gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

Categories:

чума либерализма

Первый грандиозный бой, который анклав «нового человечества» даст традиционной Европе станет Тридцатилетняя война (1618-1648). Римская Империя и Святой Престол потерпят в ней сокрушительное поражение, а Германия, хранительница и устроительница Священной Империи, будет почти полностью разрушена и опустошена.

Разгром этот станет возможен, главным образом, из-за предательства католической Франции. Германия уже будет на грани победы, когда кардинал Ришелье, испуганный усилением Габсбургов, неожиданно выступит на стороне протестантской Швеции и вторгнется в германские земли с Запада. Борьбы на два фронта, обескровленная двадцатью годами войны, страна выдержать уже не могла.

Шведы-протестанты пройдут по германским землям карательным маршем, сравнивая с землей всякий холм и засыпая всякую рытвину. Методичному разрушению буду подвергнуты полторы тысячи городов, две тысячи замков, восемнадцать тысяч деревень; будут уничтожены все литейные заводы, засыпаны все рудные копи; страна лишиться более половины своего населения (более пяти млн. человек).

Довершит дело Английская революция. Первый же год «вестфальского мира» будет ознаменован ритуальной казнью английского короля Карла (30 января 1649 г.), совершенной пуританами Кромвеля. Святой кровью короля будет окроплено рождение Нового мира – мира надвигающегося ужаса и тотального геноцида старой христианской Европы.

Уже следующие за сим четыре года станут Страстной неделей католической Ирландии. К концу кровавого пира Красной Армии Кромвеля в ирландских землях, из 1,5 млн. ирландцев-католиков в живых останется не более 150 тыс. Ничего подобного по жестокости Европа еще не знала.

Но это будет только началом ее Крестного пути.
...

Классический либерализм возник как реакция на попытки «Священного союза» не допустить расползание по Европе революции. В 1848г. парламентская система торжествовала по всей Европе. Еще через двадцать лет она уже повсеместно гнила на корню.

Панамская афера (1880-1889) явила столь тотальную продажность французского парламента, полностью скупленного двумя враждующими друг с другом аферистами (тогдашними Гусинским и Березовским), что у всей Европы перехватило дух. А разразившееся тут же дело Дрейфуса раскрыло тотальную коррумпированность судебной системы, бессильной устоять перед деньгами и тайным влиянием.

Стало окончательно ясно: парламентская система не только совершенно бессмысленна (говорильня, уводящая в песок всю созидательную энергию), но и насквозь продажна – всегда, везде, неизбежно и безнадежно. «Демократия – аристократия негодяев», — под этими, некогда брошенными лордом Байроном словами, в конце ХIX века готова была подписаться вся Европа.

Новая европейская «Тридцатилетняя война» начиналась с всполохов революции младотурок и геноцида армян (разумеется, под лозунгами свободы-равенства-братства), а завершалась (уже по окончании Второй мировой) массовым геноцидом, многомиллионными жертвами на полях брани и принудительными переселениями.

А из под руин бывшей христианской Европы восставал уже неклассический либерализм, а нечто, миру еще не ведомое–дитя интернациональных кругов мировых финансистов, окончательно вызревший в недрах «замка Мунсалваш» апокалиптический зверь глобализма.

Максимум свободы неизбежно кончается ее минимумом, демократия неизбежно ведет к диктатуре. Начиная со второй половины ХХ века можно наблюдать все более красноречивое подтверждение этих прозрений Платона. Современный «либерализм» при помощи двух своих цепких рук, «неолиберализма» и «неоконсерватизма», уверенно идет к утверждению мировой диктатуры, используя для этого всю мощь современного государства.  При этом, творцы «нового чудного мира» даже не скрывают, что сегодняшнее население Европы, как оно есть, не устраивает их, и потому – приуготовлено к жертве.

Традиционный европеец слишком опасен для «нового порядка», поскольку даже в сегодняшнем своем, дезориентированном и потерявшем волю к сопротивлению виде, он остается потенциальным носителем «римского» и «христианского» генов. Потому, согласно глобалистской парадигме, он подлежит упразднению. Место белого европейца (как пишет, например, американский военный стратег Томас П.М. Барнетт в книге «Новая карта Пентагона») должна занять новая, «светло-коричневая раса», которая будет способна к более-менее интеллектуальному труду, но не способна к сопротивлению.(Thomas P.M. Barnett. The Pentagon New Map. War and Peace in the Twenty-First Century. New York: G.P. Putnam’s Sons, 2004.).

Именно для этого европейские государства и начиняются сегодня этнической взрывчаткой исламизма. Именно для этого неоконсерваторы поддерживают и расширяют хаос на Ближнем Востоке, грозящий перерасти в мировой.

Красный дракон интернационального глобализма, сто лет назад обгладывавший куски империй, сегодня бродит, рыкая, по пепелищу, разоряя последние, еще уцелевшие национальные гнезда, и готовясь к последнему решающему броску. А сил на сопротивление у традиционной Европы почти не осталось...

 http://vesparevenge.ru/?p=4125

Tags: белый апокалипсис
Subscribe

  • Бога нет, говорите?

    У больного был обнаружен рак челюсти и языка. Этот старик, еще недавно напоминавший по виду почтенного раввина, всю жизнь занимался доказательством…

  • Архиепископ Вигано: Запад стоит перед гибелью

    Архиепископ Вигано (Erzbischof Viganò): Запад стоит перед гибелью, я призываю всех вставать и бороться. «Никогда прежде мир, и особенно…

  • =

    "большевизм -- русское явление"

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment