September 8th, 2021

зоопарк в блокаду

наткнулась на пост про зоопарк в блокаду -- спорят, нужно ли было выхаживать животных в ущерб людям

https://amentus.livejournal.com/321551.html

разумеется, тема тяжелейшая

есть такой психологический феномен -- животных почему то всегда жальче, чем людей.

Какой фильм больше всего рыданий вызывал? -- Белый бим!  (никакие списки шиндлера рядом не стояли)

удивительный феномен, хотя и я ему подвержена, всегда "болею" за кошек и собак в кино больше, чем за человеческих героев.

Но жизнь это не кино.

Я, правда, подробностей не знаю, но уверена, что тигр на траве не выживет в течение трех лет. 
Так что не только травой его кормили ,  это точно

Разумеется, на этой теме теперь спекулируют все, кому не лень

Но советские "человеколюбцы" в посте расчехлились по полной...   и главное, всюду у них духовность -- и подвиги

А вот Аставьев  -- бездуховная материалистическая сволочь

Как вообще сознание людей может переворачиваться -- просто диву даешься.

И меня еще осуждают, когда я говорю, что совеЦкие -- это особая ветвь эволюции (или это не эволюция? -- а наоборот?)

Что происходило в зоопарке, в принципе, можно представить -- закрытое учреждение


— нет приказа спасать людей за счет бегемотов — значит не будем спасать. И вообще — людишек много, а бегемот один. или гамадрил.

Ну правда, никто же не возьмет ответственность на себя, например, застрелить бегемота и раздать мясо людям.

Тем более -- бегемот он свой, родной, как это его застрелить, не фашист же... а люди -- еще не известно, может враги народа?  да и вообще...  не выйдешь же на улицу мясо раздавать?

Много чего тут думается...

Но главное -- что вот это вот, писать, что жизнь животных дороже людской --  не экстремизм, а если написал, что в эсэс тоже были люди — то экстремизм.  Статья.


Кстати, Элем Климов коровку не пожалел ради создания шедеврального кина про фашистов

Ради духовности.

А еще на запад ругаются, что у них там трансгуманизм

Да им до  нашего  советского  трансгуманизма как до марса



опять про "Дранг нах остен"

C.М. Соловьев так пишет об угрозе монголо-татарского нашествия на Европу: «Рассказывали, что татарское войско занимает пространство на двадцать дней пути в длину и пятнадцать в ширину, огромные табуны диких лошадей следуют за ними, что татары вышли прямо из ада и потому наружностью не похожи на других людей.

Император Фридрих II разослал воззвание к общему вооружению против страшных врагов. «Время, — писал он, — пробудиться от сна, открыть глаза духовные и телесные. Уже секира лежит при дереве, и по всему свету разносится весть о враге, который грозит гибелью целому христианству. Уже давно мы слышали о нем, но считали опасность отдаленною, когда между ним и нами находилось столько храбрых народов и князей. Но теперь, когда одни из этих князей погибли, а другие обращены в рабство, теперь наша очередь стать оплотом христианства против свирепого неприятеля». Но воззвание доблестного Гогенштауфена не достигло цели: в Германии не тронулись на призыв ко всеобщему вооружению, ибо этому мешала борьба императора с папою и проистекавшее от этой борьбы разъединение; Германия ждала врагов в бездейственном страхе…»

Что же получается? Германия не способна объединиться перед угрозой вражеского нашествия, а ее обвиняют в том, что в это же самое время она сподобилась на организованное «наступление на Восток».

Может быть, целая нация была поражена неизвестной науке эпидемией, лишившей ее здравого смысла? Нет. Скорее, здравого смысла лишены те, кто придумал сказку про «Drang nach Osten».

Единственной реальной силой Германии того времени был Ганзейский торговый союз. Отгородившись городскими стенами от внешнего мира, ганзейские города жили своей автономной жизнью, гарантированной им магденбургским правом и даже вели войны против своих торговых конкурентов. И больше всего Ганза был не заинтересован в том, чтобы кто-то покушался на Новгород, от торговли с которым зависело благополучие этого торгового союза.

Германия, которая в это время (эпоха Ал.Невского) формально была объединена под эгидой Священной Римской империи, не имела никакого отношения к конфликту вокруг Ливонии. Судя по реакции Фридриха на обращение рижского епископа Альберта о помощи против датчан и русских, германского императора вообще не заботила судьба Ливонии в целом и поселившихся там немцев в частности (чего, разумеется, нельзя сказать о всех входящих в состав империи землях и городах).

Немецкие колонисты и выходцы из Германии составляли в Ливонии

незначительный процент населения — на порядок меньший, чем русскоязычное население в современной Латвии и Эстонии. Подавляющее большинство жителей Ливонии составляли представители коренных балтийских и финно-угорских народов.

Например, об этом пишет Костомаров: «Папа, покровительствуя Ордену, возбуждал немцев, так и шведов к такому же покорению Северной Руси, каким уже было покорение Ливонии и Финляндии».

