August 31st, 2021

консервы

феерическую историю про операцию Консервы и Гляйвиц повторяют все как заведенные

Но и ревизионистов в этом вопросе найти можно

как ни парадоксально, среди таких оказался  советский сайт  https://sovsojuz.mirtesen.ru/blog/43425811485/O-TOM,-NUZHEN-LI-BYIL-GLYAYVITSKIY-INTSIDENT

со ссылкой на  https://portal-kultura.ru/articles/history/57924-panskaya-iznanka-vtoroy-mirovoy/?SECTION_CODE=history&CODE=57924-panskaya-iznanka-vtoroy-mirovoy&utm_referrer=mirtesen.ru


Нильс ИОГАНСЕН

Согласно официальной истории, 31 августа 1939 года спецслужбы Германии организовали так называемый «Гляйвицкий инцидент» — инсценировку (как это трактует официальная история) нападения поляков на приграничный немецкий городок. После этого casus belli вермахт рванул на Восток. Но можно взглянуть и по-другому.

Во-первых, «Гляйвицкий инцидент» был не первым. С середины лета 39-го, когда начались первые консультации между советскими и немецкими дипломатами, регулярные части польской армии стали систематически вторгаться на территорию Германии. По свидетельству канадского историка Франка Кернеу под Кёнигсбергом — и не только — кавалерия панов сжигала немецкие деревни. Людей кололи пиками, рубили саблями, кастрировали, вешали, насиловали, таскали на арканах за лошадьми. 23 августа пришлось привлекать к отражению агрессии части вермахта.

Жертвы «Бромбергского погрома»Документальные свидетельства зверств жолнеров, в особенности в городке Бромберг, включая фотографии, есть. Более того, их никто и никогда не пытался оспорить.

Только в ходе «Бромбергского погрома» погибло около пяти тысяч мирных граждан немецкой национальности, всего счет идет на десятки тысяч. Про это написано даже в Википедии. Поляки долгое время отрицали факты геноцида и списывали массовые убийства гражданских лиц на мифических «гитлеровских диверсантов». Но в 2003 году польский историк Влодзимеж Ястшембский все же признал, что никаких диверсантов не было, а поляки просто вымещали злобу на мирных немецких поселенцах.

Дальше — больше. 24 августа Польша сбивает два гражданских самолета компании Lufthansa, 30 августа в Кракове убит немецкий консул Август Шиллингер. Эти факты тоже никто не подвергает сомнению, о них просто не принято вспоминать. «Польша добивается войны с Германией, и Германия не сможет избежать ее, даже если захочет», — заявлял польский маршал Эдвард Рыдз-Смиглы  британской газете Daily Mail 6 августа 1939 года. А ведь это, по сути, объявление войны!

И от слов поляки быстро перешли к делу — объявили мобилизацию. «Последний доклад о положении в Польше. Мобилизация в Польше будет завершена 27 августа. Это говорит о том, что мы отстаем с мобилизацией. Для того чтобы закончить мобилизацию одновременно с поляками, нам необходимо начать ее 21 августа. В этом случае к 27 августа у нас будут развернуты даже дивизии третьей и четвертой волны. Проконсультироваться с главнокомандующим», — писал в своем дневнике 15 августа 1939 года начальник генштаба сухопутных войск Германии Гальдер.

Но могла ли Польша в 39-м напасть на Германию? «Поляки считали себя сверхдержавой. Плюс они надеялись на помощь главного союзника — Франции. Вместе они, бесспорно, побили бы немцев», — утверждает историк Рой Медведев.

Третья республика обладала самой сильной на тот момент армией в мире. Для справки: Париж мог выставить 2,7 миллиона штыков, 3500 самолетов, около 4500 танков (в том числе до 700 средних и свыше 300 тяжелых), 15 000 стволов артиллерии. Берлин — только 1,5 миллиона человек, до 3000 танков (из них 2800 — легкие Pz.I и Pz.II, тяжелых не было вовсе, средних — около сотни), до 2000 аэропланов и около 7000 пушек. «Французы были способны буквально раскатать вермахт с его «картонной» бронетехникой. Танков было больше, а броню того же В1 bis не пробивала ни одна немецкая пушка. То есть и количественно, и качественно Париж выигрывал у Берлина», — говорит историк бронетанковой техники Максим Коломиец.

Польская пехота на марше

С февраля 1939 года генштаб Речи Посполитой начал разработку плана операции с незамысловатым названием «Запад». Летом того же года он стал реализовываться. К 1 сентября на западной границе страны было сосредоточено более 25 пехотных дивизий, еще около 20 находились на ближних подступах. У Германии тогда имелось 75–80 дивизий. Всего — и на поляков, и на французов, и на англичан тоже.

