gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

Categories:

Литература беспокойного присутствия

Литература беспокойного присутствия



Эмоциональность беспокойного присутствия на планете, или в джунглях, или в собственной комнате во все времена сопутствовала человеку. Однако, по-видимому, никогда еще ее напряженность не была столь значительной, как в нашу эпоху. Трагической "заброшенности в мир", первичному ужасу бытия всегда соответствовало нечто незыблемое - плоская земля в центре вселенной, ослепительная и основательная религиозная догма, триадическая гармония духа, души и тела, архитектоника вербальной или музыкальной фразы. Сейчас все это в прошлом. Тотальная подозрительность стала нашей главной экзистенциальной категорией, неуверенность и сомнение сдерживают любой стихийный порыв, отравляют любую позитивную концепцию. Причин тому сколько угодно, и одна из главных, на наш взгляд, - энтропия патриархальной цивилизации, мрачное угасание мужского начала. Диалектика, основанная на механистической и тенденциозной эксплуатации опыта предыдущих поколений, диалектика прогресса, толкающая людей в какое-то фантомальное "будущее", разрывает исторические связи, уничтожает сокровенные органические структуры и ведет к полной аннигиляции личности как таковой. Запах гнили исходит от безупречно работающих конвейеров, зеленоватой фосфоресценцией разложения светятся напряженные тела культуристов. Комфорт, скорость, спорт, колоритный взрыв аудио- и видеоинформации - стимуляторы, имеющие целью согреть леденеющую кровь, взвихрить измотанные нервы, искромсать резиновую эластичность мозга. Все вообще и любой объект в частности можно расценивать как соединение двух гипотетических начал - мужского и женского. От чудовищных разновидностей гипоспадеев и клинических гермафродитов до трансцендентной красоты ангелов-андрогинов тянется бесконечная цепь натуральных манифестаций, где мужчина и женщина - случайные эскизы, не более того. Мужчина и женщина отнюдь не демонстрируют наличие сугубых противоположностей, напротив, человек с любой точки зрения - анатомической, психологической, философской - есть подвижный результат соединения двух начал. Вспомним миф о кадуцее Меркурия - две онтологические змеи сплетаются в не поддающихся никакой фиксации узорах, и только когда Аполлон бросает золотой жезл, они образуют вокруг него характерную и гармоническую фигуру. Проблема ориентации прежде всего определяет мужское в мужчине и женское в женщине. Движение слева направо, вверх, от центра к периферии - мужское… справа налево, вниз, от периферии - женское.
...


Ограничимся двумя-тремя конкретными примерами: летящая стрела - проявленность мужского динамизма, затягивающая петля лассо - реализация женского захвата; точно так же: гладиатор, вооруженный мечом, - гладиатор, вооруженный сетью и трезубцем. Пример инстинктивной функциональности: некто испытывает голод, пальцы тянутся за куском хлеба и отталкивают его - специфически "мужской" жест; кто-то не хочет есть и тем не менее берет и надкусывает хлеб - машинальное "женское" движение.
Наша мысль развивается, как правило, дихотомически, и мы всегда получаем бесконечную серию производных оппозиций: активное - пассивное, положительное - отрицательное, добро - зло, боль - наслаждение, форма - материя, свобода - необходимость и т. д. Заминка, правда, в том, что равноправие бывает разное: одно дело - равенство всех частей органического целого, связанного живым центром, и другое - беспокойное равновесие терминологических деталей вокруг математически определяемой середины, будь то ноль, икс-детерминант, "Das Man"… Почему так уж необходимо бороться за свободу, желать добра, жаждать наслаждений? Почему нельзя отдать жизнь за великую идею рабства, стараться преуспеть в злодеяниях и всеми путями стремиться к боли и страданию? Потому что в начале нашей цивилизации акцентировался мужской аспект иррационального первоединого и жизнь мыслилась как становление мужского позитива в женской (то есть идеологически враждебной) ночи, материи, смерти.
...

конце XVII века - зазвучало критическое многоголосие касательно "безнравственности" и "неестественности" мифологии вообще и Библии в частности. Фаллическую божественную активность Зевса признали аморальной, отделение Евы от Адама - "неестественным", равно как и вселенское "древо сефиротов", поскольку оно растет корнями в небо. Понятия "женское" и "естественное" практически стали синонимами, потому что полностью исчезла главная теза патриархальной культуры - принцип инициативной мужской идеи. Медленно и верно произошло смещение аксиологической оси: женщина стала объектом фетишизации и преклонения, "конкретной ценностью", мужчина - тем, кто создает благоприятные условия развития этой "ценности".
...
Всякая цивилизация невозможна без манифестации метафизического центра, недоступного никакой агрессивной рациональности: потеря такого центра превращает цивилизацию в автопародию. Согласно христианской догме, сатана есть божья обезьяна. Дарвин признал эту обезьяну нашей прародительницей, и с тех пор мы живем в эпоху триумфальной пародии: математика - пародия на пифагорейскую философию числа, медицина - на спагирию, химия - на алхимию, а жалкий приапический функционарий - скучная пародия на мужчину. В нашу бытность весьма и весьма сложно сказать, а что же такое "мужчина в принципе"?
...
Вряд ли к "сильному полу" можно отнести людей, пребывающих в полной сексуальной зависимости от женщины, людей, чья жизненная задача спровоцирована авторитетом, доктриной или общечеловеческими проблемами. "Общечеловеческое" - просто демагогический фантом, поскольку любая активность - будь то изобретение онтологических аксиом или разработка приемов рукопашного боя - обусловлена мужской или женской направленностью.
...............

Космическая ночь, великая богиня - черная вдова, трагическая гибель романтического мужского идеала - все это излюбленные мотивы интересующих нас авторов: Густава Майринка, Ганса Хейнца Эверса, Говарда Филиппа Лавкрафта, Стефана Грабинского.


Посмотрим правде в глаза хотя бы искоса: мы уже прошли период разложения патриархальной культуры, с ее незыблемой ценностью личности, гения, героя, с ее "вечной женственностью" и априорным человеческим достоинством. Нашей жизнью управляют группы, в которых уже нет лидеров, мы живем в эпоху восстания масс, у нас нет этики и нет эстетики в качестве жизнеутверждающих идеалов катарсиса и сублимации, а наши теологи унизились до того, что оправдывают бытие Божие последними данными науки.

https://profilib.net/chtenie/32941/evgeniy-golovin-priblizhenie-k-snezhnoy-koroleve-71.php
Tags: белый апокалипсис, мифы, мужчины
Subscribe

  • Биография

    Александра Беляева -- Галковский Беляев был преуспевающим писателем в СССР, при этом не сидел, не был коммунистом, и не выдавал себя за…

  • Как «тевтонские псы-рыцари» изводили под корень» бедных пруссов

    Представление об уничтожении тевтонцами прусского этноса широко распространено в массах. Откуда оно взялось? – видимо, это результат влияния…

  • Белое дерево

    Слышала такую историю, про Белое дерево. В одном южном городе, в США, в парке росло большое раскидистое дерево, под которым афронеграм сидеть было…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments