November 8th, 2020

Валентин ЗеКа

Всё красивое кроваво
              Лет весёлая орава
              Прокатилась под откос
              Здравствуй, матушка Россия,
              Я люблю тебя до слёз
              Говорят тебя убили
              Для меня же это бред
              Знаю я, что без огня
              Не бывает света
              Голубой высокий свет
             За собой ведёт меня
              И приду я к той стене
              Где лежат твои сыны
              Кто-то вырвет автомат
              Из-за спины
              Твоим сыном честным, чистым
              Дай мне встретить этот выстрел




Стихи поэта Валентина Соколова



Моя бедная Муза тряслась

     За решёткой этапных вагонов
     И от ужаса падала в грязь,
     Испугавшись чекистских погонов.
          Мою бедную Музу ловил
          Надзиратель в тугие объятья,
          И конвой её псами травил,
          И срывал с неё яркое платье.
              Моя бедная Муза была
              Не упившейся страстью вакханкой,
              А склонённой под тяжестью Зла
              Изнурённой больной каторжанкой…






-----

Этот танец дьяволицы,
              Танец тела в тканях ярких,
              Эти длинные ресницы
              В блеске глаз, предельно жарких,
              Золотой чекан червонца –
              Этот локон, дивный локон…
              Этот танец – танец солнца,
              Ночью вставшего из окон!


…Объединили дела трёх мальчишек-ровесников-сокурсников – «контрреволюционная группа» -- «58 – 10-11» -- расстрельная статья…

…Не расстреляли, дали 10 лет. И потом, за сроком срок, за стихи, за стихи, всю жизнь.—Тридцать пять лет тюрем, лагерей, психбольниц с очень короткими перерывами на воле. И – гибель, не выходя на свободу.             
    Не удивительно, а -- непостижимо, что этот «поэт не биографии, а судьбы», а судьбы -- непредставимой трагичности: тридцать пять лет в заключении – за стихи, за свои стихи, только за стихи, и этот поэт – высочайший, тончайший лирик!..

 …В метро… сижу, держу книгу, читаю. И, как часто с Соколовым, внезапно – слёзы. На «взбрызг». Не закрыться, не спрятаться -- не успеть. В смущении на мгновение вскидываю глаза, -- напротив меня очень красивая женщина глядит в упор, ей ясно про меня всё, …мгновенно убирает взгляд, чтобы меня не смущать. Событие в десятую долю секунды…



https://proza.ru/2020/07/01/1754

-----------------



Впервые осуждён сразу после войны (ему не было и 20-ти)  - 10 лет по 58-й статье (за стихи и отказ участвовать в выборах). В лагерях много писал, стихи расходились за подписью «Валентин З/К». Был известен как «лучший поэт Гулага».

 Из случайно сохранившихся стихов через 12 лет после смерти была собрана книжка В. Соколова «Глоток озона» (издательство «Лира», 1994).


Впервые осуждён сразу после войны (ему не было и 20-ти)  - 10 лет по 58-й статье (за стихи и отказ участвовать в выборах). В лагерях много писал, стихи расходились за подписью «Валентин З/К». Был известен как «лучший поэт Гулага».

 Из случайно сохранившихся стихов через 12 лет после смерти была собрана книжка В. Соколова «Глоток озона» (издательство «Лира», 1994).

И все это даже не сталинщина, это "благословенное "  брежневское время.








https://stihi.ru/2012/08/12/7704

https://karel500.livejournal.com/65799.html#t172295

В.З-К

Не буду врать: ноздрей у нас не рвали,
Не жгли на лбу каленой сталью «вор».
Нам дали срок, и в северные дали
Угнал нас всех товарищ прокурор.
И нас везли, как скот, в теплушках красных,
Везли в снега, в грядущее, вперед…
И в нас — врагов до ужаса опасных —
Нацелен был товарищ пулемет…
Лето 1955 г., 3 л/о


==================

Страшно как и пусто как
Жить под знаком пустяка.
Пусто как и страшно как
Оставаться в дураках,
Сколько раз душа вползала
В голубой пролёт вокзала!
Страшно тут и пусто тут:
Ветры чёрные метут,
Ветры черные цветут
Тут.

===============

Так лежали топоры
До поры
И ржавели топоры
До поры
Началась эта игра
Не вчера:
Звон литого топора,
Крик: Ура!..
Звоном рушились с горы
Топоры
На кровавые пиры
Топоры
Там, в семнадцатом году
На беду
Правых предали суду
На беду
И с тех пор у нас еда —
Лебеда
А рабы и господа,
Как всегда
И на много, много лет
Партбилет
От народа спрятал свет
Партбилет
И без дела топоры
До поры
Началась эта игра
Не вчера
Приближается пора
Топора
Изготовлены востры
Топоры
На кровавые пиры
Топоры!