December 24th, 2020

о едином фронте плутократии и большевизма

https://alexas21.livejournal.com/124226.html

svidetel в Единый фронт плутократии и большевизма. (Владимiр Ильин)


Давно заметил такую тенденцию: как только начинают ругать современную "демократию" (точнее тот антинациональный, безчеловечный обман который ей называется) то сразу добродетельными моментально становятся коммунисты, но как только начинают обличать коммунизм непревзойдённый своим феноменальным людоедством, - то на место "хороших" тут-же вылезают отлично известные "демократы". Т.о. профану предстоит выбор, даже обязательный: или то или другое. Настоящая статья малоизвестного (но тоже русского) философа В. Ильина как-бы совмещает эти две половинки одного целого, показывая, что их внешнее различие такое-же как между двумя рогами одного чёрта.



Надо наивно обманываться или сознательно обманывать, чтобы не замечать кровного внутреннего сродства, а ныне и формально-внешнего союза капиталистов-плутократов и коммунистов-большевиков.
В действительности, единый фронт капитализма и коммунизма есть «старый фронт».
Георг VI, король английский, коронацию которого с таким истинно верноподданническим усердием воспевал ненавистник русской монархии и русской нации Милюков – оказывается открытым и официальным соратником Сталина, а лорд Патэн провозглашает тост за победу Комiнтерна. Лиха беда начала. Пришла очередь и архиепископа Кентерберийского молиться о здравии безбожника Губельмана.
За архиепископом Кентерберийским должен последовать красноречиво молчащий Ватикан – и всё станет на свое место, всё определится окончательно. Папа Пий XI (Ратти) поработал недаром в пользу единого фронта, свергая Примо де Ривера, упраздняя короля Альфонса XIII и долгое время недвусмысленно содействуя палачам испанских верующих католиков, идя рука об руку с чекистами – вместе с англиканами и вернувшимися «от идеализма к марксизму» лже-православными сменовеховцами.
Как странно, как страшно: Ватикан против католиков! Над этим стоит призадуматься.
Да, это единый фронт и старый фронт, не только капитализма и коммунизма против рабочих и крестьян, но и старый фронт безбожия и омасоненных ханжей – против подлинной веры, против Сил Небесных, против Самого Богочеловека и Его Соборной и Апостольской Церкви.
«Зачем мятутся народы и племена замышляют тщетное? Восстают цари земные против Господа и против Помазанника Его» (Пс. 2, 1-2).
Голгофская драма начинается с изгнания торгующих из храма и с обличения деньголюбивых фарисеев, тогдашних лицемерных святош-пуритан, смеявшихся над Господом, потому что они были богаты. Через всю историю послехристианской эры проходит эта драма борьбы денег с творчеством, борьбы золотого тельца с духом.
Ненавидимый Марксом, талантливый, с искрой гениальности Пьер-Жозеф Прудон (1809-1865), один из французских предтеч национал-социализма, указал в первой половине XIX века на внутреннее сродство капитализма и коммунизма. Со всем блеском своего литературно-философского и публицистического таланта, борясь с революцией 1848 года, когда впервые вспыхнуло пламя коммунизма в духе Маркса и Энгельса, когда появился пресловутый «Коммунистический Манифест», выступил знаменитый автор «Философии нищеты», как против капитализма, так и против коммунизма.
Тошнотворный и ничтожный Чернышевский, столь любимый Марксом, в конце своего усыпительно-скучного коммунистического романа «Что делать?», этой квинтэссенции литературной бездарности, недвусмысленно выразил свое сочувствие американскому капитализму. Это, кажется, единственное «яркое» место на сером фоне исписанного графоманом вороха бумаги, «непригодного ни на какое употребление», по выражению Гегеля.
Вслед за Марксом и Чернышевским русские левые, единым фронтом от кадет-милюковцев до большевиков-коммунистов, всегда обнаруживали решительное тяготение к капиталистической тройке: Англии, Франции и Америке.
Мiросозерцание, во всяком случае, у всех их было общее. Это были люди, так сазать, «единой философии».
Из этой «философии» они сделали практический вывод и втянули Россию в войну 1914-1918 гг., за которой последовало перемирие в 21 год, с последующим продолжением. Это они – капитало-коммунисты – устроили в России либерально-большевистскую революцию, всячески лелея чекистов, взрывавших храмы и миллионами истреблявших русских рабочих и крестьян.
Столь радикальные у себя на родине, русские либералы и социалисты рабски благоговели перед польскими панами, истязавшими и истреблявшими русское православное население. Достаточно вспомнить изменника Герцена. Эти люди падали ниц перед таким чудовищем социальной реакции, как еврей Дизраэли-Биконсфильд. И все это лишь по той причине, что польские паны и европейские реакционеры-плутократы были заодно с евреями и хотели уничтожить национальную Россию.
Вопившие против несуществующей эксплуатации, когда русский хлебороб-крестьянин нанимает на лето работника, эти лжесоциалисты молчали, как воды в рот набравши, перед ужасами английской или французской крупно-капиталистической эксплуатации, перед черной картиной рабочей нищеты парижских, лондонских и американских трущоб, перед безчеловечной английской политикой в Индии. Не было «протестов слева» против правительства королевы Виктории и в эпоху англо-бурской войны, одного из величайших преступлений мiровой истории.
Призывавшие к аграрным погромам и к убийствам не только русских помещиков, но и русских хуторян, народники и эс-эры не проронили ни слова по поводу Ирландии, погибающей под гнетом английских лордов, они умолчали о полном уничтожении крестьянства в Англии и Шотландии, предоставляя заступничество за ирландцев Свифту, а за английскую бедноту – Диккенсу.
Или, всячески понося нищего русского лавочника за какое-то «кулачество», поднял ли кто из этих «народолюбцев» голос против 90 замков и несчетных миллиардов фамилии Ротшильдов, против военных прибылей Базиля Захарова и Армстронга, против стальных, нефтяных, автомобильных и прочих «королей»?...

В этом смысле наши левые, от Милюкова до Ленина и от Белинского до Сталина с его прихлебателем Гофштеттером всегда были и останутся «монархистами»… Но кроткая, незлобливая беззащитность покойного Государя вызывала у них подлую жажду крови.
Все эти парадоксы объясняются очень просто. Этим людям надо было искоренить нееврейское среднее сословие. Они поставили себе главной целью истребить жизненную основу опасных евреям наций. Им надо было экономически обезсилить население ненавистных им стран, пролетаризируя его, приводя к вырождению и уничтожая крупно-капиталистической эксплуатацией все нееврейское.
И затем, обезглавив, разорвав и обезкровив, раз и навсегда согнуть его в три погибели, в качестве безропотного и беззащитного раба.

Владимiр Ильин
«Новое Слово», 21 сентября 1941 года, № 39

Взято http://ugunskrusts83.livejournal.com

Наша трагедия

Это – не «тоже наша история».
Это была, наоборот, попытка ОТРИЦАНИЯ нашей истории.
С. Д.


Могилу Багратиона коммунисты взорвали, Триумфальную арку взорвали, Сухареву башню взорвали, древнейший Чудов монастырь взорвали, храм Христа Спасителя, который был еще и памятником победе в Отечественной войне 1812 года, взорвали, подобный же храм-памятник Спаса-на-водах в Петербурге, посвященный всем погибшим морякам в Цусиме, – взорвали тоже, снесли памятник герою Шипки и Туркестана генералу М. Скобелеву и еще ТЫСЯЧИ памятников Русской Истории...
А теперь вдруг захотели ВЕРНУТЬ идол Дзержинского на Лубянку? По «истории», видишь ли, соскучились, поганцы.
Этому гнусному лицемерию есть какие-то границы? Анафема мерзавцам!
Вот только кто ее возгласит? – маленький вопрос...
Александр Махотин.

Дрезден

Никакой пикассо не написал об этой трагедии никакой "герники",  никаких дней поминовения мировые  гуманисты не установили.
Не той национальности эти сожженные.

--------------------


"Понять неслучайность происходящего"

Фрагменты из статьи Уничтожение Дрездена (Николай фон Крейтор)

https://svidetel.livejournal.com/602884.html?mode=reply#add_comment

Незомбированная часть человечества, возможно, меньшая, не обманывается относительно так называемого цивилизованного Запада. Хладнокровные убийцы в манишках, сияющие улыбками со всех телеэкранов мiра, держат в своей власти мiриады лакеев - журналистов, писателей, "ученых", "историков", создающих и поддерживающих грандиозный миф об умилительных "общечеловеческих ценностях" - полупрозрачной ширме, прикрывающей ледяное корыстное бездушие Запада, умершего внутри себя и мстящего всему человечеству за собственную ущербность.

Но и сами "манишки" ведомы скрытыми от глаз миллионов вершителями судеб: супермафией банковско-финансовых воротил, для - которых на планете не существует государственных границ. На этом уровне степень "оледенелости" еще больше. Здесь уже воспитался такой редкостный тип человекообразных, который ищет вдохновения в сатанински извращенных идеях.




--------

Когда первые сигналы тревоги ознаменовали начало 14-часового ада, дрезденцы послушно разбрелись по своим убежищам. Но - без всякого энтузиазма, полагая, что тревога - ложная. Их город никогда до того не был атакован с воздуха. Многие никогда бы не поверили, что такой великий демократ, как Уинстон Черчилль, вместе с другим великим демократом Франклином Делано Рузвельтом, решит казнить Дрезден тотальной бомбежкой.

Что двигало Черчиллем? Политические мотивы. Промышленность Дрездена производила только сигареты и фарфор, товары невоенные. Но впереди была Ялтинская конференция, на которой союзники намеревались членить измученное тело Европы. Черчилль и захотел разыграть "козырную карту" - некое грандиозное англо-американское действо, которое "произведет впечатление" на Сталина...
............

Это был полный "успех" англо-американцев. В течение нескольких минут полоса огня пересекла траву, охватила деревья и загорелось все - от велосипедов до ног и рук. Еще много дней после того все это оставалось под открытым небом страшным напоминанием о садизме союзников.


В начале второй атаки многие еще теснились в тоннелях и подвалах, ожидая конца пожаров. В 01.30 до слуха командира спасательного отряда, посланного в город с рискованной миссией, донесся зловещий грохот. Он так описывал это:

"Детонация ударила по стеклам подвалов. К грохоту взрывав примешивался какой-то новый, странный звук, который становился все глуше и глуше. Что-то напоминающее гул водопада - это бил вой смерча, начавшегося в городе".

Те, кто находился в подземных убежищах, умерли легко: они мгновенно сгорали, как только окружающий жар вдруг резко увеличивался. Они или превращались в пепел, или расплавлялись, пропитывая землю до трех-четырех футов в глубину - тому множество свидетельств.

После налета трехмильный столб желто-коричневого дыма поднялся в небо. Масса пепла тронулась, покрывая теплые руины, в сторону Чехословакии. Один домовладелец в 15 милях от Дрездена нашел в своем саду целый слой рецептов и коробочек от пилюль из дрезденской аптеки. А бумаги и документы из опустошенного Земельного управления упали в деревне Лирна, почти в 18 милях от Дрездена.

Вскоре после 10.30 утра 14 февраля на город обрушилась последняя порция бомб. Американские бомбовозы "трудились" целых 38 минут. Но эта атака не была столь жестокой, как первые две, - по масштабам, но не по сути.

Этот налет был характерен изощренным садизмом. "Мустанги" летели очень низко, и расстреливали все, что двигалось, включая колонну спасательных машин, которые прибыли эвакуировать выживших. Одна атака была специально направлена на берег Эльбы, где после ужасной ночи сгрудились беженцы, а также раненые.

Дело в том, что в последний год войны Дрезден стал городом-госпиталем. Во время ночного массового убийства медсестры героически перенесли на себе тысячи искалеченных, перенесли к Эльбе. И вот низколетящие "Мустанги" расстреливали этих безпомощных пациентов, как и тысячи стариков, женщин и детей, бежавших из города.

.......................

Урожай смерть собрала богатый. Размеры дрезденского "Холокоста" - 250 тысяч жизней, отнятых в пределах 14 часов. Это более чем втрое превосходит количество жертв Хиросимы (71.879).


Апологеты союзников, оправдывая (!) эту бойню, приравнивают Дрезден к Ковентри. Но в Ковентри за всю войну погибло 380 человек, это нельзя сравнивать с убитыми в одночасье 250 тысячами. Кроме того, Ковентри был складом военных запасов, то есть законной военной целью. Дрезден, производящий чашки и блюдца, таковой не был.

Голливудская поделка "Блицкриг на Лондон", как и многие другие, - это всего лишь один из подленьких способов демонизировать врага вопреки действительным фактам. За всю войну Лондон потерял 600 акров земли, Дрезден за одну ночь - 1600.

По иронии судьбы единственная цель в Дрездене, которая с большой натяжкой могла бы считаться военной, - железнодорожное депо союзниками не бомбилась. Защитники "мiровой демократии" были слишком заняты стариками, женщинами, детьми, ранеными.

Дрезденское убийство по масштабам своим и цинизму претендует на то, чтобы считаться самым подлым в истории. Но никто из летчиков-убийц, не говоря уж о "дядюшке Уинстоне", этаком благородном герцоге Мальборо, что-то не был замечен на скамьях подсудимых типа нюрнбергской. Напротив! Летчики были награждены медалями, Черчилль - монстр, отдавший приказ о бойне в Дрездене, - был титулован и завершил свою карьеру "великим человеком". Биографы старательно вычистили из своих "объективных" писаний всякое напоминание о стремлении одного сумасшедшего "потрясти" других и убившего ради этого четверть миллиона мужчин, женщин и детей.

Конечно, летчики не могли отказаться - "они только выполняли приказы", эти английские военные преступники. Чтобы представить себе степень нравственной деградации Запада, отметим, что в мае 1992 года в Лондоне был открыт памятник маршалу Артуру Харрису, главному исполнителю приказа Черчилля. А вот и имена других чинов королевских ВВС Великобритании - военных преступников действительных, а не мнимых: маршал Роберт Саундби, советник министерства авиации Арчибальд Синклер, командовавший первым налетом Моррис Смит.

Сохранились фотографии этого всемiрно-демократического злодейства: еще целый Цвингер, жемчужина дворцово-паркового искусства - и его руины; платформы с беженцами, идущие в спасительный Дрезден, - и горы трупов на площадях Дрездена, 243 матери с детьми, убитые только в одном из убежищ, разбитые машины спасателей, завернутые в бумагу трупы, сжигаемые массы мертвых тел, убитые дети.

Это не Лондон. Не Париж (Париж сохранен). Это не евреи, а немцы. Злодеяние есть злодеяние, и тут двойных стандартов быть не может, но они применяются, и все активнее.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------



Эта война -- ступень, а дрезденская трагедия кульминация этой войны,  -- которая помогает понять (тем, кто вообще способен и желает что то понять)  корни сегодняшней, третьей мировой войны против нас.