February 11th, 2021

«Лейбермустер»





Советский солдат, гордо стоящий с трофейным «Люгером» в руке, в невероятно редких камуфляжных штанах «Лейбермустер». Студийный портрет, вероятно, сделанный в ранний послевоенный период. 45 - 46 год
Лейбермустер (нем. Leibermuster - «узор Лейбера») - германская модель камуфляжа, впервые применённая в 1945 году. Он был последним из семейства немецких камуфляжей периода второй мировой войны.
Согласно докладу квартирмейстера армии США Фрэнсиса Ричардсона, камуфляж был разработан профессором Иоганном Георгом Шиком, который разрабатывал камуфляжную форму для Waffen-SS с 1937 года. Однако название «лейбермустер» восходит к инженеру Хельмуту Лейберу из Фрайбурга, который совместно с компанией Schlieper & Baum A.G., Wuppertal-Elberfeld владел двумя патентами на производство двух камуфляжей. Название Leibermuster было официальным, названия всех других немецких камуфляжных рисунков — неофициальные.
Лейбермустер должен был заменить все остальные немецкие камуфляжи как в вермахте, так и в войсках СС. Камуфляж был произведён в очень ограниченном количестве до окончания войны и не успел получить широкого распространения.
Рисунок наносился на ткань специальной светопоглощающей краской, которая также снижала ИК излучение. Сам по себе рисунок включал в себя шесть цветов: чёрный, коричневый, оливковый, светло-зелёный, белый, красный. Сама структура камуфляжа такова: на белом фоне печатаются пятна оливкового цвета, затем идёт зелёный цвет, сделанный «под листву», после него накладываются красно-коричневые вкрапления, а завершают это всё чёрные «потёки». Образец предназначен для обеспечения некоторой маскировки в инфракрасном диапазоне.


Из фб



Диалог немца с евреем

Диалог немца (Роберта Гайгера) с евреем (Михаилом Ш.) -- в новом спецвыпуске Бюллетеня Ост-Вест-Панорамы.

Ставлю оттуда фрагменты.

--------
Р.Гайгер.
У меня в прошлом году вышла книга «Дорогу осилит
идущий. Судьба моего народа» (российских немцев), об этом в нём
\Бюллетене\ помещалась информация и публиковались отрывки из книги, что
разошлось по социальным сетям и попало даже в Австралию, где
проживает мой сегодняшний оппонент, а когда-то мой студент-отличник,
оставленный после окончания института на кафедре, Михаил Ш. Он
прочитал эти материалы и вышел на меня по «Одноклассникам», сообщив,
что с интересом прочитал отрывки, они произвели на него сильное
впечатление, и заказал книгу, но добавил, что «два момента, – как он
выразился, – его «смутили».
Во-первых, он не согласился с моей оценкой Сталина как «величайшего
преступника всех времён и народов», так как у Миши была другая
кандидатура на высшую ступеньку в классификации антигероев. Этот
тезис неминуемо вывел разговор на тему о преступлениях, которые были
вызваны революцией, а затем совершены большевистской властью с её
невиданными по масштабам и жестокости преступлениями.
Спрашивается, чего ещё недоделал «Отец всех народов», чтобы ни у кого
не оставалось сомнений в его непререкаемом лидерстве в этом чёрном
деле? Я задал этот риторический вопрос Мише, приведя в подтверждение
высказывание Михаила Шостаковича, как будто специально сделанное,
чтобы подтвердить эту мою оценку, вот это высказывание: «Самый
безумный, самый жестокий из тиранов властвовал совсем уж без всякого
сопротивления. Умер Сталин на кровати или под кроватью – этого я уж не
знаю. Но что он принес больше вреда, чем все ненормальные короли и
цари прошлых времен, вместе взятые, – это я могу сказать точно. И никто
даже не заикнулся о том, что Сталин – полоумный».

Во-вторых, ему показалась преувеличенной и роль евреев в революции, а
потом и в Советской власти, а значит, и ответственность во всех
совершённых властью преступлениях, хотя это как раз в книге не
подчёркивалось, видимо, сама логика вещей привела моего бывшего
ученика-читателя-оппонента к такому выводу. А основанием для такого
впечатления-вывода послужил ещё один фрагмент книги, в котором
рассказывается о драматической судьбе старшего брата моего отца,
отдавшего свою жизнь революции.
С детства помню рассказы бабушки о её сыне «Витеньке», который,
несмотря на то, что был редким умницей, «ходячей энциклопедией» уже в
свои 18 лет, был исключён из выпускного класса гимназии за связь с
марксистами и участие в их подпольном марксистском кружке. В
результате судьба его сложилась драматически: став профессиональным
революционером, после победы революции он был кооптирован в
Коммунистический (III-й) Интернационал, был заслан в Германию, а
потом в Голландию для разжигания мировой революции, там был
разоблачён и брошен в тюрьму, из которой при помощи местных
марксистов ему удалось бежать, а в 1919 г. был снова направлен, теперь
уже в Венгрию, когда в ней была провозглашена Венгерская Советская
Республика, заместителем по политической части её вождя Белы Куна.
После разгрома революции и ликвидации Республики (просуществовала
133 дня) опять бежал в Россию и, больной туберкулёзом лёгких и
туберкулёзом ног (тюремный карцер в голландской тюрьме, где
приходилось спать на бетонном и мокром полу, не прошёл даром), с
психическим расстройством закончил свой жизненный путь в «психушке»
в Подмосковном Подольске, где она, кстати, находится и по сей день,
только теперь в ней сидят, пардон, «лечатся», уже не революционеры-
марксисты, а диссиденты и политические оппозиционеры.
Как же мог этот сюжет из моей книги, казалось бы, безобидный для кого
бы то ни было в личном плане и объективный исторически, дать толчок к
дискуссии? А очень просто: дело в том, что Миша Ш. – еврей, а в сюжете о
«Витеньке» приводятся слова бабушки, которые я запомнил на всю жизнь
и которые Мише очень не понравились, даже несмотря на то, что за ними
стоял жизненный факт, вот эти слова и этот факт: «Если бы не евреи,
затянувшие Витеньку в их подпольный марксистский кружок, закончил бы
он гимназию, как все остальные дети, тоже поступил бы в университет и
остался бы жив, а так... погиб за этих проклятых большевиков...», и почти
каждый раз по её щеке скатывалась скупая слеза, а в глазах была такая
тоска, что мне почти до слёз становилось жалко бабушку. И дядю Витю,
которого погубили «проклятые большевики-евреи». Я могу себе
представить, что еврею Мише этот рассказ был неприятным, но что я мог
поделать, если такое было?

Миша отреагировал так:
«Уважаемый Роберт Матвеевич, неужели Вы допускаете, что какой-то
горстке жидов могли подчиниться 100 млн-в россиян? Но это же наивно...»

Вот эти два тезиса – о масштабах репрессий Сталина и роль евреев в
революции – породили нашу дискуссию.

Ниже выстраиваю свои ответы на твои замечания и контрдоводы по ходу
твоей последней реакции на моё письмо и на поимённые списки состава
Советского правительства всех уровней и всех ветвей государственной и
партийной власти, в которых абсолютное большинство, в отдельные
периоды до 90% (!), составляли евреи (списки прилагаю). Воспринимай их,
Миша, спокойно, старайся оценить нейтрально, непредвзято, объективно, я
же говорю с тобой как с другом, делясь тем, на что имею подтверждения,
что знаю из документов и самими этими документами, которые сегодня
открыто публикуются. Каждый пункт начинаю с твоего тезиса (жирным),
за ним следует мой ответ (курсивом).

1/ «Написано и опубликовано много чего, позиции историков – в
основном и существенном – прямо противоположны, хотя и те и
другие опираются в своих исследованиях на документы», – пишешь
ты, реагируя на вопрос о роли и участии евреев в русской революции
1917 года.
Это неправда, Миша. «Написано много чего» – это так, но смотря что и
кем написано: те, кто создал мифы, ничего нового не написали, они пишут
одно и то же уже почти век – повторяют мифы. А настоящие, честные
историки, которых мифотворцы пренебрежительно называют
ревизионистами, пишут «очень много» опровержений этих мифов, приводя
новые и доказанные факты, на которых и строят свои опровержения. Но
авторы мифов на это не реагируют, просто не обращают на них внимания,
замалчивают факты, в которые их сунули носом, потому что против
фактов возражений не существует, и поэтому они «много пишут» о том,
что уже сто раз ими написано, просто не реагируя на разоблачения, так
проще: не надо мучительно опровергать факты.
Стопроцентным показателем и доказательством этого является прямая
аналогия с ядерным оружием. Всему миру известно, что Израиль обладает
им, не отрицает этого и он сам – и что? А ничего. Это по поводу лишь
предполагаемой разработки ядерного оружия Ираном Израиль сам на
рогах стоит и весь мир будоражит уже 30 лет, а этого оружия у Ирана как
не было, так и нет. А у Израиля его «нет» только потому, что этого не
признаёт он сам, а есть оно потому, что он этого не отрицает. Просто
молчит, как тот хомяк в русском мультике, помнишь: идёт по лесу хомяк,
его со всех деревьев окликают птицы, задают вопросы, что-то говорят ему,
а он невозмутим! Хитренько ухмыляясь, идёт себе своей дорогой, никому
не отвечает, ни на кого и ни на что не реагирует – молчит и всё!
Мультфильм так и называется: «А Хомяк молчит!»
Так и Израиль, и не только в связи с ядерным оружием, а точно так же, как
и в других подобных случаях, когда некуда деваться. Ловко? Ну и что?
Иран открыто отрицает и даже допускает проверку этих технологий
международными комиссиями. Ему не верят и реальные результаты
проверок игнорируют. А Израиль, повторяю, даже (!) не отрицает наличия
у него давно ядерного оружия, он просто молчит, но ему «верят», даже и
не требуют проверок. Вот точно такое же положение и с другими мифами
-- об «абажурах, перчатках, газовых камерах, крематориях для сжигания
живых людей и т.д. – их доказанное разоблачение игнорируется и
замалчивается, а мифы как жили, так и живут, хотя от них и начинают
постепенно отказываться не только честные и принципиальные евреи, но
даже сами их сочинители (уж куда дальше – сам Яд Вашем!).
Если же возникают всё-таки безвыходные ситуации, когда нельзя хотя бы
на что-нибудь не ответить, приходится обращаться к единственному
магическому средству, палочке-выручалочке: это происки антисемитов! И
это пока ещё действует, хотя всё слабее и слабее. Но общеизвестна истина:
нет ничего тайного, что не стало бы явным. И как будет тогда? Да что там
будет, оно уже есть, если миф о «мыле» и «абажурах» признан официально
мифом. Ты, Миша, этого, видимо, просто не знаешь, раз продолжаешь это
повторять ничтоже сумняшеся, но это уже каменный век! Я был в Яд
Вашеме, и при мне один из туристов, еврей из России, задал гиду вопрос:
почему в музее представлены такие экспонаты, как обувь и даже волосы
«сожжённых» и «отравленных циклоном-Б», а абажуров и мыла нет, и гид
ответил, что это неправда, что «мы отказались от этих надуманных
обвинений» – о перчатках, абажурах и мыле. Знай это, Миша, и не
повторяй сегодня эту чушь, это выглядит сегодня не только архаичным, но
и неприличным. Удивляюсь, что ты этого не знал.

Случай в Яд Вашеме, о
котором я упомянул, произошёл в 1996-м году, а отказ от этого мифа,
стало быть, ещё раньше. То есть уже лет 30, как этот миф признан мифом
самими мифотворцами, а ещё есть, оказывается, люди, которые об этом
ничего не знают. Вот это и есть то, о чём я написал выше: опровержения
мифов замалчиваются, и этим объясняется их живучесть. Вот не спроси
тогда этот человек гида, ни я, ни кто другой из присутствовавших на
экскурсии до сих пор этого бы тоже не знал. А так мы рассказываем об
этом открыто всем, кто этого ещё не знает, вот и тебе рассказал. А по-
справедливости следовало бы поступать так же «громко» самим
мифотворцам, как когда-то они о своих мифах заявляли на весь мир.
2/ «Я вот на днях прочитал два больших материала о том, что число
жертв сталинских репрессий в несколько раз преувеличено, что было
их не так уж и много. При этом ссылаются на документы,
статистические данные. Таких материалов сейчас хоть пруд пруди».
Я это знаю, Миша. Это веяние началось при Путине. Но это всё
на дурака. Это примерно та же методика, которую я показал в предыдущем
пункте. То, что не нравится (правда) замалчивается и, следовательно, не
опровергается: нечего опровергать (!), а потому со временем стирается в
массовой памяти. А то, что «нравится», то, что нужно навязать народу,
выискивается из удобных, подходящих источников, подвергается
казуистическим интерпретациям, а потом умело размножается и
пропагандистскими методами навязывается массовому сознанию. Я тоже
читаю всю эту дешёвку, специально, для того, чтобы следить за тем и
понимать, куда плывёт путинская Россия. Вот буквально вчера обнаружил
в сети статью «Почему возникли вопросы к достоверности книги
"Архипелаг ГУЛАГ" Солженицына и за что его так не любят», в которой
этот святой человек, прошедший через весь этот ад ужасов, обвиняется не
только в преувеличениях сталинских жертв, но и прямо называется
лжецом. Эту гнусную статью ты, Миша, можешь найти, задав в поисковик
её название.
А результат обработки получается такой: сознательная и принципиальная
часть общества всё это видит и понимает и остаётся на объективных
позициях, а остальные делятся на две части: а/ одни – те, кто как раз и
стоит на лжи, они и поддерживают эту линию и б/ манкурты, ослы,
которые дают себя просто обдуривать, такие всегда есть.

3/ «Посмотрел в интернете и число жертв Освенцима. Число это у
разных исследователей разнится – от нескольких миллионов до
десятков тысяч. Почему такая разница? Потому что точного учета
уничтоженных в лагере людей не было».
И это неправда, Миша, были специальные книги учёта умиравших, с
указанием имён и фамилий, национальности, возраста, причины и даты
смерти, именно на них и основаны данные Эллы Максимовой,
опубликованные не где-нибудь «на проклятом Западе», а в газете
«Известия» (см. её статью «Пять дней в особом архиве», «Известия»,
№49, 17 февраля 1990 года). Да и представить себе было бы невозможно,
чтобы у немцев, с их прямо-таки маниакальной пунктуальностью и
дисциплиной, нарушались эти общепринятые и узаконенные во всём мире
правила. Это чёрным по белому специально оговорено в статье автором.
....


4/ «Я искренне не понимаю, что дает скрупулезное перечисление
еврейских функционеров разных рангов, если этих функционеров
поддержал "стомильонный народ" (слова Ахматовой из "Реквиума",
видимо, она имела в виду только русских), народ, получивший землю
и разграбивший поместья, особняки и квартиры дворян, буржуазии и
купечества», – пишешь ты.
а/ Это даёт всё: во-первых, тО, что показывает огромное количество евреев
во власти, что она была еврейская, раз её количественный состав
зашкаливал за 90% и измерялся не «горстками», (маленькой горсткой
жидов», как пишешь ты), а тысячами. Посмотри эту статистику по
посланным мной поимённым спискам всех ветвей и уровней
государственной и партийной власти в послереволюционный период и
прочти ещё раз внимательно статью Додина, которую я тоже тебе послал.)
Миша, это уже от лукавого: власть чуть не на сто процентов состояла из
большевиков-евреев, а ты наивно восклицаешь: «что даёт скрупулёзное
перечисление еврейских функционеров...» Этот твой риторический вопрос
даже не нуждается в опровержении и вообще обсуждении – что даёт
евреям власть состоящая из евреев? Ведь как раз это зафиксировано в
посланном мной тебе документе ПОИМЁННО, тут уж некуда деваться –
чёрным по белому. Так зачем бы они в неё, в эту власть, все вошли, а по
сути захватили, будем называть вещи своими именами, если бы она им не
была нужна? А раз нужна, то почему бы добытую власть не употребить, на
то она и власть? А как «употребляли», мы хорошо знаем, только что, парой
абзацев выше, об этом говорили с цифрами в руках.

Об этом и идёт речь, когда выясняют, кто делал (подготавливал,
организовывал, проводил, управлял) революцию и потом стоял у власти.
А вопрос о том, почему эту (еврейскую) власть поддержал (русский)
народ, которым ты задаёшься, это уже совсем другой вопрос, очень
интересный и важный вопрос, но его надо обсуждать отдельно – почему
этот народ потом поддерживал и любую другую власть: преступную
сталинскую, потом хрущёвскую, затем брежневско-андроповскую и т.д.,
я не отказываюсь и этот
вопрос обсудить, но не надо смешивать божий дар с яичницей, надо всё
обсуждать по порядку и последовательно: роль евреев в революции и в
большевистской власти – это одно, а рабская покорность русского народа –
это совсем другое. (Помнишь у Некрасова: «Чем хуже был бы твой удел, /
Когда б ты менее терпел?»).

\\Тут я, автор блога,  вмешаюсь и скажу, что покорность власти и согласие
с властью далеко не только русская черта, уж сегодня это всем очевидно.
И  повлиять на власть  никакими митингами,  статьями и актами неповиновения
никак невозможно.  Что тоже очевидно уже многим.\\


И только с фактами в руках, вплоть до
поимённости, если без этого не получается, а если у оппонента имеются
другие данные, то кто же ему не даёт их выложить? Но ведь не
выкладывают! И ты ведь не выкладываешь, а подменяешь это
рассуждениями о разных мнениях, разных цифрах, о их ценности или
бесценности, показательности или непоказательности и т.д., ведь это
фарисейство и казуистика. Пойми, Миша, общими фразами при
обсуждении таких вопросов ничего не добьёшься, они только уводят в
дебри пустословия. А чтобы этого избежать, надо, повторяю, приводить
только факты и документы, в данном случае это как раз цифры и имена,
ничего более убедительного нет и быть не может! Если, конечно, хочешь
добыть правду, а не выиграть спор, а ты пишешь, что «искренне не
понимаешь, что даёт скрупулёзное подсчитывание...». А что тогда надо
подсчитывать? Вообще ничего и никого? Для тех, кому это не нравится,
это так и есть, но только не для правды. Или предложи свой метод
выявления состава революционной власти и роли в ней евреев. Но вот как
раз этого-то ты и не хочешь, и понятно почему.

---------------

Продолжение следует.

Диалог немца с евреем (продолжение)

5/ Далее иронизируешь ты, Миша, над таким аргументом, как
«перечисление даже еврейских жен русских начальников», ты
пишешь: «Неутомимые в своих поисках истины правдолюбцы
перечисляют даже еврейских жен русских начальников, но при этом
ничего не говорят о русских женах и любовницах еврейских
начальников. Было бы неплохо для объективной картины
исторического процесса. Вот у Берии были любовницы-еврейки – он
был подлинный интернационалист, ну и что из этого?», – пишешь ты.
И понятно, почему не говорят, потому что их, видимо, и не было, если бы
были, то почему бы это скрывалось? Но если даже и бывали, то что могли
сделать несколько русских жён, когда власть на 90% состояла из еврейских
мужей, подумай сам? А что касается еврейских жён у редких русских
мужей, то это имело ещё и какой смысл: они через мужей были
связующим звеном еврейских организаций с партийными и
государственными органами власти, оказывали на них влияние, достаточно
привести хотя бы пример с Молотовым, через жену которого еврейские
силы упорно и даже на каком-то этапе успешно пробивали вариант
устройства еврейской республики в Крыму. Ты знаешь что-нибудь об
этом? Это факт известный, у меня по нему есть документированныt
материалы, которые мы в своё время опубликовали в нашем журнале OWP.
\...\ Вариант
продуманный до мелочей: сперва создание автономной республики в
Крыму (для этого там и была затея с еврейскими колхозами – подготовить
базу для республики, да евреи разбежались, и затея провалилась, чудаки,
нашли с кем хлебопашество поднимать!), затем перевод автономии в
статус союзной республики, а последний шаг – основываясь на
конституционном праве Союзных республик выходить из состава Союза,
использовать эту юридически законную возможность и выйти из его
состава – вот тебе и готовый, долгожданный и вожделенный Израиль, да
ещё где?! Не в жуткой, пустынной, арабской, враждебной Палестине, а в
раю на земле – благоустроенном и прекрасном Крыму, в котором они уже
и так дома (хотя раньше очень обижались на черту оседлости, даже в этом
земном раю, нам бы, немцам, такую «оседлую черту»...). Лучшего
варианта и сам господь Бог не придумал бы. Почти уверен, что ты этого не
знаешь, никто из моих друзей-евреев об этом и не слышал, так прочно это
держалось за семью печатями, и даже когда я им об этом рассказывал, они
не верили, пока я не знакомил их с документами, и тут уж некуда было
деваться.

А причём же тут вопрос о еврейских жёнах, спросишь ты? А
притом, что весь этот проект с еврейским Крымом проталкивался через
жену Молотова Жемчужину Полину Семёновну, которая тогда ещё не
находилась в ссылке в очень отдалённых Кустанайских местах, в которых
в 1953 г. была ещё и арестована и переведена в московскую тюрьму для
продолжения расследования, а до этого занимала высокие партийные и
государственные должности (входила в состав правительства – нарком
рыбной промышленности) и была членом Еврейского антифашистского
комитета, который через неё и действовал на мужа, Молотова. Крымская
авантюра, к счастью для России, не удалась (вовремя раскрыли), но вся эта
история – очень яркая иллюстрация того, над чем ты напрасно
иронизируешь: для чего были нужны еврейские жёны русских
начальников? Как видишь, ещё и как нужны были, Миша!

А что авантюра не удалась, то это никак не противоречит такому
утверждению, известно, что делегация Еврейского антифашистского
комитета через Полину Семёновну страшно давила на Молотова, и она
дважды уломала Вячеслава Михайловича принять её. И он её принимал, но
ничего из этого так и не вышло, не пошёл Слава на такую опасную
авантюру, а Полина Семёновна за это провела в ссылке (в Кустанае) и
тюрьме (в Москве) 4 года, и только смерть Сталина в 53 г., к её великому
счастью, отвела от неё более страшные последствия. Но сам-то факт
использования Полины Семёновны еврейскими организациями как
инструмента влияния на мужа-начальника для реализации своих планов
налицо, и это не миф, а документально подтверждённый факт, который в
своё время был опубликован нашим журналом со всеми полагающимися
ссылками на первоисточники, а потом и другими изданиями, могу послать
тебе копии. И ещё к вопросу, почему не говорят о любовницах еврейских
начальников, мелочь, но очень просто это объясняющая. «Это было бы
неплохо объяснить, – пишешь ты, – для объективности». Объясняю. Если
даже и допустить, что они были – русские любовницы у еврейских
начальников – ты, Миша, задал этот вопрос, не подумав: скажи сам, зачем
еврею-начальнику русская любовница? Помочь с её помощью решать
какие-то нужные евреям вопросы – абсурд, он, еврей, ведь и сам
начальник! Власть и без неё в его руках. А потому, если любовницы у
еврейских начальников даже и были, то они не выполняли никакой другой
роли, кроме прямой – любовной утехи, но это уже не тема для
политического анализа.

------------------------------

В дополнение к теме редактор Бюллетеня Ост-Вест Панорама Генрих Дауб
рекомендует прочесть:

Вениамин Залманович Додин
Густав и Катерина
(Повесть о «разделенной любви». Была опубликована в журнале «Москва»,
2002, №7).

Фрагменты.

При них, еще не отправив обоз, Гликман отдал команду сгонять мужиков.
Отто, Мартин, обозники видели, как из домов ЧОНовские командиры
стали выбрасывать мужчин и мальчишек. Колонистов били на ходу
арапниками. Требовали что -то. Потом с боем загоняли в овины... Из
стоявшего над улицами отчаянного крика с матерщиной обозники поняли
одно: колонистов-мужчин пытаются силой мобилизовать в армию. Отсюда
ругань, угрозы, битье всех подряд прикладами, стрельба — пока еще
поверх голов... Однако когда обоз отошел с версту, в ночной темени сразу,
во всех концах колонии , загорелись дома... И все тот же страшный вопль
множества людей донесся до фурщиков...
Обоз двигался дальше. Теперь уже неизвестно куда и зачем: бердянский
груз в Большой Токмак — просоленную, но еще до засола сгнившую
тарань — везли они как уже с месяц ушедшей армии, успевшей забрать у
колонистов запасенное ими на будущую зиму. Теперь ЧОНовцы все жгли
и жгли меннонитские хозяйства вместе с их хозяевами. Жгли людей,
которые по вере своей — всему миру известной — не могли ни убивать, ни
воевать, ни даже руками касаться орудий убийства. По строжайше
соблюдаемой ими традиции, они могли лишь выращивать лучшие в мире,
непревзойденной урожайности и великой биологической ценности
твердые сорта пшеницы. Те, что в мире названы
«Золотыми
фламандскими», а в США и Канаде еще и по имени главной хлебной
провинции бывшего Британского доминиона — «Манитобой». Они «могли
лишь» производить лучшую на планете рунную овцу , от которой шерсть
— гордость и слава фламандских и голландских поставщиков-крестьян.
Богатство Австралии. Величие британских ткачей. Еще могли они
превращать морское дно в знаменитые Нижние Земли — Нидерланды,
подсказывая человечеству, как без разбоя, без крови, без смерти можно
мирно «завоевывать» земли и выращивать на них хлеб, выводить скот и
строить поселения. И еще могли они всюду, куда приводила их
необходимость жить по традиции предков, превращать гигантские
малярийные болота в цветущий рай. Это было и на их прародине. И в
вислинском устье Польши — на знаменитых Жулавах. И на северо-востоке
Балтии, что теперь зовется Восточной Пруссией. И в низовьях Днепра у
Хортицы. И на Риони в Грузии. И в нижнем течении Куры — в Аракской
долине Азербайджана...
«...1870 год. Указом Александра II правительство России аннулировало
привилегии, полученные приглашенными Екатериной Великой и
Потемкиным голландскими и немецкими меннонитами. Были распущены
“опекунские конторы”, чем ликвидировалось самоуправление колоний .
Насильственно введен был русский язык. Начался набор рекрутов. Это
вызвало переселенческое движение из Украины, Поволжья, Кавказа.
Значительное число меннонитов эмигрировало в Америку».

8 декабря
1870 года банкир-еврей, купец первой гильдии Абель
Розенфельд, финансист великих князей и императорского дома, пытается
предупредить Александра II: «...Вы, ваше величество, должны остановить
исполнение пагубного акта. Если этого н е случится, будут опустошены
многими десятилетиями рачительно обихоженные богатейшие в мире
земли колонистов-меннонитов на нашем Юге. Россия на долгие годы
погрузится в пучину голода и социалистических потрясений...» Запомним
эти слова.
Немного позднее, к огда последствий крушащего Россию царского указа
предотвратить было уже нельзя, князь Александр Иванович Барятинский,
наместник на Кавказе, написал 12 января 1876 года великому князю
Александру Николаевичу, будущему императору Александру
«...роковая д ля России ошибка его величества, в затмении, отринула
меннонитов-христиан от империи нашей и тем лишила государство
хлебной его десницы...»
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона в статье «Меннониты»
сообщает: «Из России в Северо-Американские Соединенные Штаты с 1874
по 1880 год выехало 13 913 колонистов». Запомним и эту цифру.
Книга «Е. И. Ламанский и Государственный Банк России». Ее автор,
Константин Аполлонович Скальковский, пишет в 1881 году: «...лишенный
Манифестом 1861 года своих рабов, российский помещик полагал
собственное спасение в незамедлительном разорении или, лучше того, в
изгнании с земель государства своего преуспевающего конкурента —
колониста-меннонита. Именно под этим давлением Александр II — сам
крупнейший в мире землевладелец — скрепил монаршей рукой один из
наиболее разорительнейших для России документов... Государство в
одночасье потеряло крупнейшую в мире ниву твердых пшениц и мировое
первенство хлебной торговли. Оставшиеся колонисты в опасении кар
вдесятеро сократили пашню».
«...В 1874 году в США переехали из России немцы-меннониты... С собой
они привезли семена озимой твердой пшеницы, и через несколько лет
канзасские прерии, засеянные этой пшеницей, сделались подлинной
житницей страны, а в некоторые годы — и всего мира...» Это записано в
проспекте национальной выставки
«Сельское хозяйство США»
официальном документе Государственного Департамента.
....

В начале марта, совершив огромный круг по левобережью, Мартин и Отто
с остатками обоза возвратились в Бердянск. На указанную им дорогу к
дому — в Одессу — добрались они только в феврале 1920 года , когда из
города ушли войска Деникина. Как добрались
— это, говорили
впоследствии, не для слабонервных... И только вышли они в степь,
увидели — снова, теперь уже на одессщине, — как все те же чекисты или
те же ЧОНовцы жгли голландские и немецкие колонии! Горели поселки
Люстдорф и Либенталь... А после, когда они обогнули лиман, видны были
пожары Лихтенталя, Кульма и Лейпцига... Зачем это делалось? Из-за чего
так жестоко казнили красные власти этих ни к каким партиям, движениям
и компаниям никогда не принадлежавших тружеников?
.............

...Жителей  «провинившихся» колоний сжигали, скашивая
сопротивлявшихся пулеметным огнем, затем, чтобы соседям их,
украинцам, неповадно было не только прятать белых, но просто
своевольничать и укрывать остатки хлеба , а главное, мужиков от
пятнадцати до шестидесяти лет, которых до последнего мели в армию, под
знамена того же предреввоенсовета Льва Троцкого. А сам он в это же
время, разбрызгивая слюни и размахивая конечностями, блажил с трибуны
IX съезда партии...
............

Налеты продолжались и после возвращения Отто и Мартина. Угнетала
настойчивая повторяемость повальных грабежей. Являлись ночами.
Лихорадочно, по-собачьи грызясь между собою, перетряхивали,
перещупывали барахло. Рассыпали, пересыпая и проглядывая, зерно из
ларей: искали ценности. Резали скотину и скопом копались в кишках —
искали золото и камни. Ели свежесваренную кровяную колбасу. Пили
молоко. Пеняли на эпоху — разрушительницу древних традиций.
Благодарили. И по -тихому приглашали стариков хозяев «проехаться с
ними — тут, недалеко». Приглашали без угроз и гвалта . Старики
обреченно молчали. Молчали и молодые — жизнь не научила их громким
излияниям чувств. Тем более что после происходивших полугодом прежде
событий в Нойборне грех было жаловаться: тогда ЧОНовцы — тоже под
командой евреев -комиссаров — врывались на фольварки. Хозяев —
наземь. Дочиста выметали все съестное и молодую скотину. А если кто
возмущался — били. Насиловали женщин. И убивали тут же, если кто
сопротивлялся...
Нынче все было не так — без боя , насилий и стрельбы. Тихо. Тихо
разговаривали. Тихо уводили . Куда? Недалеко. В Гутенский лес, что
вблизи одноименной колонии Старая Гута. Там старики не торопясь рыли
себе могилы. Активисты, маясь, жгли костерки, если дело было к ночи.
Ночи, по весеннему времени, были еще холодноваты. Беседовали мирно о
мирских делах. Когда ямы поспевали, они, по -быстрому взвинтясь,
стариков забивали все теми же ломами. Огнестрельного оружия у них не
было. Возвратившись в Нойборн, они аккуратно сообщали родственникам
казненных, что сдали их этапному конвою ЧОНа. Родственники делали
вид, что верили. Верили истинно в то, что час возмездия грянет.
Правду об убийствах в Гутенском лесу узнали в Нойборне от девочек-
колонисток из Старой Гуты. Они по лесным вырубкам собирали хворост
для топки. И видели, что творят местечковые с нойборнскими и из других
колоний стариками. И что главные из катов — ихний активист Самуил
Харбаш и Исай Шойхет. А командует ими Берка Штилерман — комиссар
из Красностава. И еще Зенцер Аба. Старшая девочка Мелитта Адлерберг
их знала — видела не раз, когда к бабушке бегала в Нойборн...
Нойборн, как и Старую и Новую Гуты, не жгли. Молодых колонистов в
армию не брали. Скопом их не расстреливали. И Мартин, понавидавшись
творимого большевиками в Таврии и у Одессы, решил: не власти на
Украине бесчинствуют, но «сорвавшиеся с вековечной цепи евреи творят
месть над народами»! И что вот этого вот разбоя он им не спустит. Как
никогда не простит им сотворенного с меннонитами-немцами. Все ж таки
еврейские фамилии в дорожных его бумагах и евреи, что окружали
Нойборн и время от времени заходили к ним и творили суд и расправу над
безвинными людьми, «достали» этого бесхитростного человека с глазами
всех святых! А ведь совсем недавно он с гордостью вспоминал, как по -
дружески, по-доброму к евреям отнеслись его земляки и сам он —
австриец, и германские солдаты, наступавшие в первые годы войны через
галицийские и волынские еврейские местечки. Или, по рассказам самих же
евреев, как они с немцами по-товарищески относились друг к другу, даже
дружили между собой, когда германская оккупационная армия стояла в
1918 году на Украине. Они сами рассказывали: в тот год немцы спасли от
свирепствующего голода и страшного тифа тысячи еврейских семей!..

...Мартин твердо решил: он обязан, он должен во что бы то ни
стало выбраться из большевистского зверинца к себе в Европу. И там
рассказать немцам — гражданам Австрии, Германии, Швейцарии и других
стран, где они живут, о том, что вытворяют с немецкими колонистами их
еврейские соседи. Как все это удастся ему сделать, он еще не знал. Как из
совдепии переберется на Запад, он не имел представления. К кому он там
обратится — тоже. Но все уверял и уверял себя , что сумеет выполнить
задуманное.

Вместо послесловия к повести "Густав и Катерина"

Время тушить свет и виниться
(Вместо послесловия к повести "Густав и Катерина")

Все герои повести – это реально существовавшие личности, это
австрийский военнопленный во
время Первой мировой войны и позже меннонитский пастор Мартин
Тринкман и меннонитский
мальчик Юлиус Кринке, они выжили  в горящей пламенем Гражданской войны
Украине, став свидетелями
преступлений в отношении украинских немцев-колонистов.  Тринкман нашел, кому
о них рассказать , подтвердив свой рассказ документами, ко торые он вывез из
Украины после возвращения в родную Австрию.

.....................
Прошло не так уж и много времени, — каких–то четверть века[1], но и его
хватило, чтобы сбыться самым мрачным прогнозам Карла[2]. Моим
предчувствиям тоже. Так, в год миллениума глобальным опросом
еженедельника «Тайм» «самым выдающимся человеком планеты ХХ века»
— вторым после Элвиса Пресли — назван Гитлер. И «стыдливая» замена
организаторами затеи изображения его на обложке последнего в 1999 году
номера журнала фиговым листком фотографии Эйнштейна — не дежурная
ли пощёчина нам всем, не эдакое ли гойевское: «Нате, ешьте, собаки!»? Но
такие мелочи мы уже не замечаем.
Не заметили мы и не менее существенного. «В ноябре 1990 года
освенцимский  международный  комитет  намеревался  заменить
Мемориальную доску при входе в лагерь, на которой была указана цифра
«четыре миллиона мёртвых», другой, с упоминанием «более миллиона
мёртвых» (Разр. моя, В.Д,). Доктор Мориц Гольдштейн, — тот самый, что
предупреждал еврейство Германии о страшной опасности для него
«самозванной узурпации контроля над духовной жизнью немецкой нации,
которая никогда на это не давала евреям мандата!», председатель
комитета, воспротивился («Он не оспаривал саму замену, но был против
новых цифр, которые — как он сказал — тоже вскоре придётся заменять
на более реальные». Ист.:К. Маринеску, «Звёздный путь». Б. 1994 г., Г-Р.
Риммас, «Кровь», П. 1994 г. и Люк Розенцвейг, «Лё Монд», 27 янв. 1995
г.).
«До 1994 года на одной из Мемориальных досок у входа в концлагерь
Биркенау значилось: «Здесь с 1940 по 1945 год четыре миллиона мужчин,
женщин и детей замучены и убиты гитлеровцами…». Ныне: «Пусть это
место, где нацисты убили полтора миллиона мужчин, женщин и детей, в б
о л ь ш и н с т в е евреев из разных стран Европы, всегда будет для
человечества криком отчаяния и предостережения» (Разр. моя. В, Д. Ист.: 2
и 3). Сообщения о лавине дальнейших уточнений (?!) заполнили мировую
прессу. И «процесс пошел!». Дошел до Израиля. И здесь, в сердце
парламентарного клерикализма (можно наоборот), на по новой
взволновавший общественность старый вопрос: «Ладно, — миллионом
больше, миллионом меньше, — но где же всё таки был Б-г., когда нас, —
сколько уж нас там было, — убивали в Европе?», духовный глава
израильских сефардов раввин Овадья Иосэф, — мудрец и авторитет
непререкаемый, — со свойственной ему прямотою ответил: «Да там и был
— в Европе. Вас карал за грехи ваши!». А Михаил Лайгман, тоже раввин и
гуру израильского каббализма, ситуацию уточнил: «Власти мира не
являются свободными людьми, они являются проводниками высшей силы.
Поэтому вы не можете винить их за те или иные их действия…». Так–то
вот.
.........

К месту–не к месту поминаем мы Соломоновы притчи. Похваляемся и
касательству нашему к Самому Источнику. Но «на себя» мудрости Его не
примеряем. Меж тем, «утопивший утоплен будет» — одна из них, тоже
ставшая Законом. И Закон этот — Закон Возмездия, — он куда древнее
будет иесусо–навинских художеств. О чём мы тоже подзабыли.
....

Вспомним: в затянувшемся аффекте лично каждого из нас спасения в
мясорубке войны мы схватились не за естественное осмысление причин и,
конечно, последствий случившегося. А занялись — тоже понятным,
однако, несколько преждевременным и потому не во всех случаях
корректным — подсчётом жертв. Полагая, очевидно, что пара–тройка
лишних их миллионов не повредят ни самому н е с о м н е н н о м у факту
случившейся величайшей трагедии. Ни, тем более, безусловному праву
выживших на возмещение утрат и потерь, а погибших — на память и
возмездие. И просчитались. Потому воодушевляет, что число полвека
назад заявленных нами жертв мы, наконец–то, начинаем приводить к
рассчитанному еще великим Борисом Цезаревичем Урланисом… Печалит,
что на фоне наложившейся на разгонную прямую компенсационной
эйфории нагрянувшего ревизионного ренессанса наш метод счёта —
миллион туда–миллион сюда — чуткими оппонентами уложен в основание
очередного оправдательного вердикта нацизму. Иначе–то как, “единожды
солгав”? В который раз жадность сгубила фраера…

................

После множества встреч и бесед со мною, своею смертью, счастливец,
умрет в Сибири в восьмидесятых годах Отто Юлиусович Кринке. Начав
четырнадцатилетним мальчишкой свою обозную Одиссею по доро гам
войны, будет он в 1929 году навечно сослан за Ангару. Дико, но в по -
молодому ясных, а когда рассказывал он об аутодафе в Украине у себя - в
мертвевших глазах его видел я выжженные навсегда изображения
огненных сполохов. На вопрос: часом не снятся ли ему горящие люди, он,
помедлив, ответил: каждую ночь.
Донести страшное известие до мира людей самому ему тогда не довелось.
Зато товарищ его Тринкман - "человек с плазами всех святых" - на нашу с
вами беду, оказался удачливей. Возвратясь с поляками в Европу,
обратился он , волей Провидения, напрямую к приятелю линцского
детства, а тогда , в роковой мартовский вечер 1921 года , уже редактору
немецкой газеты "Фёлькишер Беобахтер" и председателю стремительно
набиравшей силу национальной партии Германии.
Нужный Че ловек, Мартин Тринкман, оказался в нужное время в
нужном месте.
Реакция на измочаленные по карманам и торбам "Бумаги" его, густо
испещренные  еврейскими  подписями и  жирно  запятнанные
комиссарскими штампами и печатями, была однозначной и, как
впоследствии оказалось, апокалиптически страшной.
- Вот же когда колокол по вас прозвонил, - бросил мне в 1970 году
мало сказать не многословный Мартин. - Не услышали. Нет... А
бумаги-то мои Он потом к фоткам поклал, где эти пожары....

"Он" - Гитлер.

Свидетельство Тринкмана превратилось в "чеку, выдернутую из
гранаты немецкого юдофобства", - так оценит реакцию на них
будущего фюрера генерал Павел Миронович Синеокий, разведчик,
некогда заместитель Федюнинского, а потом, после войны, начальник
Главка боевой подготовки войск МО. Специалист, между прочим , по
немецкому вождю.
Правду об огненных ритуальных большевистских казнях выплеснула в
физиономию благополучному человечеству и "Доктор Фанни" - Стаси
Фанни Лизета ван Менк, тоже очевидец Холокоста (или Шоа) немецких
колонистов, с мужем своим приглашенная в 1923 году в Германию. Она
знала, чем для семьи, и для нее самой, обернется открытое свидетельство
ее о сожжении меннонитов. Но, не задумываясь, исполнила свой
человеческий долг (В.Д. "Густав и Катерина", Шимвун. Япония. 1991 г .;
В.Д. "Доктор Фанни, или Судьба еврейки в России. Отрывок из
повествования "Площадь Разгуляй". "В кругу друзей", бюллетень русского
клуба АМХА № 8/2000 и № 9/2000, Иерусалим).
По аресту родителей моих в 1929 году мест Холокоста или Шоа
меннонитов никто больше не посещал и отметин не восстанавливал. А
их, мест этих, где происходили массовые сожжения живых людей,
было более ста семидесяти! Это - без многих сотен, а может, тысяч
сожженных отдельно стоявших фольварков и хуторов. В шестидесятых
годах, поставив памятники моим мстиславльским мученикам и начав
собственный "украинский" поиск, сам я их - из известных мне - уже не
нашел.. Их не стало. Их больше нет. Они "стерты временем" и трусливым,
чтобы замести следы, и уйти от ответа , переименованием названий. Как
после революций за массовым бегством нашим от старых погостов давно
стерлись и исчезли могилы наших предков, могилы дедов. Как сотрутся
вскоре и брошенные нами совсем недавно, и тоже по собственной воле, на
глумление и нарушение могилы матерей и отцов.

---------