August 17th, 2020

Сербский Добровольческий Корпус



Среди защитниковъ христіанской цивилизаціи и культуры отъ безбожнаго большевизма особое мѣсто занимаетъ Сербскій Добровольческій корпусъ, разсматривавшій себя какъ христолюбивое воинство, а свою борьбу съ противникомъ какъ священную религіозную войну. Его героическая эпопея продолжалась съ осени 1941 года до мая 1945 года и навсегда останется одной изъ славныхъ страницъ въ исторіи православной Сербіи и христіанской Европы.
Послѣ разгрома въ апрѣлѣ 1941 года германскими войсками оказавшейся нежизнеспособной Югославіи изъ ея состава была выдѣлена Сербія какъ самостоятельное государственное образованіе.
30 апрѣля управленіе страной было передано мѣстной гражданской администраціи, а 29 августа генералъ Миланъ Недичъ, бывшій военный министръ Югославіи, сформировалъ въ Бѣлградѣ Правительство національнаго спасенія, которое было самостоятельно какъ въ вопросахъ внутренней политики и національной безопасности, такъ и въ отношеніяхъ съ военнымъ и политическимъ руководствомъ Третьяго Рейха.
Внутренняя обстановка въ новообразованной Сербіи была неспокойной. Часть югославянскихъ офицеровъ, продолжавшихъ оріентироваться на Англію и бѣжавшаго въ Великобританію короля Югославіи Петра, приступила къ организаціи партизанскихъ отрядовъ для борьбы съ нѣмцами. Во главѣ этихъ вооруженныхъ группъ, получившихъ названіе четниковъ, всталъ генералъ Драголюбъ (Дража) Михайловичъ. Въ тоже время по прямымъ директивамъ изъ Москвы происходила широкомасштабная организація подпольныхъ коммунистическихъ бандъ во главѣ съ профессіональнымъ революціонеромъ Iосипомъ Брозъ Тито. Лѣтомъ 1941 года послѣ нападенія Германіи на СССР эти банды перешли къ активнымъ дѣйствіямъ, поднявъ возстаніе въ Западной Сербіи.
Имѣвшихся въ распоряженіи нѣмцевъ силъ для подавленія этого возстанія было недостаточно, а находившаяся въ подчиненіи правительства генерала Недича полиція («Сербская государственная стража») отличалась низкой боеспособностью. Ситуація рѣзко обострилась, когда къ операціямъ коммунистическихъ бандъ стали присоединяться четники ген. Михайловича. Къ концу лѣта контроль надъ Западной Сербіей былъ фактически утраченъ, тамъ хозяйничали титовскiя банды, убивавшія безъ разбора нѣмцевъ, русскихъ эмигрантовъ и сторонниковъ бѣлградскаго правительства.
Нѣмецкому командованію и генералу Недичу стало ясно, что справиться съ возстаніемъ съ помощью деморализованной полиціи и разрозненныхъ нѣмецкихъ гарнизоновъ невозможно. Ставку въ борьбѣ съ повстанцами было рѣшено сдѣлать на добровольцевъ изъ числа русскихъ эмигрантовъ и сербской націоналистической молодежи, настроенныхъ рѣзко антикоммунистически.
12 сентября 1941 былъ отданъ приказъ о формированіи Русскаго охраннаго корпуса, который сербское правительство брало на свое содержаніе, а 14 сентября на засѣданіи правительства было принято рѣшеніе о созданіи сербскихъ добровольческихъ отрядовъ изъ сознательныхъ и убѣжденныхъ противниковъ коммунизма. Одновременно генералъ Недичъ обратился съ личнымъ письмомъ къ ген. Михайловичу, въ которомъ предложилъ послѣднему разорвать союзъ съ коммунистами, прекратить нападенія на нѣмцевъ и перейти на неоффицiальное финансированіе изъ фондовъ сербскаго правительства. Однако, ген. Михайловичъ, тѣсно связанный съ англичанами, отъ принятія этихъ предложеній уклонился.
Основу сербскихъ добровольческихъ отрядовъ составила молодежь изъ право-націоналистическаго движенія «Зборъ», которое было дѣтищемъ виднаго сербскаго политика и юриста Димитрія Лётича. Сформулированная Лётичемъ идеологія «Збора» была близка идеологіи НСДАП по своей антикоммунистической, антиеврейской и антимасонской направленности, однако въ отличіе отъ нѣмецкихъ націоналъ-соціалистовъ идеологическіе постулаты «Збора» базировались на строго христіанскихъ принципахъ.
Лётичъ отвергалъ расовую теорію націоналъ-соціалистовъ и всѣ построенія на ея основѣ. Онъ подчеркивалъ, что лишь въ рамкахъ христіанской этики возможно послѣдовательное становленіе цѣльной и зрѣлой личности, а также націи и государства.




Лётичъ былъ однимъ изъ немногихъ европейскихъ политиковъ, который прекрасно понималъ сущность произошедшей въ Россіи революціи и считалъ большевизмъ смертельнымъ врагомъ всего христіанскаго человѣчества. Какъ самъ Лётичъ, такъ и всѣ члены «Збора» съ огромнымъ уваженіемъ относились къ русскимъ эмигрантамъ въ Югославіи, которые въ 1917-1920 годахъ съ оружіемъ въ рукахъ боролись противъ большевизма.
Поэтому неудивительно, что на призывъ Лётича къ своимъ соратникамъ вступать добровольно въ вооруженные отряды для борьбы съ коммунистическими повстанцами уже на слѣдующій день 15 сентября откликнулось 300 человѣкъ сербской молодежи. Изъ этихъ добровольцевъ былъ сформированъ I Сербскій добровольческій отрядъ, который уже черезъ мѣсяцъ вступилъ въ сраженіе съ титовскими бандами и нанесъ имъ пораженіе.
Во главѣ всѣхъ добровольческихъ формированій былъ поставленъ бывшій флигель-адъютантъ короля Александра инженерный полковникъ Константинъ (Коста) Мушицкiй, кадровый офицеръ и потомокъ стариннаго сербскаго аристократическаго рода. Въ началѣ октября подъ его командованіемъ была уже 1000 добровольцевъ, а концу ноября онъ могъ распоряжаться почти 4000 бойцовъ. Основу добровольческихъ формированій составили сербскіе студенты и старшеклассники изъ «Збора» и родственной ему по убѣжденіямъ молодежной націоналистической организаціи «Бѣлые орлы». Остальной контингентъ добровольцевъ состоялъ изъ бывшихъ военнослужащихъ королевской арміи Югославіи. Непримиримостью къ коммунистамъ, какъ врагамъ Бога, Короля и Отечества, всѣ они прониклись ещё въ довоенной Югославіи, гдѣ между націоналистами и титовцами постоянно происходили уличныя стычки, нерѣдко съ примѣненіемъ холоднаго оружія и револьверовъ.
Въ октябрѣ 1941 г. сербскіе добровольцы подъ общимъ руководствомъ полковника Мушицкаго совмѣстно съ частями Вермахта приняли участіе въ широкомасштабной операціи по очисткѣ Западной Сербіи отъ наводнившихъ ее коммунистическихъ отрядовъ и уголовныхъ бандъ. Операція сопровождалась тяжелыми боями, въ которыхъ отлично знавшіе свои родныя горы сербы дѣйствовали, несмотря на скудное вооруженіе, эффективнѣе не только полиціи, но даже и германскихъ войскъ.
Въ результатѣ слаженнаго наступленія нѣмцевъ и добровольческихъ отрядовъ районы, которые удерживали повстанцы (и партизаны, и четники), оказались окружены и расчленены. Въ началѣ декабря 1941 года красные партизаны были выбиты изъ всѣхъ опорныхъ пунктовъ и, покинувъ территорію Сербіи, отступили на территорію сопредѣльныхъ Босніи и Черногоріи. Послѣ разгрома коммунистовъ пришелъ чередъ четниковъ. Штабъ ген. Михайловича былъ захваченъ 7 декабря 1941 г., причемъ начальникъ штаба попалъ въ плѣнъ и былъ разстрѣлянъ. Оставшійся безъ своихъ отрядовъ Дража Михайловичъ покинулъ Сербію и съ группой приближенныхъ перебрался въ Черногорію. Значительная часть сторонниковъ ген. Михайловича приняла предложенія генерала Недича «легализоваться», т.е. формально вступить въ ряды правительственныхъ вооруженныхъ отрядовъ. Массовому переходу четниковъ на сторону генерала Недича способствовалъ состоявшійся разрывъ ген. Михайловича съ коммунистами, послѣ чего исчезли причины для открытой вражды между правительственными войсками и четниками.
Полковникъ Мушицкiй лично возглавилъ процессъ примиренія добровольцевъ и четниковъ, среди которыхъ было немало его сослуживцевъ по югославской арміи. Однако, его открытая помощь четникамъ, которые не порывали контактовъ съ англичанами, вызвала подозрѣніе у германской контрразвѣдки. Въ декабрѣ 1941 года Мушицкiй былъ отстраненъ нѣмцами отъ командованія и арестованъ.
Несмотря на отсутствіе командира, сербскіе добровольцы продолжали успѣшно бороться съ партизанами. Совмѣстными усиліями добровольческихъ отрядовъ и Русскаго охраннаго корпуса къ концу 1941 г. была осуществлена полная зачистка горъ Западной Сербіи отъ мелкихъ группъ повстанцевъ, уцѣлѣвшихъ послѣ подавленія возстанія. Съ тѣхъ поръ и до самой осени 1944 г. красные партизаны больше ни разу не смогли организовать массовыхъ наступательныхъ дѣйствій и присутствовали въ Сербіи лишь въ качествѣ малочисленныхъ разрозненныхъ группъ, силъ которыхъ хватало лишь для мелкихъ диверсій, но никакъ не для захвата населенныхъ пунктовъ. Всѣ ихъ попытки прорваться въ Сербію изъ Босніи и Черногоріи разбивались объ умѣлую оборону сербскихъ и русскихъ добровольцевъ и заканчивались ничѣмъ.
Въ 1942 году послѣ подавленія возстанія въ боевой работѣ сербскихъ добровольцевъ наступило относительное затишье. Командованіе рѣшило помочь старшеклассникамъ и студентамъ, прервавшимъ свое обученіе для того, чтобы вступить въ отряды, продолжить учебу. Нѣсколько десятковъ студентовъ получили стипендіи Министерства просвѣщенія для обученія въ университетахъ Третьяго Рейха.
Въ концѣ 1942 года въ результатѣ усиленныхъ ходатайствъ генерала Недича Коста Мушицкiй былъ выпущенъ нѣмцами изъ тюрьмы и вернулся къ исполненію обязанностей Командующаго.
Въ январѣ 1943 г. на базѣ добровольческихъ отрядовъ, значительно усилившихся сербскими бѣженцами изъ Хорватіи, создается полноцѣнная боевая единица - Сербскій Добровольческій корпусъ.
Каждый батальонъ имѣлъ минометы различныхъ системъ, а позднѣе и легкія горныя орудія. Германское командованіе передало сербскимъ добровольцамъ около 20 единицъ бронетехники. Въ основномъ это были колесныя бронемашины бывшей югославской арміи, но имѣлось также два легкихъ французскихъ танка и три нѣмецкихъ колесно-гусеничныхъ бронетранспортера. На вооруженіи авiаэскадрильи находились легкіе развѣдывательные и транспортные самолеты, которые періодически примѣнялись и какъ бомбардировщики.
Въ 1943 году и началѣ 1944 года основнымъ противникомъ корпуса стали не партизаны, а четники, которыхъ англійское командованіе всячески понуждало къ боевымъ дѣйствіямъ противъ правительственныхъ войскъ, угрожая въ противномъ случаѣ прекратить снабженіе и направить всю помощь партизанамъ Тито. Это время является одной изъ самыхъ мрачныхъ страницъ въ исторіи сербскаго антикоммунистическаго сопротивленія: сербскіе націоналисты убивали другъ друга безъ всякаго смысла на радость Тито и Сталину. Справедливости ради надо отмѣтить, что основанная вина за это безсмысленное самоистребленіе ложится на ген. Михайловича, т.к. генералъ Недичъ и полковникъ Мушицкiй всячески старались избѣгать столкновеній съ четниками.
Въ теченіе 1943 года въ корпусъ, не прекращавшій боевыхъ дѣйствій, продолжали поступать все новые и новые сербскіе добровольцы-націоналисты, и численность корпуса, несмотря на боевыя потери, неуклонно росла. Въ ноябрѣ генералъ Недичъ по предложенію Димитрія Лётича принялъ рѣшеніе развернуть батальоны Сербскаго Добровольческаго корпуса въ пѣхотные полки трехбатальоннaго состава съ соотвѣтствующей артиллеріей. Полковнику Мушицкому, продолжавшему оставаться во главѣ корпуса, былъ присвоенъ чинъ генерала.
Въ началѣ 1944 года численность корпуса превысила 8000 человѣкъ, изъ которыхъ около 7000 находилось въ боевыхъ частяхъ.
Основнымъ мотивомъ поведенія и борьбы для добровольцевъ должна была стать не ненависть къ врагамъ, а любовь къ православію и собственному народу.
Сѵмволомъ добровольцевъ, который они носили на флагѣ и на груди (бронзовый знакъ), былъ Таковскій крестъ (сербская награда XIX в.) съ иконой Св. Георгія Побѣдоносца, вокругъ которой шла надпись «Съ вѣрой въ Бога, за Короля и Отечество — Добровольцы». Добровольцы считали себя христіанской крестоносной силой, призванной Богомъ для борьбы противъ «красныхъ безбожниковъ» и «слѣпыхъ подручныхъ англійской плутократіи».
Въ сентябрѣ 1944 г. ходъ боевыхъ дѣйствій на территоріи Югославіи въ корнѣ измѣнился: на ея территорію вторглись войска Красной арміи, и при поддержкѣ ихъ танковыхъ и механизированныхъ соединеній титовскiе партизаны повсемѣстно перешли въ генеральное наступленіе. Столица Сербіи оказалась подъ прямой угрозой. 4 октября генералъ Недичъ объявилъ о роспускѣ правительства, которое въ этотъ же день покинуло Бѣлградъ. Самъ Недичъ оставилъ столицу 6 октября, которая уже черезъ нѣсколько дней была окружена противникомъ.
Попавшія въ окруженіе нѣмецкія и сербскія части самоотверженно дрались противъ превосходящихъ вражескихъ силъ вплоть до 19-20 октября. Когда Бѣлградъ палъ, тѣ изъ нихъ, кто не погибъ въ бояхъ, были практически поголовно истреблены красноармейцами и титовскими бандитами. Кромѣ того Красная армія и партизаны перебили около 30 тыс. гражданскихъ нѣмцевъ, а также тысячи сербскихъ антикоммунистовъ.
Въ началѣ ноября 1944 г. остатки Сербскаго Добровольческаго корпуса отошли въ Словенію, гдѣ соединились съ главными силами германскихъ войскъ и ихъ союзниковъ. Къ этому моменту въ корпусѣ оставалось менѣе 4 тыс. человѣкъ, способныхъ носить оружіе.
Героизмъ сербскихъ добровольцевъ, сохранившихъ, несмотря на потерю 60% личнаго состава и всей бронетехники, высокій боевой духъ, былъ оцѣненъ не только германскимъ командованіемъ, но и руководствомъ Рейха. 9 ноября Рейхсфюреръ СС Генрихъ Гиммлеръ подписалъ приказъ о включеніи Сербскаго добровольческаго корпуса въ Войска СС. Отнынѣ онъ получалъ названіе Сербскій добровольческій корпусъ СС.
0 марта 1945 г. корпусъ вновь выступилъ на фронтъ, вступивъ въ сраженіе съ наступающей титовской «народно-освободительной арміи Югославіи» и войсками болгарскаго прокоммунистическаго режима. Въ послѣдніе мѣсяцы войны на землѣ Словеніи сложился немыслимый ранѣе союзъ германскихъ, итальянскихъ, хорватскихъ, словенскихъ, сербскихъ и русскихъ частей, объединенныхъ въ борьбѣ противъ общаго врага. Сербскій добровольческій корпусъ СС сражался въ эти дни совмѣстно съ дивизіей четниковъ подъ общимъ командованіемъ четницкaго генерала Дамьяновича. Когда крушеніе стало очевидно, командиръ сербскихъ добровольцевъ генералъ Мушицкiй отдалъ приказъ объ отходѣ. Въ началѣ мая 4-й и 5-й полки и конный дивизіонъ корпуса вмѣстѣ съ многотысячными колоннами бѣженцевъ прорвались черезъ порядки британской 8-й арміи на территорію сосѣдней Италіи, гдѣ и были интернированы. Впослѣдствіи этимъ военнослужащимъ удалось избѣжать выдачи коммунистамъ.
Судьба же 1-го, 2-го и 3-го пѣхотныхъ полковъ и артдивизіона сербскихъ добровольцевъ сложилась трагически. Эти части, продолжая упорно сражаться, сдерживали противника на подступахъ къ Люблянѣ вмѣстѣ со словенскими войсками и четниками вплоть до 8 мая. Затѣмъ они пробились на территорію Австріи, гдѣ сдались британскимъ войскамъ. Въ концѣ мая 1945 года англичане устроили разоруженнымъ сербамъ «малый Лiенцъ». Уинстонъ Черчилль, когда-то провозглашавшій себя «непримиримымъ борцомъ противъ коммунизма», сейчасъ спѣшилъ сдѣлать угодное Тито, съ которымъ вступилъ въ союзъ ещё въ 1944 году. Собравъ 2,6 тыс. плѣнныхъ сербскихъ добровольцевъ, 10 тыс. словенскихъ военнослужащихъ и ополченцевъ, а также 1 тыс. бойцовъ Шумадiйской дивизіи четниковъ (т.е. своихъ союзниковъ до 1944 года) въ лагерѣ Вилахъ, англичане выдали ихъ Тито. Спустя нѣсколько дней въ горномъ массивѣ Кочевски Рогъ въ сѣверной Словеніи разыгралась кровавая драма: за нѣсколько дней почти всѣ изъ переданныхъ англичанами словенцевъ и сербовъ были звѣрски убиты титовскими партизанами.
Генералъ Коста Мушицкiй былъ выданъ англичанами отдѣльно въ январѣ 1946 года и ненадолго пережилъ своихъ бойцовъ.

Мой комментарий к записи «Интегрировать беженцев? – цель ошибочная, потому что недостижимая!» от…

Интеграция невозможна -- и это плохая новость.
Но у этой плохой новости есть хорошая сторона, неинтегрированность означает сильное снижение вероятности смешения, растворения немецких генов в генах чужаков.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

кое что о 1914 годе

\жирный шрифт и курсив --- от меня\

Английския историк Ниал Фергюсон в «Горечи войны» перечисляет, пересказывает и цитирует бесконечные антиутопические книги, которыми запугивали англичан перед войной. Авторы бульварных и не очень романов раз за разом описывали поражение Англии. Например, «германские войска несколько недель тайно сосредотачиваются на территории королевства и за ночь захватывают Лондон». Самым известным автором подобной антиутопии был Уильям Ле Ке, который
«в своем бестселлере „Вторжение 1910 года” (напечатанном в 1906 году в газете Daily Mail) изобразил успешное вторжение на Британские острова 40-тысячной немецкой армии, сопровождавшееся ужасами вроде „битвы при Ройстоне” и „бомбардировки Лондона”».
Фергюсон начинает рассуждать о гипотетической возможности остановить Первую мировую в августе-сентябре, когда первая кровь уже пролилась, но бойня не стала всеобщей и глобальной. Действительно, воевать, особенно в Англии, хотели далеко не все. Один британский журналист писал в своей газете:
«„К ЧЕРТУ СЕРБИЮ! Сербия должна быть уничтожена. Пора стереть ее с карты Европы”. Такого не писали даже самые крикливые из австрийских журналистов».

Идея войны была непопулярна — как среди простых англичан, так и среди элит. Но дальше политики-ястребы убедили всех, что у германского кайзера есть наполеоновские планы передела мира и что эти планы напрямую угрожают британским интересам. Хотя, подчеркивает Фергюсон, подобных планов в первые месяцы войны у немцев не было и в помине. Аппетиты начали расти по ходу войны, в начале они были довольно скромными. В конце лета 1914 года речь шла о чем-то вроде ранней версии Европейского Союза, Англии это напрямую не угрожало.

До самого последнего момента немецкая военная машина была гораздо эффективнее, чем армии союзников. И не только из-за муштры, а как раз из-за того, что младшие офицеры гораздо чаще проявляли инициативу, а начальство поощряло такую практику. Даже в последние дни войны, когда Германия непрерывно отступала на Западном фронте, армия Второго Рейха упорно отказывалась разваливаться.   (Этот факт интерпретируется победителями единственно выгодным им спсобом:  немцы всю жизнь мечтали душить всех вокруг, как же иначе?)

\Из рецензии\
------------------




Какие вопросы ставит Фергюсон:

 Почему военно-политическое руководство Германии отважилось в 1914 году начать войну (глава 5),  Действительно ли начало войны, как часто утверждают, было встречено массовым энтузиазмом (глава 7)


"Горечь войны", цитаты


«Когда мир оказался на грани Третьей (и последней) мировой войны, возник следующий довод \о причинах войны 14 года\: в некоторый момент планы, разработанные Генеральными штабами в ответ на технический прогресс, сделали “войну по расписанию” неотвратимой: “Все попались в ловушку собственных хитроумных приготовлений” 94. Арно Майер попытался на примере Германии сделать вывод, что к Первой мировой войне привели внутриполитические процессы во всех главных воюющих странах: аристократические элиты пытались противодействовать демократизации и росту влияния социалистов путем заключения опасной сделки с радикальными националистами 95. Предложено даже демографическое объяснение, гласящее, что война “отчасти решила проблему перенаселенности сельских районов” 96. Наконец, существует сугубо культурологическая интерпретация, согласно которой к войне привел комплекс идей: “национализма”, “иррационализма”, “милитаризма” и так далее.
С точки зрения Бетман-Гольвега, которого мучил вопрос, можно ли было избежать войны, имелся лишь один приемлемый ответ: виноваты все.
\В первой половине 20 века\самым популярным оправданием войны было следующее: сражаться было необходимо, чтобы осадить прусских милитаристов и оградить себя от “кошмара”, примером которого явились зверства, учиненные германской армией в мирной Бельгии.»
Эта версия стала терять сторонников, но внезапно в 1961 году появилась книга Фрица Фишера, где – к изумлению консервативных историков -- в лучших марксистских традициях  немец обвиняет свою страну в милитаризме,  реакционности аристократов и кровожадности промышленников.
Однако правда заключается в том, что агрессивные военные планы имелись у всех ведущих европейских держав.
…………..
Попытки союза Англии с Германией велись  в предвоенные годы, но неудачно.
«Гораздо лучше объясняет провал англо-германского союза не германская сила, а германская слабость. В конце концов, идею об альянсе загубили не только и не столько сами немцы, сколько британская сторона. И поводом для этого послужило не то, что Германия стала представлять угрозу для Британии, а как раз наоборот – то, что британцы поняли, что угрозы она не представляет. Это хорошо иллюстрирует британский ответ на немецкую флотскую инициативу. В 1900 г. первый лорд Адмиралтейства Селборн мрачно признался Хикс-Бичу, что “формальный союз с Германией” представляет собой “единственную альтернативу непрерывному росту флота и росту бюджета на его содержание”. И все же к 1902 г. он полностью поменял свою точку зрения и “уверился, что новый германский флот строится с расчетом на войну с нами”. Это осознание для немцев было катастрофично, ведь они всегда понимали свою уязвимость в период постройки флота…. Германское нежелание поддержать британскую политику в Китае в 1901 г. из страха навлечь на себя гнев России лишь подтвердило британскую позицию: несмотря на бахвальство, Германия была слаба. »
«Иными словами, внешняя политика тори была нацелена на то, чтобы примирить державы, которые сильнее всего угрожали положению Британии, даже ценой ухудшения отношений с менее влиятельными странами. Главное здесь, что Германия (как и Бельгия) попадала во вторую категорию, а Франция и Россия – в первую.»

 Еще,  из другой книги Фергюсона --

«Мировая война. Конфликт XX века и падение Запада» (Niall Ferguson, The War of the World: Twentieth-Century Conflict and the Descent of the West)

Фергюсон цитирует Александра III, писавшего: «...евреи вызывают в русских отвращение, поэтому пока они будут эксплуатировать христиан, ненависть к ним не уменьшится». (Не берусь объяснить, что царь имел в виду под «эксплуатацией» -- да, это неразрешимая загадка! – Н.Т.). Однако Фергюсон доказывает, что даже при таком отношении царское правительство не принимало участия в организации большинства погромов, поскольку боялось любых беспорядков.
В главе о сталинском терроре Фергюсон использует данные, которые Западу стали известны недавно \ой ли! – Н.Т.\— после открытия секретных советских архивов, а нам — давно и если не на личном, то на семейном опыте. Например, о том, что Сталин убивал не только по классовому признаку, но и по «культурным характеристикам», и что сталинские этнические чистки начались до гитлеровских  (и намного их превзошли по размаху – Н.Т.)

Василий Молодяков о 1914 годе

Повторю здесь то, о чем уже не раз говорил и писал - относительно "войны, которой могло не быть". Войну можно было предотвратить, если бы ведущие политики Европы не только в эти дни, но и в предшествующие десятилетия, работали на сохранение мира. Хотя бы так, как кайзер Вильгельм: как раз незадолго до этого отмечалось 25-летие его пребывания на троне, и ведущие газеты разных стран называли его гарантом мира в Европе. (Поясню: безвольный пацифизм - не гарантия мира!)... Хотя бы так... а насколько лучше можно было бы! Но одни политики работали на войну, а другие не работали на мир. Вот и получилось то, что получилось...

Василий Молодяков


__________________

В первой части   мы предлагаем читателю сдержанное, без комментариев изложение  событий на дипломатическом уровне, предшествовавших катастрофе. Во второй части статьи – будет предпринята попытка анализа этих событий и поступков людей.

I часть. Роковая цепочка

В 18 часов 30 минут 11 июля 1914 года, через 12 дней после выстрела Гаврилы Принципа, австрийский посланник в Белграде уведомил правительство Сербии, что её ответ на ультиматум является неудовлетворительным, и он вместе со всем составом миссии покидает Белград. Ещё до этого в Сербии была объявлена мобилизация, а правительство и дипломатический корпус вечером покинули столицу и отправились в город Ниш. Утром 26(13) июля кризис вступил в ещё более острую фазу. В утренних телеграммах российского МИД в Рим, Париж и Лондон указывалось, что Россия не может не прийти на помощь Сербии, и выражалась надежда, чтобы Италия подействовала на свою союзницу в умеряющем смысле. В своих дипломатических шагах Австро -Венгрия и Германия утверждали, что Австрия не ищет территориальных приобретений в Сербии и не угрожает её целостности. Её - главная цель - обеспечить собственное спокойствие и общественную безопасность.

Правительство Сербии не борется должным образом с революционными террористами-националистами, устроившими убийство эрцгерцога, писалось в  австрийских   дипломатических документах.

Англия выступила с предложением созвать конференцию совместно с Францией, Германией и Италией, чтобы вчетвером обсудить возможные выходы из положения 27(14) июля,  Россия соглашалась на это, одновременно были начаты прямые переговоры с австрийским посланником в Петербурге. Вечером того же дня в Париже от австрийского посла стало известно, что на следующий день Австрия предпримет против Сербии "энергичные действия", включая, возможно, и переход границы.

Утром 28(15) июля надежды на переговоры ещё оставались, но спустя несколько часов сербский посланник М.Спалайкович принёс министру иностранных дел Российской Империи С.Д.Сазонову телеграмму от своего министра иностранных дел: "В полдень австро-венгерское правительство прямой телеграммой объявило войну сербскому правительству". В Берлин было сообщено, что 29(16) июля будет объявлена мобилизация четырёх военных округов против Австрии (Одесского, Киевского, Московского и Казанского). При этом сообщалось для сведения германского правительства, что у России нет каких-либо наступательных намерений против Германии. Данное сообщение было передано также в Вену, Париж и Лондон. Николай II отправил 28(15) июля личную телеграмму германскому императору Вильгельму II. В ней он просил умерить Австрию, объявившую "гнусную войну" маленькой стране. " Предвижу,-- весьма определённо писал царь, -- что очень скоро, уступая оказываемому на меня давлению, я буду вынужден принять крайние меры, которые приведут к войне".

