gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

Categories:

СТО ЛЕТ ВЕЛИКОЙ ТРАГЕДИИ

Не в 1917 году начался этот процесс, не в 1914, и не в 1905, а гораздо раньше. С конца XVIII столетия «просвещенные» мудрецы с Запада, сначала «вольные каменщики», а потом и марксисты, внушали всем мысль о том, что самодержавие есть отсталая и вредная форма правления. Что «прогресса» можно достигнуть только с переходом к республике и конституции. Эти три понятия вообще – прогресс, республика и конституция, преподносились как нечто священное, не подлежащее ни малейшему сомнению. Они оказались тем общим знаменателем, который связал и либералов, и большевиков, и всех тех, кто оказался между этими крайними течениями, приложив, тем не менее, свою руку к свержению царя. Теперь настало время подвергнуть сомнению априорность этих понятий, «неоспоримость» которых нам продолжают вдалбливать по сей день.

История нам известна. Да, монархию свергли либералы. Их понимание «прогресса» заключалось в слепом копировании западного парламентаризма. К тем «столпам мудрости», которым они поклонялись, можно добавить «демократию», «многопартийность», «парламент». У них не получилось внедрить все это в России образца 1917 года, это случилось гораздо позже. Все мы вот уже четверть века имеем возможность на практике изучать «прелести» этой системы. Ее характерные черты стали более чем очевидными. И пусть в последние годы слово «либерал» стало чуть ли не ругательством. Те, кто вдруг резко перекрасился в «патриоты», остались теми, кем и были, в силу, прежде всего, самой парламентарно-многопартийной системы, минусов в которой больше, чем плюсов.

Первое и главное – более-менее эффективно эта система может работать только при сильном лидере страны, который умеет заручиться поддержкой большинства в парламенте. Это не означает, что указанное большинство не имеет собственных интересов, которые часто отнюдь не совпадают с интересами государства. Именно поэтому порой приходится переходить в «ручной режим» управления, создавать некий баланс интересов, что позволяет продвигать хотя бы наиболее важные решения. Не стоит думать, что в парламенте сидит аморфная масса «послушно голосующих» за все, что скажет президент и правительство. Это лишь видимость, и продлится она ровно до того момента, пока у власти есть сильный лидер, который обеспечивает парламентариям возможность соблюдения своей выгоды в рамках неких негласных правил.

У Б.Ельцина такой поддержки не было, и Дума творила, что хотела. Олигархи подкупали целые партии и проталкивали нужные им решения. Те же «коммунисты», которые имели большинство и вполне могли договориться со своими коллегами по парламенту, добиться конституционного перевеса, почему-то этот шанс не использовали. Хотя какое «почему-то», когда все вполне понятно: никакая партийная система не будет работать себе в ущерб. Депутату Госдумы, даже избранному от «левых» выгоднее иметь все льготы и привилегии такого положения, чем менять конституцию, а значит, и государственный строй. Что и говорить об остальных депутатах, которые ничего не имеют против рыночных отношений.

Одним словом, партийная принадлежность – это фикция и инструмент получения власти. В 1995 году, имея большинство, левые приняли только массу законов о льготах, которые не были подкреплены реальными деньгами. Попыток «вернуть социализм», изменив конституцию, не было.  Не думали даже они принимать те законы, о «невозможности» чего из-за нынешнего меньшинства с горечью говорят теперь – нам, мол, не дают ввести прогрессивное налогообложение и т.д. Вы этого делать не собирались и не собираетесь, поскольку это не выгодно многим из вас лично!
............

Вывод 1-й – хотя то, за что боролись либералы, свергая царя в 1917 году, было реализовано только в 1991-м, лучше от этого мало кому стало. Разве что по сравнению с некоторыми теми безобразиями, до которых довели страну потомки тех, кто царя не свергал, но расстреливал. Пусть политическая обстановка разрядилась, и экономических возможностей стало больше, но чувствуется во всем этом какая-то фальшь, незавершенность. Сознательное торможение, прямо сказать. И поэтому, как сказал персонаж одной известной книги, «я не намерен доверять свою судьбу людям, чье основное достоинство – умение правдами и неправдами заполучить на выборах большинство голосов».

Парламент будет однозначно полезен только в том случае, если этот орган получит лишь законосовещательные функции при наследственном монархе. Принимать законы, которые действительно защитят интересы страны и народа, а не каких-то элитарных групп, может только царь. Выборы депутатов должны происходить вне всяких партий, прямым голосованием за конкретных людей, а не за списки. Свой список одна партия проталкивает популистскими лозунгами, другая – ширмой идеологии, третья – включением в него известных и заслуженных персон. Но большинство в этих списках все равно занимают те, кому нужны исключительно власть, влияние и богатство.

Вывод второй: красный путь – утопия.

Да, что же «красные»? Я специально не говорю «большевики», ибо им одним не под силу было бы продержаться и года. Не стоит забывать, что Петроградский Совет был изначально организован меньшевиками, что всю гражданскую войну левые эсеры и часть меньшевиков бились за советскую власть. Да и «перекрашивались» партийные лидеры тоже неоднократно. В общем, спектр этих сил гораздо шире, чем только большевизм, тем более образца 1917 года. Ответственность на них равная.

Начнем опять же с тех «трех китов», на которых опирались и либералы. Тот же самый «прогресс» Карл Маркс обосновал в виде стройной политической концепции, которая оказалась очень удобной в восприятии и использовании. Поэтому у его последователей также не оставалось сомнений в том, что свержение царя в виде буржуазной революции есть акт прогрессивный. Только они на этом не собирались останавливаться.

Вот только, увы, трудно понять, почему до сих пор люди, даже совершенно далекие от учения Маркса, так верят в прогресс? За все существование человечества очевиден только один прогресс – научно технический.

Человеческая природа не меняется...

...............

Попробуем ответить теперь на главный вопрос: зачем потребовалось все-таки расстреливать царскую семью? В той же, например, Германии смогли обойтись и без этого. В школе нас до сих пор учат, что царь, попав в руки любой из белых армий, мог бы стать знаменем сопротивления, и поэтому с ним не могли поступить по-другому. Версия хоть и логичная, но и не исчерпывающая. В рядах «белых» мало того, что не было единства, монархисты составляли меньшинство. Этим армиям хотелось поскорее покончить с большевиками, чтобы потом делить власть. Но отдавать ее царю обратно никто не собирался.

Мог ли государь-император сплотить вокруг себя силы сопротивления? В тот период точно не мог! В момент свержения он оказался брошен почти всеми, и никаких народных масс, не говоря уже об элите, в его поддержку не выступило. Все находились в плену мысли о «прогрессивности» свержения монархии. При этом возвращения старых порядков участники этой войны, причем далеко не все, стали желать, лишь пройдя террор и ужасы, голод и лишения, многие – только оказавшись на чужбине. Даже к концу войны, тем не менее, иллюзии о «прогрессивности» попыток построить что-то новое, какой-то иной строй, оказались сильнее.

Или, быть может, какие-то внешние силы хотели опереться на русского государя, чтобы он навел в России порядок, от которого всем станет лучше? Тоже нет! Мировые державы всегда были заинтересованы только в ослаблении России, потому им было выгоднее иметь дело с любой республикой, при которой нет наследственности власти, а, стало быть, легче договариваться или даже подкупать.

Напрашивается один вывод – расстрел царской семьи не имел под собой никаких объективных причин. Зато субъективных было в избытке. Задолго до этого Ленин говорил о том, что русский царизм в сто раз хуже всякого кайзеризма (к вопросу о том, почему бывшему немецкому монарху сохранили жизнь). Он имел личное желание физически устранить государя в отместку за казненного брата – притом, что никто этого самого брата не принуждал участвовать в заговоре и покушении, а затем отказываться от помилования! Помимо того, убийцы хотели отрезать любые пути назад: нет династии – нет реставрации. Потому и казнили всех поголовно, включая детей. И пресловутое «на всякий случай», в основе которого всегда трусость, тоже не стоит забывать…


https://rusorel.info/sto-let-velikoj-tragedii-vyvody-i-perspektivy/

Tags: 1917
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments