gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

19 января -- день большецвицкой диктатуры

Когда умирал король,  его окружение спешило, дорожа едва ли не секундами, провозгласить -- "Король умер, да здравствует король" -- утвердив тем самым  непреложную влась наследника на прежнем троне. Понимали,что промедление невозможно, опасно, смертельно опасно.


Взято у https://procol-harum.livejournal.com/977877.html#comments


Поначалу обманывало Временное правительство Керенского, целью которого было установление во власти самой радикальной левой группировки. Временное правительство Керенского было руководимо тайными сообществами, которые и работали на радикальные левые силы. Ранее они и способствовали переправке большевиков и других революционеров из Европы и США в Россию. Работали рука об руку.

Временное правительство сознательно медлило с проведением выборов. Первоначально выборы были назначены на 17 сентября, затем перенесены на 12-14 ноября, а созыв Собрания на 28 ноября… Потом уже при большевиках – на 18 (5) января 1918 г. Как будто специально медлило, чтобы сделать возможным приход к власти большевиков... (А сколько было возможностей у Временного правительства ликвидировать главарей большевиков! В общем, сговор.)

Ну, а какие выборы при большевиках, которые уже создали себе армию! Свою армию. «Винтовка рождает власть», как скажет впоследствии Мао Цзедун. Т.е. у большевиков была та самая винтовка, а у всех остальных – обещания и разглагольствования.

Когда народ вышел на улицы для поддержки Учредительного собрания, в него стали стрелять! А что? Это норма для большевиков.
«День», 19 (06) января 1918 года:

Пролита кровь мирных демонстрантов. «Рабочее» правительство из окон домов, с крыш и дворов, пачками и в одиночку расстреливало рабочих и работниц, вышедших на защиту Учредительного Собрания. Началась кровавая оргия большевизма; и смерть, которую смольная власть призвала к себе на помощь 5 января, выроет пропасть между ленинской диктатурой и рабочим классом Петрограда... (не выроет пропасть, это только скромное начало).
7e91d0ec4f5f704206fb933e1f70263e

Зинаида Гиппиус пишет:

Из Северной Гостиницы звонят: на Невском громадные манифестации, но далее Литейной не пускают. На Литейной одну манифестацию уже расстреляли, у № 19. Манифестанты в большинстве — рабочие. Убит один член Учредительного собрания, один солдат-волынец, несколько рабочих, многие ранены. Пулеметные засады — на протопоповских местах, оттуда и жарили. Где-то близ Кирочной или Фурштадтской расстреливали манифестации 6 красногвардейцев. На крышах же… сидели матросы. Одну барышню красногвардеец заколол штыком в горло, когда упала — доколол.

Главный конкурент большевиков – эсер Виктор Чернов, без оружия. Хочет победить с помощью убеждений и призывов к честной игре. Хотя сам тоже гад порядочный, левый до мозга костей, но другого оттенка. После захвата власти коммунистами пытался примазаться к новому режиму. Выступал против Колчака… Эмигрировал, в 1952 году умер в Нью-Йорке…

Виктор Чернов, лидер эсеров пишет:

Собравшись неподалеку от Таврического дворца, мы идем туда, к назначенному полуденному часу, основною массою приблизительно человек в двести. Площадка перед самым дворцом загромождена легкими орудиями, пулеметами и «боеприпасами» — для наступательных действий или для выдерживания осады? Свободен один узкий боковой вход: туда впускают по одному, после проверки билетов и некоторым задается вопрос, нет ли с собой оружия?..

Зато внутри, в вестибюле и коридорах, всюду вооруженная стража. Картина настоящего военного лагеря. Входим в большую залу заседаний.

Старейший депутат среди нас: старый народоволец Швецов. Ему и следует открыть заседание. «Заседание Учредительного собрания открывается». Новый взрыв оглушительного гама. Швецов покидает трибуну и возвращается к нам. Его место занимает Свердлов, чтобы второй раз открыть собрание именем Совнаркома и ультимативно предложить нам его «платформу».

Ленин в «правительствен¬ной ложе» демонстрирует свое презрение к «учредилке», разлегшись во всю длину и принимая вид уснувшего от скуки человека. Я дохожу до того, что угрожаю «очистить от публики» неистовствующие хоры. Несмотря на нелепость угрозы, — ибо стража ждет лишь сигнала, чтобы «очистить» зал от нас, — она на время действует.


А вот Бухарин \"Бухарчик"\толкнул речь. Знал бы ты, как тебя расстреливать твои «серые шинели» будут:



Мы, товарищи, сейчас закладываем фундамент жизни человечества на тысячелетия. Мы все, до одного человека, до одного человека смертны, и теперь перед каждым из нас стоит один вопрос, который ложится на нас со всей своей тяжестью, на совесть каждого: с кем мы будем — с Калединым, с юнкерами, с фабрикантами, купцами, директорами учетных банков, которые поддерживают саботаж, которые душат рабочий класс, или мы будем с серыми шинелями, с рабочими, солдатами, матросами, будем с ними плечом к плечу, разделяя всю их участь, радуясь их победам, скорбя их поражениям, спаянные единой волей социализма, спаянные единым желанием создать крепкую власть великой российской советской республики, железным кольцом задавить мировой капитал.

(Сталин и в 1918 году был рядом. В 1938 году уже из тюрьмы Бухарин уговаривал Сталина… заменить расстрел ссылкой в какой-нибудь отдаленный район, где он под другими именем и фамилией продолжил бы трудиться на благо трудового народа. Когда понял тщетность своей просьбы – умолял дать морфий для быстрой смерти, чтобы "уснуть и не проснуться".)

Ленин через большевика Скворцова-Степанова предложил Собранию пропеть «Интернационал», что и выполнили все присутствовавшие социалисты, от большевиков до резко оппозиционных им правых эсеров (такова ничтожная «оппозиция»)

Пишет Дыбенко (его тоже расстреляют в 1937 г.):


Около часа ночи большевики покидают Учредительное собрание. Левые эсеры еще остаются. В одной из отдаленных от зала заседания комнат Таврического дворца находятся товарищ Ленин… Относительно Учредительного собрания принято решение: на следующий день никого из членов учредилки в Таврический дворец не пропускать и тем самым считать Учредительное собрание распущенным.

----------------------






У нас теперь обвиняют в приходе Ленина к власти немцев, англичан, французов -- кого угодно, а обвинять то надо своих.
Tags: 1917, демократия?, масоны
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments