August 16th, 2021

Николай Марков (vkontakte)

Николай Марков

Все и каждый сами могут разсудить, как изменилась Россия ВО ВСЕХ СМЫСЛАХ (что сталось с людьми, внутренним убранством квартир и ликом городов и сел) с приходом еврейского коммунизма.





На смену красоте золотого блеска куполов и крестов, белизны красивейших зданий и многообразию архитектурных стилей пришел унылый серый кубический стандарт – мрачный, зачуханный, невзрачный и замызганный. Рабам так и положено жить в загонах, бараках и крольчатниках «хрущоб».
Такими же стали и невероятно однообразные и однотипные, косноязычные души Homo soveticus.



цитата




Всего за период оккупации на территории РСФСР открылось около 2150 храмов, в том числе в Орловской области — 108, в Курской — 332, в Белгородской — около 140, на территории современной Брянской — 153, в оккупированной части Ленинградской — 221. То есть в период оккупации только в России возродилось более 3 % дореволюционного количества православных храмов, не считая культовых зданий других конфессий.

В целом именно оккупация дала толчок к возрождению религиозной жизни в России. Так, по данным А.И. Перелыгина, на сентябрь 1943 г. в СССР насчитывалось 9829 православных церквей, из них около 6500 находилось на оккупированной территории. По оценке Г. Митрофанова, на занятой немцами территории СССР за 3 года открылось около 10 ООО православных приходов, в то время как на территории, не подвергшейся оккупации, до 1988 г. открылось не более 1000 приходов. При этом в СССР с 1949-го по 1987 г. было закрыто не менее 8000 православных церквей, значительное их количество было снесено или ввиду длительного неиспользования пришло в негодность.




После освобождения оккупированных областей РСФСР значительное количество церквей было закрыто. Так, из 153 церквей, действовавших на территории Брянской области в период ее оккупации, 54 было закрыто под предлогом отсутствия в них штата священников, т.к. многие служители ушли с немцами. Из 108 храмов Орловской области только 23 церкви и 1 молитвенный дом советские власти оставили за верующими. Из поданных с декабря 1943 г. по конец 1945 г. 76 заявлений об открытии церквей власти Орловской области не удовлетворили ни одного. Кроме того, возрождающейся на территории РСФСР церкви с целью недопущения ее влияния на массы запрещалось шефство над детскими домами, госпиталями, распределение поступивших в Фонд обороны денег среди семей красноармейцев, создание касс взаимопомощи, обучение детей религии. Духовенство было обложено налогами, доходившими до 70 % от заработка, тогда как налог при немцах не превышал 10 %'. В свете приведенных сравнений можно согласиться с мнением Б.Н. Ковалева, что ни в довоенный, ни послевоенный периоды советской истории Церковь не обладала в своей миссионерской, просветительской, социальной и даже богослужебной деятельности многими из тех возможностей, которые были предоставлены ей на оккупированной территории.

Таким образом, в оккупированных областях РСФСР произошел всплеск религиозной активности. Религиозность населения, хотя и не достигла дореволюционного уровня, все же по сравнению с довоенным периодом выглядела довольно внушительно. Причем христианство, в основном, православие, стало той силой, которая в период оккупации и проведения «восточной политики» поддерживала национальное самосознание русских. Причем церковь занималась не только богослужебной, но и благотворительной, общественной и образовательной деятельностью. Одновременно роль церкви в поддержании оккупационного режима, коллаборационистских настроений части населения России была довольно значительной.

Ермолов Игорь Геннадьевич,
"Под знаменами Гитлера"

/взято из ВК/






-----------------

Справка


http://glavcom.ua/media/o-00035100-a-00008997.jpg

Именно церковь составляла в СССР оппозицию большевизму, подвергалась истреблению со стороны советской власти, а ее священнослужители и рядовые верующие были в большинстве репрессированы. Так, из 141 757 служителей Русской православной церкви, отправлявших службу на момент Октябрьской революции, на начало Великой Отечественной войны на свободе оставались около 500, в том числе только 4 правящих архиерея . В частности, в Орловской области за 5 предвоенных лет были осуждены около 2000 священнослужителей, из них 1209 чел. расстреляны, 712 чел. приговорены к различным срокам заключения . А из 69 000 православных храмов на начало войны действовало всего 350—400 , то есть около 0,5 % от их дореволюционного количества. Обычным было положение, когда на крупную область оставалось по 1—2 действующих храма. Так, в Орловской области действовало всего две церкви , в Пскове власти к началу войны не успели закрыть лишь одну кладбищенскую церковь , всего же на пространстве от Гатчины до Новгорода и Великих Лук на начало войны действовало всего 8 православных храмов , в Смоленске оставалась не закрытой лишь Тихвинская церковь , на территории Воронежской области оставались не закрытыми две церкви..

Еще менее благополучно обстояло на территории РСФСР дело у протестантов и сторонников иных не православных конфессий. Так, из молитвенных домов баптистов на начало войны действовало лишь 4: в Москве, Ленинграде, Новосибирске и Ульяновске. Из католических костелов — 2, причем в качестве священников трудились иностранные граждане. Евангелическо-лютеранская церковь в 1937 г. вовсе прекратила свое существование. Не было на начало войны ни одного действующего молитвенного дома и у таких конфессий, как адвентисты седьмого дня, свидетели Иеговы и др.


трудовая казна

В Рейхе была создана новая денежная система,  получившая название трудовой казны. Было запрещено ростовщичество под страхом смерти и создана новая немецкая марка, которая опиралась только на продуктивный труд, физический или интеллектуальный. Этот метод устранил злокачественную международную банковскую клику, порабощающую народы через проценты.

Эта финансовая революция не должна была пустить корни в международном масштабе, ведь мир наблюдал, как немецкая экономика взлетает, как ракета...


СОВОК

Однажды в кондовое советское время, когда отправить по почте за границу что бы то ни было (письмо, бандероль, посылку и т. д.) было необычайно сложно и трудно, вызывало обязательное внимание и подозрение органов и считалось предосудительным a priori, я отправился на Центральный телеграф на Тверскую (послать что-либо из простого, рядового почтового отделения было немыслимо, а главное – безнадежно), чтобы переслать ноты одному из своих коллег-органистов в ГДР (всё сказанное выше в полной мере относилось не только к «капиталистическим», но и к «братским социалистическим» странам).
Женщина в окошке строго спросила:
– Куда посылаете?
Всегда любил пошутить.
– В самое логово. В Берлин.
Выражение глаз у приёмщицы со строгого сменилось на болезненное, страдальческое и чуть ли не сочувственное.
– Сознаёте ведь! А всё равно посылаете!

Ну, а дальше было всё, как полагается.
Мне выдавалась никчемная и абсолютно безполезная квитанция (что почта отвечает за принятые заказные отправления – в соответствии с такой-то статьей, таким-то пунктом и параграфом), и я шел домой.
А потом молодые лейтенанты с комсомольскими значками на груди вскрывали бандероль – и садились за ее изучение (очевидно, анализировали полифоническую структуру в фугах), и ничего шпионского не находили. Но на всякий случай – посоветовавшись с начальством – решали эту бандероль просто похерить, и в результате коллега из ГДР ничего не получал.
А на нет, как говорится, и суда нет.
И с этим приходилось жить.

И об ЭТОМ сейчас ностальгирует наше население!..



http://sergedid.livejournal.com/206252.html

Суша против Моря





https://vuzlit.ru/931229/tellurokratiya_talassokratiya

Главным законом геополитики является утверждение фундаментального дуализма, отраженного в географическом устройстве планеты и в исторической типологии цивилизаций. Этот дуализм выражается в противопоставлении "теллурократии" (сухопутного могущества) и "талассократии" (морского могущества). Характер такого противостояния сводится к противопоставлению торговой цивилизации (Карфаген, Афины) и цивилизации военно-авторитарной (Рим, Спарта). В иных терминах, дуализм между "демократией" и "идеократией".

Уже изначально данный дуализм имеет качество враждебности, альтернативности двух его составляющих полюсов, хотя степень может варьироваться от случая к случаю. Вся история человеческих обществ, таким образом, рассматривается как состоящая из двух стихий "водной" ("жидкой", "текучей") и "сухопутной" ("твердой", "постоянной").

"Теллурократия", "сухопутное могущество" связано с фиксированностью пространства и устойчивостью его качественных ориентаций и характеристик. На цивилизационном уровне это воплощается в оседлости, в консерватизме, в строгих юридических нормативах, которым подчиняются крупные объединения людей рода, племена, народы, государства, империи. Твердость Суши культурно воплощается в твердости этики и устойчивости социальных традиций. Сухопутным (особенно оседлым) народам чужды индивидуализм, дух предпринимательства. Им свойственны коллективизм и иерархичность.

"Талассократия", "морское могущество" представляет собой тип цивилизации, основанной на противоположных установках. Этот тип динамичен, подвижен, склонен к техническому развитию. Его приоритеты кочевничество (особенно мореплавание), торговля, дух индивидуального предпринимательства. Индивидуум как наиболее подвижная часть коллектива возводится в высшую ценность, при этом этические и юридические нормы размываются, становятся относительными и подвижными. Такой тип цивилизации быстро развивается, активно эволюционирует, легко меняет внешние культурные признаки, сохраняя неизменной лишь внутреннюю идентичность общей установки.

Большая часть человеческой истории развертывается в ситуации ограниченного масштаба обеих ориентаций при глобальной доминации "теллурократии". Элемент Земли (Суша) довлеет над всем ансамблем цивилизаций, а элемент "Вода" (море, океан) выступает лишь фрагментарно и спорадически. Дуализм до определенного момента остается географически локализованным морские берега, устья и бассейны рек и т. д. Противостояние развивается в различных зонах планеты с разной интенсивностью и в разных формах.