Тогда же французский посол Морис Палеолог уведомил министра иностранных дел Российской империи Сазонова, что в случае необходимости Франция выполнит свои союзнические обязательства по отношению к России. В Англии в тот день произошёл резкий поворот в общественном мнении от нейтралитета к поддержке Сербии, России и Франции, против Австрии и Германии. Выступая 28 июля в палате общин, Грей заявил, что если попытки созвать конференцию для разрешения конфликта окажутся тщетными, "последует беспримерная война с не поддающимися учёту результатами".

Вильгельм II в ответной телеграмме Николаю II отводил в сторону все упрёки по адресу Австро-Венгрии и обвинял Сербию в противодействии австрийской политике. Австрия мобилизовала уже половину всей своей армии, а также часть флота. 29(16) июля Николай II в новой телеграмме Вильгельму предлагал передать австро-сербский конфликт на рассмотрение Гаагской конференции, чтобы предотвратить кровопролитие. Днём германский посол Пурталес попросил немедленного приёма у Сазонова для вручения ему заявления Германии. В нём утверждалось, что , если Россия не прекратит своих военных приготовлений, германское правительство объявит мобилизацию. Сазонов указал на то, что первой мобилизацию 8 корпусов произвела Австрия . После принятия в Петербурге сообщения об австрийской бомбардировке Белграда царь разрешил Сазонову провести совещание с высшими военными чинами. Это совещание высказалось за объявление всеобщей мобилизации, а не только по черырём округам. Доложили об этом царю, и тот согласился. Начались энергичные действия по реализации решения . Но в 23 часа 29(16) июля 1914 г. военный министр В.А.Сухомлинов сообщил Сазонову о том, что Николай II отменил распоряжение о всеобщей мобилизации.

Утром 30(17) июля Сазонов, поддержанный военным министром Сухомлиновым и начальником Генерального штаба генералом Н.Н.Янушкевичем, пытался убедить Николая II в необходимости объявления общей мобилизации. Николай отказывался. Надо прямо признать, что царь не хотел войны и всячески старался не допустить её начала. В противоположность этому высшие дипломатические и военные чины были настроены в пользу военных действий и старались оказать на Николая сильнейшее давление. В телеграмме утром 30(17) июля царь вновь убеждал "Вилли" оказать немедленно давление на Австрию. Именно только против Австрии, указывал император, направлены и мобилизационные мероприятия России. Затем царь послал в Берлин личное письмо кайзеру с генералом В.С. Татищевым, в котором также просил о посредничестве в деле мира. Сазонов попытался переломить эти настроения Николая II. Германия вполне могла бы образумить Австрию, если бы уже не решилась на войну, говорил министр, поэтому нужно встретить войну во всеоружии. "Поэтому лучше, не опасаясь вызвать войну нашими к ней приготовлениями, тщательно озаботиться последними, нежели из страха дать повод к войне, быть застигнутым ею врасплох". Несколько часов царь сопротивлялся и только к вечеру уступил и дал разрешение приступить сразу к общей мобилизации.

_________________

С сайта Аллея славы

http://glory.rin.ru/cgi-bin/article.pl?id=294&page=1

Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы. 

Сидни Хук.

II часть.  Война, ура!

Как только 24(11) июля 1914 года из Белграда пришла телеграмма о том, что Австро-Венгрия предъявила Сербии ультиматум, Сазонов радостно воскликнул: «Да это же европейская война!».

Чему же так радовался министр иностранных дел?

Да тому же, чему и военный министр генерал от кавалерии Владимир Александрович Сухомлинов. Оба они радовались возможности обогатиться за счет войны.

Австрийский посланник в Белграде уведомил правительство Сербии, что ее ответ на ультиматум является неудовлетворительным, и он вместе со всем составом миссии покидает Белград. Но и на этом этапе возможности мирного урегулирования не были исчерпаны. Однако усилиями Сазонова в Берлин (а почему-то не в Вену) было сообщено, что 29(16) июля будет объявлена мобилизация четырех военных округов. Сазонов делал все возможное, чтобы как можно сильнее задеть Германию, связанную с Австрией союзническими обязательствами.

– А каковы были альтернативы? – спросят некоторые. Ведь нельзя же было оставлять в беде сербов.

– Правильно, нельзя. Но те шаги, которые производил Сазонов, вели именно к тому, что Сербия, не имеющая ни морской, ни сухопутной связи с Россией, оказывалась один на один с разъяренной Австро-Венгрией. Мобилизация четырех округов ничем Сербии помочь не могла. Более того, уведомление о ее начале сделало шаги Австрии еще более решительными. Создается впечатление, что объявления Австрией войны Сербии Сазонов хотел больше, чем сами австрияки. Наоборот, в своих дипломатических шагах Австро-Венгрия и Германия утверждали, что Австрия не ищет территориальных приобретений в Сербии и не угрожает ее целостности. Ее единственная цель – обеспечить собственное спокойствие и общественную безопасность.

Германский посол, пытаясь хоть как-то выровнять ситуацию, посетил Сазонова и спросил, удовлетворится ли Россия обещанием Австрии не нарушать целостность Сербии. Сазонов дал такой письменный ответ: «Если Австрия, осознав, что австро-сербский конфликт приобрел европейский характер, заявит о своей готовности исключить из своего ультиматума пункты, нарушающие суверенные права Сербии, Россия обязуется прекратить свои военные приготовления». Этот ответ был жестче, чем позиция Англии и Италии, которые предусматривали возможность принятия данных пунктов. Это обстоятельство свидетельствует о том, что российские министры в это время решились на войну, совершенно не считаясь с мнением императора.

Генералы поспешили провести мобилизацию с наибольшим шумом.

...Вместо того, чтобы по истечении срока объявить мобилизацию, как сделала бы Германия, если бы она действительно хотела войны, немецкий МИД несколько раз требовал, чтобы Пурталес добивался свидания с Сазоновым. Сазонов же умышленно оттягивал встречу с германским послом, чтобы вынудить Германию первой сделать враждебный шаг (выд. ред.). Наконец, в седьмом часу министр иностранных дел прибыл в здание министерства. Вскоре германский посол уже входил в его кабинет. В сильном волнении он спросил, согласно ли российское правительство дать ответ на вчерашнюю германскую ноту в благоприятном тоне. В этот момент только от Сазонова зависело, быть или не быть войне. Сазонов не мог не знать последствий своего ответа. Он знал, что до полного выполнения нашей военной программы оставалось еще три года, в то время, как Германия свою программу выполнила в январе. Он знал, что война ударит по внешней торговле, перекрыв пути нашего экспорта. Он также не мог не знать, что против войны выступает большая часть русских производителей, и что против войны выступает сам государь и императорская фамилия. Скажи он да, и на планете продолжался бы мир. Русские добровольцы через Болгарию и Грецию попадали бы в Сербию. Россия помогала бы ей вооружением. А в это время созывались бы конференции, которые, в конце концов, смогли бы затушить австро-сербский конфликт, и Сербия не была бы на три года оккупирована. Но Сазонов сказал свое «нет».

Если бы…

Наибольших результатов в своём развитии Россия добилась бы в случае участия в этой войне на стороне Центральных держав. Если же спросить, кому было выгодно участие России в войне на стороне Антанты, то возникает вполне определенный ответ: оно было выгодно прежде всего англичанам. Выгода эта определяется хотя бы тем обстоятельством, что до войны соотношение русских долгов было совершенно иным, чем после нее. В конце войны внешний долг России составлял где-то 9,52 миллиарда долларов. В этой сумме доля Англии по данным Министерства финансов на 12 апреля 1917 года (ЦГИА ф.560, оп. 26, д. 865, л. 203) составляла 84%. 12% русских долгов приходилось на Францию, 2,3% – на Японию и около 1% – на Североамериканские Соединенные Штаты.

В то же время на Англию и Францию, вместе взятые, приходилось 13% русского экспорта, а приходившийся на них процент внешнего долга составлял 74,1% (Подсчитано по «Обзор внешней торговли России по европейской и азиатской границам за 1914 год», ч.1. Пг., 1915, с.4).

Послав чисто символические силы на Западный фронт, Россия могла под шумок мировой войны беспрепятственно захватить Персию, а также взять реванш над оставшейся без английской поддержки Японией, вернув себе Южный Сахалин, Курилы и Манчжурию. Всю же войну Россия снабжала бы Германию зерном, нефтью и другими стратегическими материалами, не влезая в новые долги, а, наоборот, приобретая в лице Германии своего должника.

__________________________

С сайта Русский портал

http://www.opoccuu.com/wwi2.htm

http://www.opoccuu.com/010811.htm

Мы привели в наших выдержках анализ действий российского правительства, приведших к вступлению в войну.  Разумеется, это не значит, что мы считаем исключительно русских виновниками развернувшейся мировой бойни. Все приложили руку, все замараны. Вот только полноценного, с человеческой, а не с архивной точки зрения, разбора  действий своих правительств и своей общественности исследователи почему-то не торопятся делать. Например, почему  вдруг резко, в одночасье изменился настрой английской общественности с нейтрального на просербский и прорусский?

Авторы статей, как правило, принимают отстраненно-научный тон, прикрываясь фразами «История не знает сослагательного наклонения», «У истории своя логика» и т.д.

А между тем на Европейском континенте вспыхивают конфликты -- один за другим, и к чему они могут привести?  Знают ли это аналитики?

Не попади Гаврила Принцип в Фердинанда 28 июня 1914 года – какими были бы 20-й и 21-й век?

Удалось бы избежать страшных кровопролитий в ходе исторических модернизаций?

Очень и очень вероятно.

Оказались бы элиты европейских стран более благоразумны и сдержанны, более принципиальны в неприятии войны – и вся история мира могла пойти по-другому…

Но случилось то, что случилось -- в августе 1914 года медленно, тяжело, безвозвратно  осыпался старый, традиционный, милый сердцу многих  европейский мир


\Жирный шрифт внутри текста мой -- Н.Т.\

Антонов-Овсеенко, палач тамбовских крестьян

Въ началѣ февраля 1921 г. Политбюро ЦК РКП(б) создало спеціальную комиссію по подавленію возстанія, которую назвали «Полномочной комиссіей ВЦИК по борьбѣ съ бандитизмомъ». Предсѣдателемъ комиссіи былъ назначенъ Антоновъ-Овсеенко какъ «спеціалистъ» по Тамбовской губерніи. Давить «бандитизмъ», т.е. народное сопротивленіе антинародной большевицкой власти поручили отпѣтому бандиту, чья бандитская политика и довела народъ до «бандитизма».

Прибывъ въ Тамбовъ, Антоновъ-Овсеенко первымъ дѣломъ осуществилъ чистку партійнаго и совѣтскаго аппарата отъ «малодушныхъ» и «колеблющихся», т.е. неспособныхъ къ запредѣльной жестокости, замѣнивъ ихъ фанатичными большевиками. Съ устраненными «колеблющимися» Антоновъ-Овсеенко не церемонился, почти всѣ они были отданы подъ трибуналъ, а нѣкоторые разстрѣляны и безъ суда. Одновременно онъ потребовалъ отъ Политбюро присылки надежныхъ чекистскихъ и красноармейскихъ кадровъ. Его просьба была удовлетворена: всего въ Тамбовъ прибыло около 140 высокопоставленныхъ чекистовъ во главѣ съ Ягодой и Ульрихомъ и многіе знаменитые командиры Красной арміи, въ ихъ числѣ Уборевичъ и Котовскiй. Во главѣ Тамбовской губЧК былъ поставленъ Антоновъ-Германъ — одинъ изъ палачей Петрограда, а общее командованіе армейскими частями принялъ Тухачевскiй, который только что взялъ «реваншъ» за разгромъ подъ Варшавой, утопивъ въ крови Кронштадтское возстаніе матросовъ. Всего въ Тамбовскую губернію нагнали свыше 100 тыс. войскъ: пѣхотныя и кавалерійскія дивизіи РККА съ артиллеріей и бронепоѣздами, войска ВЧК, части особаго назначенія (ЧОН), бригады красныхъ курсантовъ, мадьяръ, китайцевъ и прочихъ «интернаціоналистовъ», полкъ химическаго оружія, авіаціонный отрядъ.

Опираясь на всю эту вооруженную до зубовъ большевицкую свору, Антоновъ-Овсеенко приступилъ къ ликвидаціи возстанія, которое самъ же и вызвалъ. Поскольку противъ коммунистовъ поднялся практически весь народъ, то подавленіе возстанія свелось къ физическому истребленію населенія безъ различія пола и возраста, фактически къ геноциду тамбовскаго крестьянства.

Антоновъ-Овсеенко и Тухачевскiй проявили звѣриную, сверхчеловѣческую жестокость. Основной мѣрой борьбы съ «бандитизмомъ» былъ избранъ захватъ заложниковъ изъ невоюющаго населенія и немедленный ихъ разстрѣлъ при малѣйшей неудачѣ красныхъ войскъ.  Изданные Антоновымъ-Овсеенко приказы до сихъ поръ поражаютъ своей кровожадностью и какимъ-то изощреннымъ садизмомъ:



Приказ Полномочной комиссии ВЦИК

о мерах по охране железных дорог на территории губернии



27 апреля 1921 г

В последнее время участились случаи порчи железнодорожных путей и сооружений на территории Тамбовской губернии…

Данные следствия устанавливают, что виновниками этих преступных покушений являются агенты русских помещиков и фабрикантов, действующих под маской партии социалистов-революционеров, и им помогают кулацкие и уголовные элементы деревенского населения.

Учитывая вред, который причиняют Республике, всему трудовому населению эти покушения на железной дороге, Полномочия комиссия Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов приказывает:

… 4. Жителям каждого района объявить на сходах и вывесить на видных местах, что с момента опубликования настоящего приказа они несут полную и суровейшую ответственность за сохранность железнодорожных сооружений в отведенном им районе.

