gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

История трагедии в Канделе банальна

 В апреле 2016 года, якобы, подростка, якобы, из Афганистана, назвавшегося Абдулом, одним из многочисленных иммигрантских потоков занесло в Германию. В качестве «несовершеннолетнего» он был зарегистрирован во Франкфурте-на-Майне. Направлен в приют для беженцев в городке Кендель, насчитывающем 16 тысяч жителей. Определён в интеграционную школу. Познакомился с девочкой по имени Мия. Молодые люди прониклись взаимной симпатией. Мия помогала молодому человеку в изучении немецкого, познакомила его со своими родителями. Те не только не возражали против встреч своей дочери с афганцем, но и изливали на него нерастраченную на единственную дочь доброту. «Мы его принимали, как сына», – поделится позже с репортером отец Д авид. «У него же никого не было... М ы прониклись к нему сочувствием».

Абдул началкачать права, девушка с ним порвала

Афганец не мог примириться с положением отвергутого и всячески преследовал девушку. И вот финал. Во второй половине дня 27 декабря Мия с одним из своих знакомых пришла в магазин гигиенических товаров (Drogerie). Когда Абдул к ним приблизился, Мия начала выговаривать ему малоприятное. Но у того уже был наготове главный «аргумент» – кухонный нож с 20-сантиметровым лезвием. Вонзить его несколько раз в жертву «первой любви» дикарю из Афганистана никто не помешал.


К родителям Мии испытываю двойственные чувства. С одной стороны искреннее сочувствие – не дай б ог никому хоронить собственное дитя. С другой, извините – непонимание. Принимать в своём доме «как сына», человека из неведомой страны, с неизвестным прошлым, чужой культуры и религии, который уже вскоре в грубой форме начал предъявлять права на их дочь?.. Тем более, как уже после случившегося признался отец, они с женой заметили существенную разницу между формальным и очевидным возрастом потенциальн ого зятя. Но и это их не насторожило: почему он скрывает свой возраст? Зато надеются, что в ходе следствия удастся установить фактический возраст убийцы их дочери. Но т еперь-то это им зачем? Некритичное отношение к иммигрантам типично для большинства западных немцев. На бытовом, общественном уровне они копируют государственную практику. Каких только благоглупостей не приходится слышать и читать в оправдание тё плых чувств к охотникам до чужого уюута: «все люди равны», «эти несчастные достойны сочувствия», «надо дать им шанс», «надо помочь им интегрироваться», «нельзя подозревать всех», «преступники есть и среди нем цев», «многоцветье лучше однотонности» и т.д. и т.п. Нещадно эксплуатируются извращённо понимаемые христианские заповеди...

Р.Штарк
-----------------------------

На этот раз это была «только» попытка убийства. И снова она исходила от очередного «приёмного сына мамы Меркель», «меркелянта», как назвал его Йорг Мойтен. На этот раз преступление произошло в районе Вендлинген в Штутгарте. На этот раз это был «соискатель защиты» («Schutzsuchender») из Нигерии. Стоя на перроне вокзала он начал орать на стоявших там же местных женщин, а затем напал на них физически. Мужественная 27- летняя женщина вмешалась, заступившись за этих женщин, что стало для неё практически «смертным приговором» (формулировка из местной газеты) в глазах африканского варвара : «Подозреваемый после этого повернулся к этой женщине и начал её бить руками и ногами. Потом он схватил свою жертву за волосы и стал тянуть её к краю перона с намерением толкнуть женщину под приближающийся поезд. Преступление предотвратили несколько мужчин, тоже стоявших на перроне: им удалось схватить 23-летнего, прижать его к земле и удержать до прихода полиции, которая его временно задержала». Если бы на перроне не было этих мужчин, эта женщина была бы сейчас мертва, её переехал бы приближавшаяся электричка (S-Bahn), что дополнительно стало бы тяжёлой травмой для машиниста локомотива. Можно расчитывать, что «тяжело травматизированный» меркелянт наверняка скоро снова появится на этом же железнодорожном вокзале, так как, как сообщила газета Бильд, он обвиняется только в попытке к убийству, что скорей всего приведёт только к условному наказанию. Доктор Мойтен в своём сообщении задаёт вопрос: «Я спрашиваю вас, уважаемые читатели: если это не была попытка к убийству, что же это тогда было? Но наша ласковая юстиция, наверняка и для этого случая имеет наготове юридически утончённое оправдание, которое только, к сожалению, совершенно по другому оценивают в народе, от имени которого ведь и действует всегда наша юстиция. И завершает доктор Мойтен свой текст так: «Фактом остаётся вот что: если политика и юстиция сейчас же радикально не изменят свою практику, и не начнут наконец-то последовательную борьбу с угрозой со стороны нелегальной иммиграции из чуждых культурных кругов , то скоро они сломают все рамки дозволенного. Есть угроза превращения 2018 года в страшный год для коренного населения – благодаря Меркель и её подельникам. Пора покончить с безумием. Пришло время действовать Альтернативе для Германии».

Г.Дауб
-----------------------------

Но есть и хорошие новости


По сравнению с миграцией беженцев количество репатриантов является низким. Но уже в течение нескольких лет наметилась тенденция к повышению их численности. Приток иммигрантов с немецкими корнями в Федеративную Республику Германия продолжал увеличиваться и в 2017 году. Как сказал руководитель приграничного лагеря Фридланд (Friedland) около Гёттингена (Göttingen) Генрих Хёрншемейер (Heinrich Hörnschemeyer), в этом году ожидается ещё больше людей, чем в предыдущие годы. «Сейчас к нам прибыло около 6 500 человек», — сообщил он. «К концу года их количество, вероятно, впервые за долгое время, достигнет более 7 000». (Имеется в виду 2017 год) В 2012 году число этнических немцев-переселенцев достигло отметки около 1 800 человек, и с тех пор оно неуклонно растёт.




 ОВП,янв.2018 -- 1ч.
Tags: ОВП
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments