитектор Светлогорска Владимир Осипов (ныне покойный) снял об этом целый фильм (впоследствии тоже изъятый)...


Tags: русско-немецкое, совок
Subscribe

  • мужское и женское

    Ничто н е ново под луной! Сейчас очень часто мужчину от женщины по одежде не отличишь, например, вчера попался вполне себе зрелый не очень бритый…

  • советская проституция

    Троцкий и Луначарский считали проституток эксплуатируемой при царизме группой, способной стать социально близкой пролетариату. Нужно было только…

  • =

    Общественность возмущается и удивляется, что девушки-подростки в большом количестве и с превеликой страстью влюбляются в "казанского…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments