September 19th, 2021

Мой комментарий к записи «Сон во сне» от sergeytsvetkov

Мне представляется, что в стихотворении Лермонтова описано смертное видение умирающего, провидческое видение, связывающее его с далекой возлюбленной, которая провидит эту смерть своего любимого

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

из статьи Олега Валецкого

о политике начала 20 века


Впервые немцы стали ассоциировать себя с одним государством, когда, в результате присоединения в 1871 году к Пруссии десятков немецких территорий, образовалась единая Германия. Именно в это время и возникла геополитическая концепция «Срединной Европы», подразумевавшая объединение немцев в рамках одной страны. Лозунг «Германия превыше всего», как пишет Константин Цимбаев, подразумевал распространение германской идеи в мире.

Представители   «экспансионистского направления» требовали образования «Срединной Европы», которая создавалась бы Германией с приматом духа, а не силы.
В отличие от германских шовинистов из Пангерманского союза, оппозиционные им экспансионисты не были объединены в какую-либо общественно-политическую организацию. Однако труды Эрнста Ревентлова, Пауля Рорбаха, Теодора Шимана и др.   сыграли важную роль в формировании политических взглядов в Германии перед и во время Первой мировой войны.

Германское общество оказалось в плену разнообразных, нередко противоречивых, а часто и менявшихся идей, и, по сути, не отражало реальной картины положения Германии в мире. Их авторы по-разному оценивали направление развития внешней политики Германии. Например, были идеи о союзе с Англией и о борьбе с ней, о партнерстве с Россией и о необходимости стать защитниками Европы от русских.

Причем германские идеологи не задавались вопросом о том, требует ли Европа от немцев защиты от России. Да и что вообще такое есть Европа? \Например, Франция не один век была политич. противницей Германии.\
Вероятнее всего, что в Германии идея защиты Европы от России была следствием английского влияния на немецкую политическую мысль, так как после Наполеоновских войн именно Англия стала ведущей мировой державой.  Британские мыслители были властителями умов во всем политическом спектре – от консерватизма и расизма до социализма и коммунизма. Например, именно в Британии обосновались отцы «научного коммунизма» Маркс и Энгельс.

Это влияние лишало новую Германию тех огромных возможностей, которые предоставляло ей существование в России многочисленных и разнородных немецких общин и благожелательное отношение к немецкой культуре российских монархов, аристократии и значительной части образованного русского общества.

..........

В Германии никаких межнациональных конфликтов с русскими не было по причине отсутствия там русского национального меньшинства. На рубеже XIX-XX веков межнациональные конфликты у немцев происходили главным образом с евреями, активно участвовавшими в социалистическом движении, угрожавшем национальным устоям Германии. Межнациональные конфликты высокого накала происходили у немцев с поляками на польских землях, отошедших к Пруссии после разделов Польши 1772-1815 годов, и эти конфликты доходили до прямых столкновений и убийств. Польские революционные организации считали своим главным врагом Россию, в то же время способствовали созданию мифов о немецкой агрессии против славян.

Босния и Герцеговина и стала причиной войны против Турции, начатой по инициативе Сербии, к великому неудовольствию императора Александра II. Лишь прибытие русских офицеров, во главе с генералом Черняевым, спасло сербскую армию от полного разгрома в 1876 году, что, впрочем, не помешало правительству Сербии свалить вину за провальные действия своей армии на генерала Черняева. Ввод австро-венгерских войск в Боснию и Герцеговину в 1878-м, согласно решениям Берлинского конгресса, привел к тому, что практику поддержки иррегулярных сербских вооруженных формирований на занятых турками территориях Сербия стала применять в Боснии и Герцеговине против австрийцев, что в итоге привело к убийству кронпринца Фердинанда в Сараево в 1914 году. Тем самым польская пропаганда о германской угрозе для славян, проводившаяся при французской поддержке, полностью увенчалась успехом.

Франция, жаждавшая реванша за проигранную Пруссии войну, увидела в сербских амбициях отличную возможность помешать намерениям Берлина пробиться на Ближний Восток через Турцию...   Панславистская пропаганда, инициированная с Балкан, обостряла отношения России и Германии. Лишь хорошие отношения Николая II и кайзера Вильгельма помогали сохранить мир между ними.
............

Германское движение к объединению, безусловно, было христианским, и, по своей сути, немецкий порядок с его стремлением к диктатуре права и нравственности куда больше соответствовал христианским идеалам, чем происходящее в Российской империи. Однако отсутствие четкой религиозной доктрины православия не позволило немцам стать по-настоящему имперским народом, который смог бы возродить римский идеал после революции в России.  Стремление же экспансионистов усиливать мощь Германии «немецкой идеей» было тупиковым путем, потому как немцы и сами не знали, что представляет эта идея.

Германцы, будучи отличными практиками, оказались плохими теоретиками. В итоге Англия и Франция, совершившие за века своих имперских войн множество преступлений против других народов, в ХХ-м веке представляли себя «светочем свободы и прогресса», тогда как Германия, не имевшая возможности вести имперскую политику, представлялась источником всех проблем Европы.

https://ruskline.ru/opp/2021/09/17/sredinnaya_evropa

Выделения в тексте -- мои (Н.Т.)

о политике 30-х годов


Фрагменты из статьи Г.Шульце-Ронхофа
и примечания переводчика (курсивом).

О жизненном пространстве тогда (20-е годы)
говорили все германские партии, все политики, все они говорили в
реваншистском ду хе, все мечтали вернуть утерянные территории и
никто не готов был к каким-то признаниям свершившегося. Эти мысли не
принимались самим народом. Первым из политиков, кстати, в истории
Германии после Первой мировой войны, о согласии признать отрезанные
от Рейха по Версальскому диктату земли, к примеру, территорией
Польши, стал говорить Адольф Гитлер – в рамках его бесчисленных
предложений полякам по урегулирвоанию германо-польских проблем.
Потому что, в отличие от других германских политиков, он пользовался в
народе таким авторитетом и доверием, что мог себе это позволить. Ни
один германский политик до него себе этого позволить не мог – образно
говоря, народ бы его тут же закидал тухлыми яйцами. – (прим. переводчика.)


В сентябре 1938 года во время польско-чешского конфликта Гитлер
выступил против протеста германского министерства иностранных дел в
связи с желанием Польши аннексировать пограничный город Одерберг
(юго-восточнее Силезии), ча стично населённый немцами. Свою позицию
он тогда аргументировал министерству иностранных дел следующим
образом: «Мы не можем себе позволить ссориться с Польшей из -за
каждого немецкого города». Если бы Гитлер желал войны с Польшей для
того, чтобы открыть себе дорогу на восток, то он в этом случае не делал быуступок. Вместо того
(чтобы воспользоваться этим, как поводом для
конфронтации – ГД) Гитлер сразу же после этой уступки Польше начал
переговоры о возвращении в рейх Данцига. (То есть, он рассчитывал, что
в благодарность за его уступку Одерберга, поляки будут уступчивыми в
переговорах о судьбе Данцига. – прим. ГД).
14 марта
1939 года премьер-министр только что ставшей
самостоятельной Карпато-Украины монсеньор Волошин попросил
Германию взять его страну под свою протекцию. Гитлер эту просьбу
отклонил.

Как следует из
протоколов записей его бесед в это вре мя, он ещё даже и во время
польской кампании не знал, что он будет предпринимать после победы над
Польшей.   После победоносной польской военной кампании Гитлер предложил
английскому и французскому правительству заключить мир. В это
предложение входило, среди прочего, обещание освобождения Польши от
войск вермахта, за исключением Данцига и «коридора».

В 1940 году Гитлер по договорному соглашению со Сталиным
переселил живших уже на протяжении 200 лет на Украине немецких
крестьян в район Варты (по-немецки: Warthegau, Wartheland), то есть, они
поселялись на окраине Германского Рейха. (уточнение: речь идёт о
переселении в Рейх немцев Западной Украины, присоединённой к СССР в
сентябре 1939 года во время раздела Германией и СССР побеждённой
Польши. В причерноморских колониях Украинской ССР около 400 тысяч
немцев продолжали жить вплоть до 1943 года. – прим. ГД).

В прим.переводчика приводится  цитата независимого историка Сергея
Солдатова:
«Молотов предъявил Гитлеру невероятные по
империалистическому смыслу требования, которые заслуживают
подробнейшего изложения. Эти требования были подтверждены и
обращением советского правительства от 25 ноября 1940 года, в
котором излагался план раздела мира между Германией, Италией,
Японией и СССР. Советский Союз требовал себе:
1 От Финляндии – Печенгу и Порккала-Удд.
2 Опорных пунктов в датских проливах Каттегат и Скагеррак для
выхода в Северное море.
3 Опорных пунктов в Югославии на Адриатическом море.
4 Опорных пунктов в Греции (Салоникский порт).
5 От Румынии – Южную Буковину.
6 От Болгарии
– переход в советскую орбиту и заключение
соответствующего пакта.
7 От Турции – опорных пунктов на черноморских проливах Босфор и
Дарданеллы.
8 Опорных пунктов в Персидском заливе.
9 Переход под советское влияние стран южнее Баку – Батуми, т.е.
Восточной Турции, Северного Ирана и Ирака.
10 Отказ Японии от своих концессий на Сахалине.
Гитлер и его правительство
оставили советские претензии без ответа.

Источник: Schultze-Rhonhof, «Gab es Hitlers Generalplan zur Eroberung von
Lebensraum im Osten?»,
Der Grosse Wendig.
Zeitgeschichte. Band IV, Tübingen, 2010, S. 316-321)
(Перевод Генриха Дауба)

Тихий воин. Ушёл Сергей Исаев

Печальная новость – умер директор Пермского регионального правозащитного центра Сергей Владимирович Исаев, в пятницу его похоронили на Северном кладбище. И я не могу не сказать ему своё искреннее личное прощальное спасибо. Потому что при жизни как всегда толком этого не сделал.




Хорошо помню принципиальный и для меня, и для него рубеж, когда в 2008 году он отпустил меня в первую командировку в районный центр Карагай для расследования тамошнего вайнахского беспредела, а позже дал опубликовать на сайте ПРПЦ и в нашей газете «За человека» итоги этой поездки, сильно тогда прогремевшие. Ситуация в Карагайском районе стала нашей темой на несколько лет. Позже были аналогичный выезд в Юрлу в связи с действиями уже азербайджанской диаспоры и статья в газете, и видео. На Исаева дружно зашипели пермские и московские правозащитнички, мол, какой ужас, что вы делаете?! Правозащита касается только этнических меньшинств, как вы смеете защищать русских?!!

Он был, конечно, в отличие от меня, не националистом, но просто порядочным человеком и бесконечно наивным романтиком. Он совсем не походил на людей с типичными хорошими носатыми правозащитными лицами, сознательно использующих права человека как инструмент разрушения враждебных режимов и традиционных ценностей, для чего, собственно, эти права человека и были задуманы. В наших разговорах он, с одной стороны, вроде бы временами и соглашался с тем, что права человека сделаны евреями, по-еврейски и для евреев, но при этом парадоксальным образом верил в то, что правозащитные инструменты можно успешно использовать и во благо русского человека. И ему это даже удавалось: множеству людей в тюрьме и на воле он реально и бескорыстно помог.

Благодаря ему я получил 12 лет (2007-2019) относительно спокойной жизни в качестве сотрудника ПРПЦ. А он в моём лице – массу беспокойства, включая обыски в офисе, визиты Э-шников и ФСБ-шников, допросы, изъятия оргтехники, суды, на которые его таскали свидетелем… Но всё же главное то, что на него верещал, брызгая ядовитой слюной, и местный, и столичный правозащитный кагал: ты пригрел у себя антисемита и нациста!!.. А он, несмотря на временные колебания, не только не поддался им и не уволил меня, но и, к ярости многих, ввёл меня, редактировавшего нашу газету, ещё и в правление ПРПЦ! )) Позже я убедил его, и он принял на работу и моих ближайших соратников. Сначала бесстрашную Татьяну Кротову, а позже юриста и зоозащитницу Аню Николаеву, царство ей небесное. С нею вместе мы снимали фильм о самоподжоге пермской синагоги, а затем она вплотную взялась за ритуальные хасидские жертвоприношения кур и петухов на Йом Кипур, подняв на уши полицию, прокуратуру и в итоге испортив каббалистам их кровавый сатанинский праздник вплоть до полного прекращения кровопускания во дворе синагоги. С такой командой мы уже окончательно сделали правозащитный центр оплотом русского национализма и главным пермским юдоборческим форпостом, наносящим чувствительные информационные и правовые удары по напирающим на Пермь хасидам и холокостерам.

Особую остроту вопрос приобрёл во время моего дела о 6 еврейских миллионах, имевшего большой резонанс в либерально-еврейских кругах. Мы говорили с Сергеем Владимировичем на эту тему, и, разумеется, он осуждал дикость нынешней холокостерской цензуры, попирающей свободу слова и научного поиска и карающей за научную и журналистскую дискуссию о числе еврейских жертв. Давление на Исаева ещё усилилось. А он в ответ на это дал мне полную свободу: задвинув свои обычные обязанности, я несколько месяцев занимался исключительно своей судебной борьбой и её информационным сопровождением.

А в 2019 году в последнем офисе ПРПЦ на Горького, 18, готовился, репетировался и снимался «Гражданский контроль» - первый клип арт-проекта «Гомофобия», получивший скандальный резонанс в гомолюбивых и трусливых пермских СМИ.

Конечно, ответный удар врага по такому яркому очагу русского сопротивления как ПРПЦ позднего периода был неизбежен. Наружный враг отрезал организацию от всякого европейского финансирования, а внутренний самым абсурдным образом объявил наш самый патриотичный ПРПЦ иностранным агентом (!!). И этим тоже отрезал от финансирования, на этот раз отечественного. Мы бились до конца, но в прошлом году Пермский региональный правозащитный центр фактически перестал существовать, офис пришлось закрыть, персонал распустить. Очевидно, что неподконтрольную для них организацию задушили через свои рычаги и связи правильные правозащитники. А вместе с нею они удушили и замучили её директора Сергея Владимировича Исаева, человека невероятно мягкого, доброго, хрупкого и уязвимого. Он страшно тяжело переживал уничтожение ПРПЦ. Без своей убитой организации, с которой он сросся плотью и кровью, ему нечего было больше делать на этой земле.