5. Для обеспечения большей безопасности железнодорожных сооружений действующим частям, работающим по охране жел. дорог, взять в населенных пунктах, обозначенных в настоящем приказе, параграф 3, заложников, которых под строжайшим конвоем направить в отделение особого отдела боеучастка.

6. Заложников тех участков, в которых произойдет злоумышленная порча железнодорожных сооружений, расстреливать и брать взамен в прежнем порядке новых заложников.

7. Кроме расстрела заложников, на селения, в районе которых произойдет злоумышленная порча железнодорожных сооружений, причем будет доказано, что данные селения не приняли надлежащих мер к предотвращению этой порчи, — накладывать тяжелые контрибуции с конфискацией скота и сельскохозяйственного инвентаря.

8. Размеры контрибуции устанавливать в каждом отдельном случае губисполкому по представлению командования.

… 11. Всех срывающих настоящий приказ арестовывать и передавать в распоряжение органов особого отдела как пособников бандитов и врагов трудового народа.

12. Приказ входит в силу с момента опубликования.



Председатель Полномочной комиссии ВЦИК Антонов-Овсеенко

Предгубисполкома Лавров

Командарм Павлов



Приказ Полномочной комиссии ВЦИК

о начале проведения репрессивных мер против отдельных бандитов и укрывающих их семей



№ 171, г. Тамбов
11 июня 1921 г



Начиная с 1 июня решительная борьба с бандитизмом дает быстрое успокоение края. Советская власть последовательно восстанавливается, и трудовое крестьянство переходит к мирному и спокойному труду.

Банда Антонова решительными действиями наших войск разбита, рассеяна и вылавливается поодиночке.

Дабы окончательно искоренить эсеро-бандитские корни и в дополнение к ранее отданным распоряжениям Полномочная комиссия ВЦИК приказывает:

1. Граждан, отказывающихся называть свое имя, расстреливать на месте без суда.

2. Селениям, в которых скрывается оружие … объявлять приговор об изъятии заложников и расстреливать таковых в случае несдачи оружия.

3. В случае нахождения спрятанного оружия расстреливать на месте без суда старшего работника в семье.

4. Семья, в доме которой укрылся бандит, подлежит аресту и высылке из губернии, имущество ее конфискуется, старший работник в этой семье расстреливается без суда.

5. Семьи, укрывающие членов семьи или имущество бандитов, рассматривать как бандитов, и старшего работника этой семьи расстреливать на месте без суда.

6. В случае бегства семьи бандита имущество таковой распределять между верными Советской власти крестьянами, а оставленные дома сжигать или разбирать.

7. Настоящий приказ проводить в жизнь сурово и беспощадно.



Председатель Полномочной комиссии ВЦИК Антонов-Овсеенко

Командующий войсками Тухачевский





Приказ Полномочной комиссии ВЦИК

о порядке чистки в бандитски настроенных волостях и селах



№ 116, г. Тамбов
23 июня 1921 г



Опыт первого боеучастка показывает большую пригодность для быстрого очищения от бандитизма известных районов по следующему способу чистки.

Намечаются наиболее бандитски настроенные волости, и туда выезжают представители уполиткомиссии, особотделения, отделения реввоентрибунала и командования, вместе с частями, назначенными для проведения чистки. По прибытии на место волость оцепляется, берутся 60-100 наиболее видных заложников и вводится осадное положение. Выезд и въезд из волости должны быть на время операции запрещены. После этого созывается полный волостной сход, на коем прочитываются приказы Полномочной Комиссии ВЦИК № 130 и 171 и написанный приговор для этой волости. Жителям дается два часа срока на выдачу бандитов и оружия, а также бандитских семей, и население ставится в известность, что в случае отказа дать упомянутые сведения взятые заложники через два часа будут расстреляны.

Если население бандитов и оружие не указало по истечении 2-часового срока, сход собирается вторично и взятые заложники на глазах у населения расстреливаются, после чего берутся новые заложники и собравшимся на сход вторично предлагается выдать бандитов и оружие. Желающие это исполнить становятся отдельно, разбиваются на сотни, и каждая сотня пропускается для опроса через опросную комиссию из представителей особотдела  и реввоентрибунала. Каждый должен дать показания, не отговариваясь незнанием. В случае упорства производятся новые расстрелы и т.д. По разработке материала, добытого из опросов, создаются экспедиционные отряды с обязательным участием в них лиц, давших сведения, и других местных жителей, которые направляются на ловлю бандитов. По окончании чистки осадное положение снимается, водворяется ревком и насаждается милиция.

Настоящее Полномочная комиссия ВЦИК приказывает принять к неуклонному руководству и исполнению.



Председатель Полномочной комиссии ВЦИК Антонов-Овсеенко

Командующий войсками М.Тухачевский

Предгубисполкома Лавров




«Борцы за свѣтлое будущее» Антоновъ-Овсеенко и Тухачевскiй буквально залили губернію кровью. Многіе населенные пункты были въ прямомъ смыслѣ слова сметены съ лица земли артиллеріей, сейчасъ ихъ не найти на картѣ. Укрывавшихся въ лѣсахъ повстанцевъ и жителей «бандитскихъ» сёлъ травили ядовитыми газами. На завоеванныхъ Красной арміей территоріяхъ проводилась тотальная зачистка мѣстности, всюду свирѣпствовали ревтрибуналы, особые отдѣлы, «летучіе отряды» ЧК, убивавшіе людей безъ слѣдствія и суда по одному только подозрѣнію въ «бандитизмѣ». Число жертвъ красныхъ карателей было огромно даже на фонѣ уже привычнаго для совѣтской власти массоваго террора. О размахѣ репрессій свидѣтельствуетъ тотъ фактъ, что даже черезъ 90 лѣтъ послѣ подавленія возстанія населеніе Тамбовщины не достигло уровня 1918 года. По масштабности уничтоженія людей, пожалуй, только геноцидъ казачества превосходитъ устроенное Антоновымъ-Овсеенко и Тухачевскимъ побоище тамбовскаго крестьянства.

Вся губернія была покрыта сѣтью концлагерей. Озвѣрѣвшіе Антоновъ-Овсеенко и Тухачевскiй сгоняли туда семьи разстрѣлянныхъ заложниковъ и убитыхъ повстанцевъ. По приказу Тухачевскaго всѣхъ дѣтей школьнаго и дошкольнаго возраста надлежало отдѣлять отъ матерей и направлять въ другіе лагеря, оставляя матерямъ только грудныхъ младенцевъ. По состоянію на 1 августа 1921 г. въ концлагеряхъ Тамбовской губерніи дѣтей въ возрастѣ до 3 лѣтъ числилось  397 человѣкъ, а въ возрастѣ до 5 лѣтъ – 758 человѣкъ. Смертность въ лагеряхъ была ужасающая. По самымъ осторожнымъ оцѣнкамъ историковъ только отъ голода и болѣзней въ нихъ погибло около 20 тыс. человѣкъ.

Параллельно съ этимъ своимъ чередомъ шли безконечные разстрѣлы плѣнныхъ «бандитовъ», включая подростковъ въ возрастѣ 13-16 лѣтъ.  Характерно, что разстрѣльный подвалъ былъ оборудованъ въ задней части особняка, въ которомъ располагалась Полномочная комиссія ВЦИК. По-видимому, Антонову-Овсеенко доставляло особое удовольствіе писать свои кровавые приказы подъ «музыку» выстрѣловъ  въ подвалѣ. Помимо разстрѣловъ въ качествѣ средства массовыхъ казней въ Тамбовѣ впервые были примѣнены газогенераторныя машины — знаменитыя «душегубки», въ использованіи которыхъ десятилѣтія спустя большевики лживо обвиняли нѣмцевъ.