Кстати, в 37–38 годах Польша была главным военным союзником Германии, она принимала участие в разделе Чехословакии, оттяпав себе Тешинскую область (после войны ее пришлось отдать обратно). А генштабисты обеих армий разрабатывали совместный план нападения на СССР.

«Польша проводила очень агрессивную политику, история с разделом Чехословакии это только доказывает. Причем Варшава не раз очень навязчиво предлагала себя в союзники Берлину, звала вместе идти захватывать русские территории. Заметьте, по собственной инициативе», — считает Рой Медведев.

Информация об отсталости польской армии не соответствует действительности. Благодаря Англии, Франции и США оружия хватало. Танк 7TР, он же Vickers Mk E (тот же Т-26) стоял на вооружении, в разработке был 10ТР (аналог советского БТ-7 — любимая машина Виктора Суворова-Резуна, пресловутый «автострадный танк»), сильная авиация (более тысячи машин, до 2000 — по некоторым данным), неплохая артиллерия. В советской военной доктрине Польша рассматривалась как очень серьезный враг.
............

Малая советская энциклопедия сообщала, что в 1938 году Польша потратила на армию 32 процента своего госбюджета. То есть и это было «государство войны».

Польский танк 7TР

И еще немного про польскую армию. 40–45 дивизий — это далеко не все. Встречаются, например, упоминания о 55-й пехотной дивизии в составе армии «Краков». Плюс до 30 кавалерийских корпусов: в составе каждого — два-три полка конницы, полк бронетранспортеров, несколько дивизионов артиллерии, пехота на грузовиках (около 5000 человек личного состава). Это те самые конно-механизированные группы, за создание которых так ратовал Семен Буденный. Итого имеем еще плюс 15 дивизий. В сумме уже 70.

Кстати. Согласно мемуарам руководителя управления сырьевых ресурсов министерства вооружения Германии Ганса Керля, вермахт пленил не менее миллиона польских военнослужащих, а в советских документах упоминается еще о 450–500 тысячах захваченных уже РККА солдат и офицеров. А еще несколько десятков тысяч просто разбежались по домам или удрали в Румынию или Венгрию. Суммарно видим уже более полутора миллионов, то есть численность, равную вермахту.


---------------------------

https://reich-erwacht.livejournal.com/212456.html


Давайте посмотрим, что немцы говорят об этом:

1. Сообщение от начальника полиции в Глейвице. "На радиостанцию Гляйвица напали нерегулярные польские войска, которым на несколько минут удалось занять станцию. Иррегулярные формирования были изгнаны из Германии пограничной полицией. Во время обороны станции один поляк был смертельно ранен."

2. Сообщение из города Троппау: "в ночь на 31 августа/1 сентября, таможенный пункт города Хохлинден был атакован польскими иррегулярными войсками, которые также на недолгое время заняли его; но благодаря контратаке войск СС польские формирования были разгромлены"

В официальных немецких документах упоминаются 44 акта польской агрессии за шесть дней до немецкого вторжения. В вышеприведенных сообщениях ясно говорится, что нападавшие не носили польскую форму, зато говорится о том, что они были иррегулярными войсками. И наконец, по данным немецких документов, таможенный пост в Хохлиндене не сгорел, а просто был занят некоторое время.

В целом, одно вырисовывается с ясностью: что в часы, предшествующие началу военных действий происходили многочисленные столкновения между польскими иррегулярными частями и регулярными или вспомогательными немецкими войсками (полевой жандармерией, таможенной полицией и т. д.) и что все эти столкновения состоялись на территории Германии.

В заключение стоит отметить, что основой информации об инсценировке нападения стали показания Альфреда Науйокса, который 19 октября 1944 дезертировал из СС и бежал к американцам, сдавшись в плен. Его сразу посадили под арест как возможного военного преступника. На Нюрнбергском процессе подтвердил, что события в Глейвице происходили под непосредственным руководством Гейдриха и Мюллера. В 1946 году бежал из лагеря для военнопленных и опубликовал мемуары с пафосным названием "Человек, который начал войну".

По материалам "The Barnes Review, Sept-Oct 2006, pp 42-45"

--------------

В журнале
waldemar_betz
опубликованы все претензии к официальной версии этого исторического
"факта" по метке =Польша=
(на немецком)

также   https://zundelnotebook.blogspot.com/2020/08/blog-post_31.html