September 2nd, 2021

Что произошло 1 сентября 1939 года?

Вл.Можегов
Как что? – удивленно спросит нас сегодня любой цивилизованный европеец. – Германия напала на Польшу, началась Вторая мировая война.
Не совсем так, — заметим мы. – 1 сентября, когда Германия объявила войну Польше, началась обычная внутри-европейская Польско-Немецкая война, вызванная спором о городе Данциг. Во Вторую Мировую она переросла лишь 3-4 сентября, когда войну Германии объявили Англия, Франция и Британские доминионы.
Таким образом, честь начала Второй Мировой войны фактически принадлежит Британии. Но этот исторический факт не слишком удобен, почему он и опускается школьной программой и ангажированной либеральной историографией. Зато во многом открывает глаза на действительную историю начала войны...
..........
Первое упреждающее предложение англичанам (связанными с Польшей гарантиями военной помощи), переданное через советника германского посольства в Лондоне д-ра Фрица Гессе, последовало уже 1 сентября 1939 г.. За время двухнедельной польской компании таких предложений было сделано еще семь. Сразу после разгрома Польши последовало знаменитое обращение Гитлера к Англии и Франции в Рейхстаге: «Я не вижу причин по которым эта война должна продолжаться… разве что она сможет поправить подорванные финансы некоторых военных промышленников и владельцев газет или ещё каких-нибудь интернациональных бизнесменов, наживающихся на войне»…
В течение 1939-40 гг. Германия выдвинула еще не менее десятка мирных предложений Англии, желая закончить войну, однако, всякий раз, эти мирные предложения Англией отклонялись.
Не были ангелами, конечно, ни Уинстон Черчилль, ни Маршал Польши Эдвард Рыдзь-Смиглы. Первый еще в 1936 г. заявлял: «Хочет ли он этого или нет, но мы навяжем Гитлеру войну». Министр иностранных дел Германии фон Риббентроп вспоминает, как в 1937-м Черчилль сказал ему, тогда – послу Германии в Англии, на конфиденциальной аудиенции: «Когда Германия станет слишком сильной, мы её вновь уничтожим!».
Эдвард Рыдзь-Смиглы летом 1939-го громогласно заявлял: «Польша хочет войны с Германией, и Германия не сможет избежать её, даже если захочет». И уверял восторженных польских патриотов, что польская конница за две недели возьмет Берлин.
Всё это сегодня вспоминать очень не любят. Однако ещё в 50-е гг. официальная английская историография говорила о причинах войны так: «Гитлер совершенно не хотел еще одной большой войны» (Б.Х. Лиддел Гарт, «Вторая мировая война»), «Что он (Гитлер) не планировал, так это большой войны» (А.Дж.П.Тэйлор, «Вторая мировая война»).
Английский историк Б.Х. Лиддел Гарт, чья книга стала, по общему мнению, первой «официальной английской версией войны», возлагал ответственность за начало войны на «гарантии», данные правительством Чемберлена Польше, которые вскружили полякам голову и сделали последнюю недоговороспособной.
Требуя возвращения Данцига и экстерриториальной дороги к нему, Гитлер предлагал взамен признание всех восточных границ (то есть, признавал за Польшей Восточную Силезию и прочие немецкие земли, отторгнутые у Германии Версалем), помощь в оборудовании нового польского порта в Гдыне и мирный договор сроком на пятьдесят лет.
Однако, получив английские «гарантии», поляки потеряли всякие берега и чувство реальности. Репрессии против населения Данцига и других населенных этническими немцами земель вызвали волну эмиграции и настоящую гуманитарную катастрофу на польско-немецкой границе. В период с марта по август 1939 года свыше 70.000 немцев бежали от польского террора в Германию. Саму же Польшу захлестнула военная истерия.
Именно в таких условиях война стала реальностью.
Так кому же нужна была Вторая мировая?
Английский историк Дэвид Ирвинг приводит в своем капитальном труде «Война Гитлера» польские документы, найденные немцами в варшавских архивах: «Депеши польских послов из Вашингтона и Парижа обнажают подстрекательские попытки Рузвельта в отношении Франции и Британии. В ноябре 1938-го Уильям С. Буллит, его личный друг и посол в Париже, указал полякам, что желанием президента является «столкновение Германии и России», чтобы демократические нации могли напасть на Германию; весной 1939-го Буллит процитировал Рузвельта, что он не намерен «участвовать в войне с начала, а вступит в конце»» (David Irving, Hitler’s War, 1977).
Американский историк, профессор, д-р Дэвид Хоган в книге «Вынужденная война» приводит восторженное письмо американского посла Уильяма С. Буллита из Парижа 17 марта 1939-го г., в котором тот с триумфом сообщает Рузвельту о невозможности уладить европейские распри мирным путём… Уже через день Буллит заверяет польского министра иностранных дел Бека в «готовности президента Рузвельта сделать всё от него зависящее, чтобы столкнуть Англию и Францию с Германией». 25 апреля 1939-го в разговоре с американским журналистом Вейгандом Буллит бросает: «Война в Европе – дело решённое… Америка вступит в войну после Франции и Великобритании».
Ф.Д. Рузвельт, больной калека, посаженный в кресло президента кликой стоящих за его спиной банкиров, с самого начала войны уверенно вёл свою страну по пути военной экспансии. Американский проф. Чарльз Танзилл так резюмирует свое исследование 1952-го года: «есть, по-видимому, только одно объяснение стремлению Рузвельта к миру в Мюнхене 1938 г., и его же принуждению Англии, Франции, Польши к выступлению против Гитлера в 1939-м г. Это объяснение таково: президент вовсе не хотел, чтобы в Европе началась война, которая могла бы закончиться прежде, чем США успели бы в нее вмешаться». (Charles C. Tansill, «The Back Door to War», 1952)
Столь же яростным сторонником войны с Германией был и г-н Черчилль. Историк Дэвид Ирвинг приводит факты, говорящие о том, что с 1936 г. Черчилль находился на содержании группы влиятельных бизнесменов и банкиров, ставящих своей целью втягивание Англии в войну с Германией. Один из членов группы, сэр Роберт Уэйли Коэн (Robert Waley Cohen), открыто заявлял, что собрал на содержание Черчилля и финансирование его карьеры в июле 1936-го 50 000 фунтов. С этого времени давно заглохшая карьера Черчилля действительно берёт второе дыхание.
В 1939-м, став премьер-министром Англии, Черчилль немедленно даёт приказ на бомбежку немецких городов (до этого обе стороны воздерживались от бомбежек мирного населения), а в конце августа – приказ на методичные бомбежки Берлина.
Шарль Де Голль вспоминает, как, посетив Черчилля в его резиденции в Чекерзе 3 августа, застал того стоящим посреди лужайки, потрясающим кулаком в сторону небес и приговаривающим: «Почему они не летят?!» (т.е. почему не летят немецкие бомбардировщики бомбить Лондон). Лишь после многократных предупреждений германской стороны и не менее семи разрушительных бомбардировок Берлина Германия ответила бомбардировкой Лондона. Мировая война, грозившая угаснуть, была, таким образом, спасена. (см. David Irving, Churchill’s War, 2003)