November 19th, 2021

Лютер и Климов

...Окруженному с самого начала своей деятельности плотным кольцом евреев, скоро Лютеру придется круто изменить своё о них мнение. Человек грубый, наивный, но, при этом, прямой и честный, Лютер надеялся крестить евреев в обновленное им христианство. В жесткой антииудейской позиции Католической церкви он видел лишь досадное недоразумение и глупость пап, по своей замшелости, не дающих евреям приблизиться к Христу. Крещение евреев Лютер видел одним из важнейших смыслов своей миссии. Увы, вскоре ему пришлось убедиться, что надежды эти тщетны, а жестоковыйные сердца евреев далеки от Христа. И тогда он обрушится на них с той же безоглядной злобой, с какой, перед тем, обрушился на Папу и Католическую церковь.
Серию антиеврейских памфлетов Лютера завершает последний, в котором впавший в неистовство доктор уже призывает сжигать еврейские синагоги и жилища (сделать это следует в знак того, что «что мы христиане, и не потерпим лжи, проклятий и публичного глумления над сыном Его и Его общиной»), отнять у них «все молитвенники и талмуды, по которым они учатся своему идолопоклонству, лжи, проклятиям и поношениям», а также все «наличные деньги и драгоценности, которые они украли и награбили посредством своего лихоимства, ибо нет у них другого заработка» (причём эти деньги – sic! – следует, по мнению Лютера, использовать исключительно на «нужды тех евреев, которые бы поистине крестились»); затем раздать им «топоры, мотыги, лопаты, прялки, чтобы они в поте лица своего зарабатывали хлеб свой, как это заповедано сыновьям Адама», и, наконец, изгнать этих негодяев из страны «как бешеных собак, чтобы не поразил также и нас гнев Божий за отвратительное поношение и скверну, которые нам зачтутся во грех».
Хотя в этих, выдержанных в лучшем лютеровском стиле, советах нет ровно ничего нового, ничего, чего бы за две с половиной тысячи лет до него уже не говорили римские, греческие, сирийские, вавилонские, христианские императоры, святые, историки, философы, риторы, публицисты, учёные, мы уже понимаем: с Лютером евреев постигло очередное несчастье: орудие, которое они ковали против своих врагов, обратилось против них… Им, так долго нянчившимся с виттенбергским доктором, пришлось обжечься на Лютере так же, как прежде они обожглись на Мухаммеде, которого так же точно искусно обхаживали в Медине, направляя его против христианской Византии.
Однако, духовная атмосфера в Европе к этому времени будет уже так сильно раскалена, что долго горевать им не придется. Вскоре они найдут своего идеального последователя в лице другого блестящего реформатора христианства – Жана Кальвина. В самом деле, учение, созданное Кальвином, будет подозрительно напоминать пересаженный на христианскую почву иудаизм, его возглавляемый духовной и финансовой аристократией синклит в Женеве – Синедрион, его разбросанная по Югу Франции и Северу Европы сеть конгрегаций («государств в государстве») – гетто, в любой момент готовых к революционному выступлению, а его «доктрина предопределения» – квинтэссенцию талмудической идеи «избранного народа»...

Вл.Можегов

(Выделено мной)
--------------------------------

Климовщина.
Попалась лекция от группы -искра-, про финансирование канцлера банком Варбурга.
Ну что тут сказать? Это климовщина, смешение антисемитизма с антифашизмом.
Цель?
Цель ясна: дезориентировать обывателя используя сразу две популярные тенденции: антифашизм-- и антисемитизм.
Это псевдоанализ. Выдергивание фактов (если это и факты) без контекста.
И подталкивание обывателя к антифашизму через антисемитизм(!).
Да, и такое проворачивают пропагандисты постбольшевики. Весьма ловко проворачивают.
Видя, что фигура канцлера и его движение вызывают интерес, они снова запустили совсем не новую климовщину, хорошо испробованныей и хорошо работающий прием. Соединение того, что обыватель ненавидит так сказать по долгу своей телевизионной службы, фашистов-- и то, что он ненавидит уже вопреки телевизору, по своему инстинктивному нутру, ж...в.
Получается ярко и приманчиво.
Таких климовцев всегда хочется спросить: так был канцлер антисемитом или нет? Определитесь уже.
Или он евреев любил, а ненавидел одних русских?