Краеугольный принцип криминалистики — понять, кому выгодно совершение преступления. Какая Риму выгода от того, что шведы или немцы захватят Новгородскую землю? Да никакой. Наоборот, усиление власти германского императора могло принести Риму непоправимый вред, так как между Папой и императором шла многолетняя ожесточенная война. Конфликт, который начался еще во времена Фридриха Барбароссы (1152—1190), известен как война гвельфов с гибеллинами.

В 1239 году, когда татары начали движение в сторону Европы и покоряли Южную Русь, Папа снова отлучил императора от церкви. В анафеме Григорий объявил всех подданных германского императора свободными от присяги и запретил им под страхом смерти повиноваться ему. В ответ Фридрих опубликовал манифест, в котором называл пап кровосмесителями, ворами и убийцами. В этот раз император решил нанести удар по экономике Папского двора и запретил паломничество (один из главных источников его доходов) в Рим.
Начались военные действия.
В момент нападения «шведских феодалов» и «немецких рыцарей-крестоносцев» на Русь по указанию Римского Папы эти самые немецкие рыцари осадили резиденцию того самого Папы.

Папа не мог заставить германского императора принять участие в «крестовом походе» в Святую Землю, а наши историки утверждают, что Рим организовал «крестовый поход» немцев на Русь. Чтобы доказать это, они ссылаются на папские буллы. Например, «крупный специалист» по данному вопросу советский историк Б. Рамм приводит буллу от 24 ноября 1232 года. В ней Папа Григорий IX обратился к Ордену Меченосцев (а не к шведам и немцам) с призывом начать активную деятельность в Финляндии (а не на новгородских землях), чтобы «защитить новое насаждение христианской веры против неверных русских».

Совершенно очевидно, что ни о каком «крестовом походе» против Руси в этом послании ничего не говорится. Папа не призывает всех католиков собирать средства, браться за оружие и идти войной на Русь. Наоборот, в булле речь идет не о нападении, а об обороне земель, на которых христианские миссионеры, с риском для жизни, распространяют слово Божие.

Впрочем, это послание, как и большинство папских посланий того времени, не возымело на адресата ни малейшего действия. Понтифику ничего не оставалась, как вновь взяться за перо. В очередном своем послании к Меченосцам от 27 февраля 1233 года русские (Rutheni) прямо называются «врагами» (inimici).

Из папской буллы видно, что причиной обеспокоенности Рима стало то, что русские препятствовали миссионерской деятельности католических священников среди языческих племен в Финляндии. Что же заставило Папу отвлечься от дел насущных и обратить внимание на задворки Европы — забытую богом Финляндию? Дело в том, что там началось восстание языческих племен, вызванное миссионерской деятельностью епископа Томаса. Назначенный главой новообращенных финнов, своей алчностью и жестокостью он довел своих подопечных до крайней степени озлобления. Финны подняли восстание и свою злобу на Томаса обрушили на всех тех, кто пытался привить им десять заповедей христовых. Надо сказать, что вернувшиеся в лоно язычества аборигены расправлялись с христианскими проповедниками совсем не по-христиански.

Никаких булл или других документов об объявлении крестового похода ни против Руси в целом, ни против Новгорода или Пскова, не существует. В некоторых буллах говорится о борьбе с русскими, но всегда имеются в виду те русские, которые воевали на стороне язычников (например, литовцев) или татар, а не какое-либо из русских княжеств. Даже один из самых упорных сторонников рассматриваемой гипотезы И.П. Шаскольский в своей работе «Папская курия – главный организатор крестоносной агрессии 1240-1242 гг. против Руси» вынужден был признать, что «В действительности, от этого времени не дошло ни одного источника, где открыто говорилось бы о роли папского престола в подготовке походов на Русь 1240-1242 гг. и содержался бы открытый призыв к нападению на русские земли».

Вся статья  https://zen.yandex.ru/media/loupnoir/mif-pro-drang-nach-osten-i-o-tom-kak-ego-otrazili-chast-ii-5ffbebc0d1a90641ca0c561a

=

 2019 г.  На выставке живописи 1933-45 годов была представлена эта любопытная картина

https://content.time.com/time/photogallery/0,29307,2024914_2198889,00.html



Текст -- "На этой картине Георга Нецбанда 1935 года, озаглавленной « После воздушного нападения» , изображены немцы, запертые в бункере, которые вместе пытаются выбраться наружу. Хотя современная Германия избавилась от зла, недавно опубликованное исследование показало, что каждый десятый немец сказал, что хотел бы, чтобы фигура «фюрера» «жестко управляла Германией». Проблема иммиграции, как и во многих других странах, остается спорной темой: 35% заявили, что, по их мнению, Германия "опасно наводнена" иностранцами.

----------

А  полотно Нецбанда интересно тем, что оно свидетельствет о бомбежках уже в Первую мировую.

В Карлсруэ, на городском кладбище среди множества надгробий жертв союзнических налетов 43-44 годов есть и стелла со словами о погибших в 1917 году.  Французские самолеты обстреляли цирк-шапито, среди погибших 70 человек было немало детей.