August 10th, 2021

Белая Гора

Во время Германской (Тридцатилетней) войны погибла треть населения.
Так что кровожадные тевтоны больше всего вреда причинили сами себе.
Впрочем, таковы любые гражданские конфликты в принципе, увы!

-----------


Замок Звезда, который является, можно сказать, свидетелем тех событий. Он находился возле правого фланга армии протестантов у Белой Горы. Построен он был ещё в середине 16 века.
Памятник соамой битве тоже есть -- очень скромный, поставлен в 1920 году.

(Со страницы ВК А.Курчанова)


Солоухин. Чаша.

Где-то здесь, в Подпарижье, показали мне казачий музей, а если сказать громче, то – музей Великого Войска Донского. Кто-то когда-то купил под Парижем двухэтажный каменный особняк, в котором устроили этот музей. Сейчас, когда я вспоминаю всю обветшалость этого особняка (он стоит в окружении деревьев, как бы в небольшом саду), всю убогость его экспонатов, я удивляюсь, что же могло на меня произвести столь сильное впечатление. Видимо, необычайность самого факта такого музея: видимо, все тогда для меня было как путешествие в затонувшую Атлантиду. Согласитесь, что в затонувшей Атлантиде был бы интересен и необычаен каждый черепок, каждый предмет.
Открыл нам дверь небольшого росточка седенький старичок, и то, что сопровождавший меня тогда граф Николай Павлович Ламсдорф, сам уже весь изветшавший, обратился к старичку “ваше превосходительство”, одно это было удивительно и необычайно для меня.
Особняк среди старых деревьев, подступавших к нему вплотную, отсырел, замшел, одрях. Он умирал естественной медленной смертью. Погибал он не только от своего возраста, но и от заброшенности, от забвения. Даже если бы свалились с неба деньги на ремонт, реставрацию и содержание музея, все равно никто сюда из довольно-таки отдаленного Парижа не ездит. Некогда кипучий многолюдный мир русской эмиграции кончался и умирал даже быстрее, чем этот особняк. А собственно, парижанам, французам и в голову не пришло бы ехать и разглядывать этот музей. Советским туристам? Смешно и подумать. Их не повезли бы сюда – советских – даже и по идейным соображениям. Белогвардейшина! Им покажут “Пикадилли”, “Мулен Руж”, Монмартр, Лувр, даже стриптиз, но уж никак не казачий музей.
Приходила мысль: не похлопотать ли там, у нас, перед Ростовом-на-Дону или перед Краснодаром, чтобы взяли, перенесли на родную землю. Но нет. Во-первых, казачье общество в Париже, чьей собственностью является музей, не позволило бы ему переехать на советскую территорию, во-вторых… это он здесь даже своей заброшенностью, замшелостью, своей бедностью производит впечатление, а там, если взять отсюда только экспонаты да разместить их в современном советском здании, в краеведческом музее… Ну что же там размещать?
Ну, правда, подлинная форма Врангеля. Его оружие. Несколько боевых знамен. А так… Все больше фотографии времен гражданской войны. Такой-то полк на параде. Смотр такой-то дивизии. Групповые фотографии офицеров, рядовых чинов… Георгиевские кресты. Наградное оружие. Боюсь, что без этого особняка, без явных признаков его гибели экспонаты сами по себе не произвели бы такого же впечатления, которое я увозил из казачьего музея.
............

\Про Крым\

Разные назывались цифры, но теперь стрелка, долго колебавшись то на семи, то на сорока, то на семидесяти, остановилась наконец на цифре 170 000. Причем по инициативе Землячки, экономившей чисто по-женски патроны, огромное количество людей было утоплено в море с камнями, привязанными к ногам. В хорошую погоду долго еще были видны мертвецы, стоящие рядами, как если бы в военном строю.
У Андрея Вознесенского есть даже по этому поводу стихотворение, из которого, правда, не явствует, кто там кого утопил. Даже не явствует, где это произошло, в каком море. Но потопляли пленных только большевики и только в двух известных случаях (в массовом количестве), а именно после разгрома кронштадтского восстания и после ухода из Крыма Врангеля.
У Вознесенского речь идет, несомненно, о крымском потоплении, хотя на Андрея и не очень похоже, чтобы он сочувствовал жертвам Землячки и чтобы рассказывал о ней правду. А поскольку ничего не уточнено, а о крымской резне знает не каждый, а о репрессиях 30-х годов прожужжали все уши, то кто-нибудь, прочитав это страшное стихотворение, подумает даже, что это стоят там в море жертвы сталинских репрессий. Нет, это жертвы крымской резни 1921 года, и стоят там русские солдаты и офицеры.
....Я нарочно спрашивал у нескольких человек: о чем туг \в стихотворении\ речь, о каком времени? Мне отвечали:
– Наверное, сталинские репрессии. Или, может быть, фашисты во время войны, уходя из Крыма, утопили пленных либо евреев.
Нет, это не пленные и не евреи.
Это русские солдаты и офицеры, а утопили их не фашисты (то есть фашисты, конечно, но только не немецкие). Утопили их Землячка и Бела Кун. А между тем мемориальная доска этому фашисту Бела Куну до сих пор висит в самом центре Москвы, возле старинной Кутафьей башни Московского Кремля...
....

Кое-кто успел убежать. Бунин, Куприн, Анна Павлова, Алехин, Рахманинов, Сикорский, Коровин, Шмелев, Цветаева, Сомов, Серебрякова, Мережковский и Гиппиус, Бенуа, Лифарь, Мозжухин, Плевицкая, Вертинский, Северянин, Рябушинские, Ремизов, Тенишева…
Шаляпин крепился долго, но частые обыски в его доме истощили терпение. Он уж обращался в ЧК, чтобы с обыском приходили в определенные часы, когда он дома: не захотели и слушать. Покинул родную землю Шаляпин, ушел в изгнание, сделался беженцем.
Материально он, конечно, не бедствовал. У музыкантов в этом смысле хорошее преимущество. Пока там книга, написанная по-русски, дойдет до французского (английского, американского) читателя. А он вышел и запел. И все всем ясно. Но бедствовал он по России, и даже не бедствовал, а принимал муки мученические, ибо он был велик не только своим искусством, но и своей любовью к Отечеству.

==============================


Когда читаю такое, всплывает ахматовское -- "не с теми я, кто бросил землю".
Бог ей судья, Анне Андреевне.

американцы в Европе

https://inosmi.ru/history/20180318/241734584.html


«Порядка 17 000 женщин подверглись изнасилованиям со стороны американских солдат на протяжении войны», — говорит Фернандо Пас (Fernando Paz) в своей работе «Нюрнберг. Суд над нацизмом». Данная практика преследовалась главнoкомандующим Дуайтом Эйзенхауэром (Dwight Eisenhower). Именно он ввёл смертную казнь для осуждённых в изнасилованиях. Эйзенхауэр призвал участвовать в судебных процессах Джона Вудза (John C.Woods), исполнителя смертных приговоров для «звёздно-полосатых» в Европе. При этом, большинство обвинений американским военным, почти половина из которых — афроамериканским (представленным в армии в меньшинстве), было предъявлено в последние месяцы войны.


«Это многое говорит о применении закона в 1944-1945 годах. Более 40 смертных приговоров из 100 были вынесены чернокожим солдатам, несмотря на их небольшое присутствие в рядах армии США», — уточняет Хастингс.



В своей работе «После Рейха. Преступление и наказание в послевоенное время в Германии», историк Джайлз Макдоно (Giles Macdonogh) утверждает, что: «обвинения в изнасилованиях, представленные против солдат США, увеличились с 18 в январе 1945 до 31 в феврале, достигнув 402 обвинений в марте и 501 в апреле, уже после сокрушения военного противостояния «. По мнению Макдоно, с наступление мира количество изнасилований сократилось до 349 случаев в последующие месяцы: «от одной четверти до половины обвинений были рассмотрены в суде, от трети до половины виновников были приговорены к тюремному заключению». При всём этом, в сравнении с союзниками, против американских военных было выдвинуто больше всего обвинений.



Почему же количество осуждённых американских солдат было столь незначительным? Многие историки склонны объяснять это несколькими факторами. Во-первых, попустительством власти. Во-вторых, тем, что зачастую интимная связь была добровольной. «Молодые немки могли переспать с солдатами за еду или сигареты. За ними не носились с цветами, лучшим подарком была корзина с едой. Американцы казались немкам привлекательными — они не испытали тех лишений войны, которые пришлось пережить немцам», и темнокожим солдатам было ещё легче добиться желаемого ввиду их экзотической внешности, считает историк.



Позор для американцев



После казни собственных солдат, американская армия столкнулась с проблемой захоронения этих бойцов, осуждённых за изнасилования и убийства. Решение было найдено после окончания Второй мировой — на территории военного кладбища выделили участок «Е» для захоронения 95 солдат, казнённых через повешение. Здесь же похоронен Эдди Словик (EddieSlovik), американский солдат, отправленный на виселицу за дезертирство. Всех здесь покоящихся объединяет позор, запятнавший их имена.



Среди тех, кто покоится на этом участке кладбища — афроамериканец Ли А. Дэвис, (Lee A/Davis), которому едва исполнилось двадцать лет, на момент казни за изнасилование двух девушек вблизи Уайлтшира в Англии. Его случай примечателен тем, что произошёл вдали от континента. Пригрозив оружием двум девушкам, возвращавшимся из кинотеатра, он приказал им скрыться за деревьями. Одна девушка попыталась сбежать. Солдат убил её парой выстрелов. Другую девушку он изнасиловал, но оставил в живых. Чуть позже она выдвинула против него обвинение, за что преступник был казнён через повешение в декабре 1943 года английским палачом Томасом Пирпоинтом (Tomas Pierrepoint).


Ещё более ужасает случай бойца 191-го танкового батальона США Блейка Мариано (Blake W. Mariano). Двадцатидевятилетний Мариано был отцом троих детей и воевал за свою страну в Африке, Италии и на юге Франции. Несмотря на все эти заслуги, 15 апреля 1945 года он совершил варварский проступок, стоивший ему жизни. Напившись коньяка в баре, он принудил одну двадцатилетнюю девушку по имени Эльфрид вступить с ним в половую связь. 41-летняя Марта, другая жертва Мариано, была убита, когда насильник обнаружил, что у неё шли месячные. Другой убитой им женщине было 54 года. На следующий день началось расследование, завершившееся для преступника повешением.

------------------


Генерал Фридрих Куссин и его шофер.