gallago (gallago) wrote,
gallago
gallago

Category:

Ради прогресса

«Не надо нас больше упрекать теми 12-ю годами. Они больше не задевают нашу идентичность. Поэтому у нас имеется право вернуть не только нашу страну, но и наше прошлое. Если французы и британцы гордятся своим императором или своим военным премьер-министром Черчиллем, то у нас есть право гордиться подвигами немецких солдат в двух мировых войнах». (Александр Гауланд, видный политик из партии Альтернатива для Германии»).
....
Полмира говорит по английски, но половина Англии говорит по арабски. Автор неизвестен

-----------------

Сегодня многие люди политизировались и, сталкиваясь с бойцами из антифы они, не зная, с кем их лучше сравнить, чаще всего восклицают «да они же, как фашисты», «как штурмовики», «как СС» или приводят другие подобные сравнения. И это, хочу я вам сказать, совершенно неправильные сравнения, не используйте их! Левых надо сравнивать с левыми: они ведут себя точно так же, как хунвейбины в Китае при Мао-Дзедуне, как красные кхмеры–полпотовцы в Камбодже, как чекисты в СССР. Все они вели себя так жестоко по отношению к своему народу в связи со своей идеологией, своей верой.
---

Откуда средневековый фанатизм, порождающий такой высокий уровень нетерпимости? Ответы на эти вопросы нашлись в статье Карлхайнца Вайссманна «Böser Wille und Ignoranz» в газете Junge Freiheit от 20 октября этого года (стр 17). Уже на протяжении 50 лет свобода мнения (свобода слова) в ФРГ постепенно, но последовательно ограничивалась. Прежде всего в самом обществе росла нетерпимость по отношению к иному, прежде всего, патриотическому, правому мнению, но и в законодательной сфере это тоже находило своё отражение. Ведущей силой, которая вела и сегодня ведёт к усилению этой нетерпимости в обществе, являются левые СМИ, левые идеологи и политики, а также рядовые левые из таких партий как «Зелёные», «Левые», СДПГ, которые понимают только собственное мнение и только его считают правильным. И вот эта их установка связана не с тем, что они родились такими нетерпимыми и высокомерными по отношению к людям с иным, чем у них, мнением, а с тем, что они впитали в себя идеологию, которая понимает своей задачей, как это сформулировал когда-то Сент-Жюст, «не давать свободу врагам свободы». И это связано с тем, что они считают себя в праве самим определять, кто является таким «врагом свободы». Причём, левые легко определились с критерием, при помощи которого они определяют «врагов свободы» – это, с их точки зрения «прогресс человечества». Что подразумевать под этим «прогрессом», тоже определяют они сами. Тот, кто стоит у него на пути, тот не достоин жалости.
....
«Прогресс» – это, с их точки зрения продвижение к той «реальной утопии», которую можно и нужно достичь: мир без насилия, без границ, без эксплуатации, без государственной в ласти. Советские коммунисты называли эту «реальную утопию» «коммунизмом» и ради его достижения уничтожили десятки миллионов человек в своей собственной стране. Современные западные левые вслух не употребляют этот термин, но, как видите, имеют в виду то же самое.
....

Самым главным пророком современных левых является философ Герберт Маркузе – один из ведущих идеологов Франкфуртской школы и духовный отец как американских, так и, в особенности, западноевропейских «новых левых». Это он посеял в их душах идею «большого сопротивления» в отношении капиталистической системы и убеждённость в том, что «толерантность, базирующаяся на формальной демократии» является «репрессивной» и её свобода является не настоящей, п отому что она только «маскирует особенно вероломные механизмы господства над человеком». Это он так о существующей системе. На в опрос, что же нужно против этой системы делать, Маркузе не дал чёткого ответа. Он только выдвигал на передний план в качестве важного инструмента против этой системы союз маргиналов о бщества и его меньшинств (национальных, сексуальных) с цветными народами. На деле это получается союз против коренных народов Европы. Маркузе был убеждён, что прекрасное будущее можно достичь только при помощи насилия. Он говорил, что для того, чтобы двигать прогресс, придётся применить средства насилия. Причём, по его мнению, противника следует нейтрализовать ещё до того, как победит революция. Нейтрализовать, заткнув ему рот. Он считал, что свободу печати нельзя предоставлять «абсолютно и безусловно каждому и для каждого дела». Надо следить, чтобы «реакционные» или «фашистские» взгляды подвергались цензуре и, само собой разумеется, что «пользование гражданскими правами теми, у кого их нет, предпосылает то , что они должны быть отняты у тех , кто мешает ими пользоваться». Что на практике означает только то, что у каждого, кто оказывает сопротивление Маркузе и его последователям, необходимо отнять право на свободное изъявление мнения до тех пор , пока не будет создана «воспитательная диктатура», которая со сп окойной совестью подвергнет каждого уклониста, классового врага и контрреволюционера промыванию мозгов или заставит его замолчать. Маркузе никогда не признавал, что в его аргументации присутствует момент тоталитарности. Но именно в ней была причина всё возрастающей жестокости, с которой левые, начиная с 1968 года, обращались с профессорами, ректорами, полицейскими, а потом со всеми, кто только посмел высказать сомнение. Кроме того, его аргументация была оправданием для создания так называемого «террора мнений» (Meinungsterror), который на начальном этапе пользовался такими методами как создание каких-либо звуков в зале (к примеру, шипение) или ритмические аплодисменты, когда выступали неприемлемые для них ораторы, а завершилось применением такого метода задавливания оппозиции на своих собраниях как скандирование «Либералы – вон из зала!» и прямыми физическими атаками, вынуждением товарища к «самокритике» перед группой, нападением на полицейских с помощью булыжников и «коктейлей Молотова» и даже хладнокровной ликвидацией «свиней», то есть всех подозреваемых в измене.
....

Левые – богоборцы, потому что выступают против творения, против самой природы – она для них недотаточно хороша (вспомним только планы коммунистов СССР повернуть в Среднюю Азию сибирские реки), в том числе и против природы человека – им обязательно надо ликвидировать народы и расы, смешав их в одну этническую кашу...

Сегодня левые, даже если они находятся у власти, как у нас в Европе, уже не настолько сильны, как они были в СССР при Сталине. Они не могут также безнаказанно преследовать людей, в обществе есть силы и механизмы, позволяющие народам им сопротивляться. У нас, в Западной Европе и в Германии влияние левых сегодня базируется не на их собственной силе, они, если быть точными, несмотря на всё своё влияние, всё же являются меньшинством в обществе. Нам их не надо бояться так, как боялись власти коммунистов люди в СССР, в особенности при Сталине. Они вас не могут просто так посадить в тюрьму, вам не грозит расстрел за иное мнение или психушка. Это влияние левых базируется сегодня на слабости и трусости многих граждан, мировоззренчески относящихся к политическому центру, а также на слабости их политических противников. Именно это является причиной того, что в нашем обществе ограничена свобода мнения. И вот это положение мы все должны изменить.

Бюл. ОВП, окт 2017, ч 4.

На фото -- те, кто точно не левые.


Tags: ОВП
Subscribe

  • английский комиссар

    14 августа в штаб Барклая прибыл через Стамбул, Бухарест, Киев представитель английского правительства, «комиссар» Роберт Вильсон. С…

  • =

    Временный Комитет Государственной Думы во главе с председателем ГД (и камергером) Родзянко, возникший в дни Февраля, ещё до отречения императора.…

  • С.Л.Франк. De profundis

    Сборник статей о русской революции (1918) Из глубины \фрагмент\ Казалось бы, дьявольское наваждение, нашедшее на нас, уже кончается, и петух,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments