November 30th, 2020

кино и нем...

кино и   немцы   колхозники
-----------------------------------------


Героям новой панк-комедии Владимира Корш-Саблина «Поют жаворонки» по пьесе Кондрата Крапивы(премьера - 15 июня 1953 года) - бригадиру колхоза «Новая нива» Миколе и агротехнику колхоза «Светлый путь» Насте – уже ничего объяснять не надо: из двух сельхозартелей они безошибочно выбирают для совместной жизни и размножения ту, которая дает колхознику на трудодень ровно в два раза меньше. «Колхозы должны быть большевистскими, вы про это не забывайте», – одергивает председателя-вредителя Пытлеванного, решившего "подогреть" своих колхозников зерном, картошкой и живыми деньгами, мертвенно бледный от ночных бдений секретарь обкома Паланевич.






...
Неспящие в борозде

Бессонница стоила фанатично осваивавшему Голодную степь Ялкину Атаджанову, герою фильма Гияса Шермухамедова (к теме "хлопкового проклятия" режиссер вернется в дилогии о безумных ученых-селекционерах), жизни: от усталости, вызванной потерей Витэ, он заснул за рулем и разбился. Другим усталым председателям повезло больше: спасительный вампирский торпор застал их в кабинете правления, как Павла Степановича (Михаил Глузский в фильме Льва Мирского «Ночь председателя» по сценарию Иосифа и Виктора Ольшанских), или прямо посреди поля в разгар посевной, как старого Эрнеста Церниека (Карлис Себрис в готик-панке Вариса Круминьша «Наследники военной дороги» по сценарию Вариса Круминьша). Никогда не спящий секретарь сельского райкома Атис Дунав (популярный Гунар Цилинский), нашедший окоченевшего председателя в борозде, перекатывает его ногой на бок и говорит колхозникам: «Не надо будить его. Весной в поле хорошо спится». Сон вообще, а тем более - сакральный сон в борозде - это привилегия, которой одаривает председателя партийное начальство за успехи в выведении нового колхозника: в отличие от своей соперницы из соседнего колхоза, хищной председательши Винупе (обольстительная Дзидра Ритенберга), которая «рублем развращает людей», старый председатель Церниек, разделяющий позицию партийного секретаря: «От полных кошельков душа богаче не станет!», держит своих крепостных на голодном пайке и традиционно пытает бессонницей.
https://moskovitza.livejournal.com/65221.html?view=1351109#t1351109


Автору аплодисменты -- даже только лишь за просмотр такого количества кино-колхозной продукции!

Роберт Гайгер вспоминает

(и размышляет, почему в Таллине любят немцев, а не русских)



На меня
произвёл неизгладимое впечатление сам город Таллин, и не только своей
культурой, высоким уровнем научной и вузовской жизни
(один Тартусский, бывший Дерптский, университет чего стоит!), самим своим
видом – копия старинных немецких городов с «ратхаузом», готическими
церквями, крепостной с теной с башнями (да ещё с такими названиями:
одна называется Толстая Берта, а другая – именем моего сына, Длинный
Герман, как тут не впечатлиться!), с красивыми домиками, как из
немецких сказок братьев Гримм или Гауфа. Но ещё больше тронуло меня
отношение эстонцев к немцам. Вот уж чего не ожидал! Привыкшему,
сколько себя помню, мягко выражаясь, к своей «второсортности» по
национальному признаку, а в самые мрачные времена и к нескрываемой
враждебности, мне было трудно представить себе, что в нашей стране
вообще может где -то существовать к нам, немцам, не только просто
хорошее отношение, но даже особенно, подчёркнуто хорошее.
Эстонцы  продемонстрировали мне это наглядно, и вот как.
Все дни конференции я жил в одном номере гостиннцы «Виру» с тоже
университетским работником из Казахстана. В гостинице было варьете, и
нам с ним очень хотелось в нём побывать, что и не удивительно, в то
время, если я не ошибаюсь, это было единственное варьете во всём
Советском Союзе. Мой товарищ и говорит: «Не уеду из Таллина, не
побывав в варьете». – «Так в чём же дело, давай сходим». – «Давай.
Заказывай билеты». Я позвонил из номера в информацию и попросил два
билета. Мне вежливо ответили, что на сегодня уже все билеты распроданы.
Тогда я спросил, может, есть на завтра. К сожалению, нет и на завтра, и на
неделю вперёд. Я сказал об этом своему товарищу. Он подумал, подумал
и говорит: «Знаешь, позвони ещё раз и обратись с просьбой по-немецки, я
тебя уверяю, они найдут билеты». Я посмотрел на него с сомнением. «Да,
да, – стоял он на своём, – здесь к немцам отношение с давних пор особое».

Я помнил, конечно, историю Ливонского ордена, три столетия, с ХIII по
XVI век, занимашего эти территории и распространившего здесь
христианство, немецкую культуру , язык. Собственно, это была такая же
миссия, какую выполняли русские первопроходцы в Сибири, но русские в
этой роли называются светочами, несушими сибирским народам
христианскую религию, а с ней и цивилиизацию, и это так, а немецкие
ордены, выполнявшие эту же миссию, почему-то рисуются и называются
русской историографией захватчиками и злодеями, «псами-рыцарями».
Это, если на то уж пошло, как раз Ливонская война, которую вёл 25 лет
Иван Грозный за присоединение прибалтийских земель, была
захватнической. Вот такая у нас «объективная» история... А на тех, кто
пишет  историю  реальную,  навешивают  ярлык  ревизиониста,
переписывающего историю на свой лад.
Я послушал совета друга, позвонил в администрацию и, обратившись по-
немецки, попросил два билета в варьете на сегодня. Женщина передала
трубку администратору, сказав, что звонят из номера, говорят по-немецки
и просят два билета в варьете. Через минуту мужской голос спросил, в
каком я номере, я назвал номер. Через пять минут звонок в дверь ,
открываю – девушка из информации, в руках подносик, а на нём два
билета: «Bitte schön, zwei Eintrittskarten in Varietee», – произнесла она
почти без акцента. Я до того растерялся, что забыл, что я для них немец, и,
выдав себя, давай благодарить её по -русски и выяснять, сколько должен
заплатить. Девушка удивлённо, но благожелательно отреагировала, я
рассчитался, и мы с товарищем отправились вечером в варьете.

Похожая ситуация повторилась на следующий вечер. Накануне закрытия
конференции был устроен для её участников банкет в ресторане. Когда мы
после его окончания одевались в гардеробе, нас с товарищем обслуживал
очень немолодой швейцар. И я , сам даже не знаю, как это у меня
получилось, сказал ему какую-то фразу на немецком, что -то в смысле
благодарности, когда он подавал мне пальто. Я никогда не забуду его
реакцию: он просиял лучезарной улыбкой, вышел с моим пальто из -за
стойки, галантно, с лёгким поклоном мне его подал, поддерживая сзади, и
на прекрасном немецком языке произнёс целый ряд комплиментов,
закончив приглашением посещать их ресторан и пожеланием здоровья:
«Wilkommen bitte und bleiben sie  gesund»
(«Добро пожаловать и  оставайтесь здоровы»).
Это произвело на меня неизгладимое впечатление и запомнилось на всю
жизнь. Как говорится, мелочь, а приятно – когда к тебе проявляют такие
чувства, да ещё после всего того , с чем мне за свою жизнь пришлось
столкнуться в связи со своей национальностью. Но главное – за этим
стояло большее, чем просто вежливость... Это показывало отношение к
моему народу, какого я до этого нигде и никогда не встречал.
Раз уж затронул эту тему, расскажу ещё об одном, но диаметрально
противоположном случае, который произошёл со мной и моим сыном
через несколько лет в том же Таллине. Мне неприятно о нём рассказывать,
но из песни слова не выкинешь. Правду надо знать, какой бы горькой она
ни была для кого бы то ни было.
В начале 80-х в очередную поездку в Таллин я взял с собой младшего
сына, было ему тогда лет 12 В день возвращения домой, уже на вокзале,
мы сдали вещи в камеру хранения и пошли в кафе на привокзальной
площади покушать, а я и попить пива «Балтика». Идём, разговариваем по-
русски, и вдруг сзади налетает какой -то парень, ударяет меня по голове ,
сына рванул за рубаху и порвал её и на ломаном русском языке выпалил
кучу гадостей, из чего я понял только примерно следующее: «Уезжайте к
себе в Россию и там разговаривайте по-русски, сколько хотите и где
хотите. Тут вам не Россия!..» Я был ошарашен. Сперва рванулся, было,
врезать ему хорошенько, за мной это не заржавеет, но быстро сообразил,
что через час отходит поезд, а тут , если получится заварушка, дело ,
конечно, дойдёт до милиции, кругом полно народу, начнётся
разбирательство, и мы не успеем на поезд. Взял себя в руки , успокоил и
сына и... «пошли они, солнцем палимы...»
Я вспоминаю этот случай всегда, когда сталкиваюсь с возмущением
русских негативным отношением к себе со стороны прибалтов. Да, чисто
по-человечески их понять можно, они ведь не в ответе перед эстонцами,
латышами, литовцами или теми же поляками за политику своего
правительства. Хотя впрочем... – ? Тут тоже есть над чем подумать...
Неужели народ уж такое быдло, что никак не может противостоять, по
меньшей мере, сомнительной политике своих властей? Впрочем, может он
и не хочет ей противостоять? Тогда ещё больше есть над чем задуматься...
Давайте вспомним, с чего всё началось? Жили-были прибалты до 1940
года, жили не тужили, и вдруг ни с того ни с сего их оккупирует Советский
Союз, насильственно насаждает свою власть, свой политический строй –
коммунистический, который ненавидели все нормальные люди и который
за 75 лет сам подтвердил свою порочность, несостоятельность и
преступность, канув в вечность и оставив после себя много горя. Новая,
советская, власть тут же занялась своим «любимым» делом – репрессиями:
кого в тюрьмы, кого в ссылку в Сибирь, кого расстрелять
– дело банальное, руки давно уж в крови по локоть.
....

После окончания войны и расправы с
«лесными братьями»  -- освободителями своей родины от большевизма, в считанные годы
происходит  массовое,  планомерное,  организованное  заселение
прибалтийских республик русскими. (Ведь по существу оккупантами!) За
несколько десятилетий население Латвии и Эстонии наполовину стало
русским. На русский язык постепенно переходит образование,
государственные службы, система управления страной и всё массовое
обслуживание населения. Русская речь звучит от детсадов, до
университетов. Страной управляют русские коммунисты, детей учат
русские учителя на русском языке. И вот я хочу спросить вас, дорогие мои
русские земляки, задумывались ли вы когда-нибудь над всем этим? А если
задумывались, то до чего «додумывались»? Ставили ли вы себя на место
этих народов? Или тут начинает действовать латинский афоризм «что
дозволено Юпитеру, то не дозволено Быку»? Почему вы уверены, что
Юпитер – это всегда вы, а они – Быки? Вопрос этот риторический. Но его
надо задавать самому себе, прежде чем решать, что такое хорошо, что
такое плохо. И если ты придёшь к справедливому и объективному ответу,
тогда ты поймёшь того парня, который напал на нас с сыном, когда мы
шли и вели себя, к ак это выглядело, по-хозяйски и демонстративно «по-
русски» в его стране Эстонии. Я всегда это интуитивно чувствовал в
отношениях с местными прибалтами, и тут, когда такое случилось с нами,
я моментально это понял, а понять – значит наполовину простить, есть и
такая мудрость. Потому, чтобы быть мудрее, советую всем стараться
сперва понять, что и почему, а потом уже обвинять и возмущаться. А для
этого – поставить себя на место того, кого обвиняешь и не считать при
этом себя Юпитером, а всех остальных Быками. Этим добьёшься большего
уважения.

Чтобы легче было это понять, обращу внимание на отдалённо сходную
ситуацию, складывающуюся сегодня на бескрайних просторах России,
только в несравненно меньших масштабах по сравнению (прошу прощения
за вынужденную тавтологию) с прибалтийскими, а именно: всё чаще и всё
эмоциональнее звучит в сегодняшней России возмущённый «глас народа»:
нашествие китайцев! Китайцы тихой сапой захватывают нашу страну!
Наши природные богатства! Караул! Куда смотрят власти и почему
потакают этому беспределу?! И т .д. И это притом, что Россия – одна
седьмая часть суши Земного шара, что девять десятых её территории не
освоены человеком или запущены в результате крушения сельского
хозяйства после распада Советского Союза в 90-е годы, о чём кричат все
СМИ; притом, что китайцы ведут себя скромно и тихо, зная лишь одно –
муравьиный труд; притом, что они и не помышляют навязывать россиянам
свои порядки, свою культуру, свой язык, свою политику, не говоря уже о
власти. И уж тем более – о насилии по отношению к русскому народу. То
есть кроме пользы от них россиянам ничего более. И тем не менее,
россияне от Урала до Дальнего востока поднимают панику по поводу
китайской экспансии. И теперь сравним это положение с тем, что
произошло в Прибалтике в советский п ериод с 1940-го по 80-е – всё с
точностью «до наоборот». Но! Но протестовать, высказывать этим
недовольство, выступать против этого, а тем более с этим бороться
прибалтам никак нельзя. Так где же справедливость? Вот и получается в
точности по поговорке о Юпитере и Быке. Советую каждому россиянину
вспоминать об этом и объективно и честно оценивать своё поведение и
политику своих властей. Хотя бы втихую, про себя.

------------

Из Бюллетеня ОВП, ноябрь, вып. 2.

реакция

Антикоммунистические, антиреволюционные силы в советское время называли
РЕАКЦИЕЙ.
Это редкий случай очень точного (хотя и негативно окрашенного) термина, примененного
советскими авторами.

Пишет Г.Дауб:


Фашизм приходит всегда из -за р оста угрозы коммунизма. Фашизм – это
реакция, в прямом смысле. Реакция на угрозу коммунизма. "Левый",
"социалистический фашизм"? А исторический фашизм каким был? Не
левым и не социалистическим? В Германии он даже назывался "национал-
социализм", а партия называлась "Национал-социалистическая рабочая
партия Германии". То есть это была именно левая партия и левая
идеология и она была поддержана европейскими элитами в противовес
Коминтерну, руководимому Сталиным из Кремля. Потому что "подобное
лечится только подобным". Народам Европы надо было дать идеологию
похожую на коммунизм, но сохраняющую, в отличие от него,
традиционную Европу (культуру, религию).
Всем, кто говорит, что „коммунизм и фашизм – это одинаковое зло“, надо
вспомнить, что вначале зародился коммунизм, а уж в ответ на него
зародился фашизм, в том числе и национал-социализм в Германии. Сам по
себе фашизм в Европе не зародился бы – он был явлением вторичным. В
начале была успешная коммунистическая революция в России, потом – и,
к тому же, в отве т – была успешная антикоммунистическая революция
национал-социалистов в Германии. "Вначале б ыл ГУЛАГ, потом был
Освенцим", – как сформулировал известный крупный германский историк
профессор Эрнст Нольте.
„Яблоки надо сравнивать с яблоками, а груши с грушами“, – говорят
немцы. И все называть правильными словами – тогда в головах будет
порядок и правильное понимание происходящего.

Причем здесь немцы?

Специалисты всего мира знают, что основополагающие научно-технические вопросы полета жидкостной ракеты в деталях разработали американцы Роберт Годдарт и Теодор Карман, француз Эсно-Пельтри, немцы Герман Оберт, Вальтер Гоман и Макс Валье. Интересно отметить, что именно работа Валье «Полет в мировое пространство как техническая возможность» произвела настолько сильное впечатление на студента МАИ Михаила Янгеля, что отрывки из этой книги он читал своей будущей жене на свидании в сквере. Да, немецкие ракетчики получали прекрасное образование у настоящих профессоров.

Благодаря работам зарубежных корифеев ракеты перемещались с книжных страниц на чертежные доски, полигоны (только армия могла дать необходимое мощное финансирование), впоследствии на космодромы, обретали современную плоть.

Первый в мире пуск жидкостной ракеты (компоненты топлива – кислород + бензин) проведен Р. Годдартом 16.03.1926 г.
.....

Немецкая ракетная школа в тридцатые годы прошлого столетия решительно продвигалась вперед, используя любые источники финансирования: писали сценарии к фильмам о полетах к другим планетам, сами делали макеты ракет для съемок, просвещали общественное мнение в журналах и газетах, били рекорды скорости на автомобилях с ракетными двигателями. Работали и по военным контрактам (единственное вооружение, не оговоренное Версальским договором, – жидкостные ракеты). И под техническим руководством фон Брауна проект Фау-2 был готов в 1937 г.! Ракета имела механический компьютер (!), турбонасосный агрегат, гироскопы, органы управления полетом, охлаждаемую камеру сгорания – практически все, что необходимо современной ракете. Таких результатов за столь короткий срок удалось достичь и благодаря замечательному качеству фон Брауна – умению привлекать к работе наиболее талантливых людей. При этом он не считался ни с возрастом, ни с авторитетом, так как не боялся конкуренции.

Пока дела на фронтах шли для Германии терпимо, ракетчиков особо не торопили. А они за это время исследовали все перспективные топливные пары для боевых ракет, включая производные гидразинов, азотной кислоты. Были опробованы и многие виды старта баллистической ракеты: с открытой позиции, из укрытия, мобильные автомобильный и железнодорожный, с подводной лодки. А чуть позже союзная авиация помогла им сделать правильный вывод: самый эффективный старт – мобильный. Указанные наработки немцев потом успешно осваивались советским военно-промышленным комплексом. Равно как и американским, французским и английским.

.....

3 октября 1942 года Фау-2 стала первой ракетой, превысившей скорость звука. А 17 февраля 1943 года (!) первый аппарат земного происхождения попал в космос. По общепринятым канонам космос начинается с 70 км. Ракета Фау-2, несущая приборы, поднялась на высоту ~190 км! Вот как описывает это историческое событие его организатор В.Дорнбергер: «…Примерно через час после заката над лесом возникло и росло яркое пламя. Саму ракету я не видел — но в темное небо уходила и растворялась в нем длинная, пылающая реактивная струя газа. Ракета была на высоте около 3 километров, когда, вертикально уходя ввысь, она внезапно вынырнула из тени Земли и засверкала на солнце, которое для нас уже ушло за горизонт».

«Романтику» Дорнбергеру, как и фон Брауну, позже опять крупно повезло: в первые дни мира они попали в руки американцев, а не английской разведки. Последняя имела указания повесить лихоимцев на первом же суку без всякого суда.

С 1944 года Фау-2, части которой благодаря указанию англичан были найдены на полигоне в Польше М.Тихонравовым и Ю.Победоносцевым, стала пристально изучаться советскими специалистами. Сразу же после окончания войны документация, образцы Фау-2 и ракет «Рейнтохтер», «Рейнботе», «Вассерфаль», «Тайфун», двигатели, технологическая оснастка прибыли в Советский Союз (в еще больших масштабах – в США, Англию).

..........

В первые же мирные дни и советское командование, озадаченное результатами исследования частей огромных баллистических ракет, найденных на польском полигоне в 1944 г., начало охоту за немецкими специалистами. Одним из первых «охотником за черепами» был назначен Б. Черток (впоследствии бессменный заместитель С. Королева), человек проницательный, ироничный, в совершенстве владеющий эзоповым языком. Так как все материалы по истории ракетной техники в СССР были строжайшим образом злонамеренно засекречены и выборочно уничтожены, то практически единственными источниками доступной информации сегодня являются мемуары Бориса Евсеевича (он вел всю жизнь дневник), а также В. Мишина, Б. Раушенбаха, С. Ильюшина, В. Болховитинова, Н. Каманина. Что касается воспоминаний немецких ракетчиков, находившихся в «почетном советском плену», то, не представляя себе этих людей, не зная мотивов их поведения, на мой взгляд, можно лишь принимать эту информацию к сведению.

Оказалось, что в советской зоне оккупации находился ракетный центр – «Нордхаузен», подземный завод, где работали узники концлагерей. Там нашли важные материалы. Для их изучения был создан «Институт Рабе», в котором под присмотром советских специалистов начали трудиться немцы. Начальником института стал Б. Черток, директором – один из сотрудников немецкого ракетного центра. Но им очень не хватало специалиста, владеющего всей проблемой. И вскоре его нашли – им оказался Гельмут Греттруп. Переговоры о сотрудничестве с ним вел лично Б. Черток, также инженер по системам управления. Хороший паек, достойное денежное довольствие, интеллигентность советского директора сыграли свою роль. Греттруп привлек к работе ведущих немецких специалистов, профессоров и докторов наук. Дело учебы наших будущих корифеев пошло настолько успешно, открывались такие перспективы совершенствования Фау-2, что пришлось существенно укрупнить организацию. Ее функции расширили, во главе поставили крупнейшего организатора реактивной артиллерии Льва Гайдукова, его заместителем — С.Королева, которого в обход Берии Гайдуков освободил из казанской «шарашки» (как и В. Глушко).



----


Герой России, летчик-испытатель Юрий Митиков.  Ракетостроение и космонавтика: причем здесь немцы?  \ Фрагменты.\

(Из материалов Ост-Вест-Панорамы)