A-o_старший_подвал.jpg
Подвалы Полномочной комиссіи ВЦИК, гдѣ разстрѣливали повстанцевъ. Сейчасъ въ зданіи размѣщается тамбовскій «Дворецъ бракосочетаній», теперь здѣсь «стрѣляютъ» пробками отъ шампанскаго. «Совкамъ» и «россіянамъ»,  какъ извѣстно, на исторію наплевать, поэтому плясать на костяхъ русскихъ людей для нихъ обычное дѣло.



Въ концѣ концовъ, Политбюро ЦК РКП(б) вынуждено было отозвать Тухачевскаго, а затѣмъ  и Антонова-Овсеенко изъ Тамбова, т.к. войдя во вкусъ массовыхъ убійствъ, они уже не могли остановиться. Ихъ замѣнили болѣе умѣренными большевиками.

Послѣ подавленія Тамбовскаго возстанія Антоновъ-Овсеенко получилъ важный постъ начальника Политуправленія РВС республики, который занималъ въ 1922-24 годахъ. Въ начавшейся послѣ болѣзни Ленина внутрипартійной борьбѣ за власть онъ сдѣлалъ невѣрный ходъ и принялъ сторону Троцкаго, что и предопредѣлило его дальнѣйшую судьбу. Паденіе Троцкаго повлекло за собой и паденіе Антонова-Овсеенко, онъ былъ снятъ со всѣхъ постовъ и переведенъ на дипломатическую работу, занимая должности полпреда СССР въ Чехословакіи (съ 1924), Литвѣ (съ 1928) и Польшѣ (съ 1930).  Въ концѣ 20-х годовъ онъ заявилъ о своемъ разрывѣ съ оппозиціей, разсчитывая снискать расположеніе Сталина и вернуться во власть. Въ качествѣ доказательства искренности своихъ намѣреній онъ публично отрекся отъ своей второй жены Розы Борисовны Кацнельсонъ, которую въ 1929 году арестовали какъ «троцкистку».  Для тѣхъ временъ въ отличіе отъ второй половины 30-хъ годовъ отреченіе отъ родственниковъ было ещё изъ ряда вонъ выходящимъ поступкомъ, поэтому Сталинъ оцѣнилъ степень подлости Антонова-Овсеенко и рѣшилъ вновь привлечь его къ работѣ.

-------------------------


Въ 30-е годы Антоновъ-Овсеенко занималъ рядъ важныхъ постовъ, связанныхъ съ юриспруденціей, включая такія должности какъ прокуроръ РСФСР (съ 1934) и наркомъ юстиціи РСФСР (въ 1937). Въ должности прокурора РСФСР Овсеенко активно способствовалъ установленію практики вынесенія приговоровъ «по пролетарской необходимости», а на посту наркома юстиціи безъ возраженій штамповалъ всѣ приговоры, выносимые сталинскими «тройками» и «особыми совѣщаніями». Естественно, ничего онъ не предпринялъ и для облегченія участи бывшей жены, матери своихъ дѣтей, которая въ 1936 году, отчаявшись достучаться до «гражданина прокурора» Овсеенко, покончила съ собой, повѣсившись въ камерѣ.

Когда въ  Москвѣ начались знаменитые сталинскіе показательные процессы, Антоновъ-Овсеенко поспѣшилъ ещё разъ отречься отъ Троцкаго и своихъ бывшихъ товарищей и облить ихъ грязью.  Въ дни судебнаго процесса «Троцкистско-зиновьевскаго террористическаго центра» Антоновъ-Овсеенко выступилъ на страницахъ «Извѣстій» со статьей подъ названіемъ «Добить до конца», въ которой требовалъ кровавой расправы надъ своими недавними единомышленниками. «Троцкистско-зиновьевская банда», — писалъ онъ, — «особый отрядъ фашистскихъ диверсантовъ съ особо злодѣйскимъ заданіемъ, особо подлой маскировкой. Вдвойнѣ опасный отрядъ классоваго врага. Ихъ надо стереть съ лица земли». Подобно статьямъ другихъ бывшихъ оппозиціонеровъ эта статья содержала очередныя ритуальныя покаянія: «Глубокій стыдъ наполняетъ меня, потому что въ 1923-1927 году я оказывалъ Троцкому поддержку, несмотря на то, что слышалъ четкій предупреждающій голосъ. Я не внялъ этому предостереженію. И только послѣ 7-го ноября 1927 года, когда троцкистско-зиновьевскiй антипартійный блокъ предпринялъ свою антисовѣтскую демонстрацію, я призналъ полностью правильной организаціонную политику ЦК. Тогда я писалъ т. Кагановичу, что въ отношеніи оппозиціонеровъ «выполнилъ бы любое порученіе партіи». Было ясно — да, вплоть до разстрѣла ихъ какъ явныхъ контрреволюціонеровъ».

Лакейская угодливость и холуйство Антонова-Овсеенко вновь были оцѣнены Сталинымъ, и въ сентябрѣ 1936 года совѣтскій диктаторъ назначилъ его на постъ генеральнаго консула СССР въ Барселонѣ, который во время начавшейся въ Испаніи Гражданской войны являлся исключительно важнымъ. Черезъ Барселону проходило большинство военныхъ грузовъ изъ СССР для испанскихъ коммунистическихъ формированій, и осуществлялся контроль всѣхъ партійныхъ, чекистскихъ и военныхъ кадровъ, посланныхъ Сталинымъ въ Испанію.

Въ Испаніи Антоновъ-Овсеенко распоряжался какъ у себя дома и фактически командовалъ мадридскимъ правительствомъ. Онъ лично организовалъ вывозъ въ СССР золотого запаса Испаніи подъ предлогомъ того, что его могутъ захватить «фашисты». Изъ почти 600 тоннъ золота, имѣвшихся въ испанскомъ казначействѣ въ Мадридѣ, въ СССР было вывезено около 520 тоннъ. Фактически это было самое настоящее ограбленіе, поскольку въ Испанію это золото уже никогда не вернулось. Чтобы оцѣнить размахъ грабежа, осуществленнаго Антоновымъ-Овсеенко, достаточно указать, что золотой запасъ РФ въ началѣ 2007 года составлялъ 420 тоннъ, притомъ, что населеніе РФ въ шесть разъ превышало населеніе тогдашней Испаніи.


  Къ празднику Антоновъ-Овсеенко преподнесъ «родинѣ мірового пролетаріата» цѣнный подарокъ, похитивъ мошенническимъ способомъ золотой запасъ Испаніи и вывезя его въ СССР.



Находясь въ Испаніи, внѣ непосредственнаго сталинскаго надзора, Антоновъ-Овсеенко нѣсколько распустился и сталъ позволять себя политическія вольности. Онъ началъ заигрывать съ имѣвшими большой вѣсъ въ Каталоніи анархистами и троцкистами, которые находились въ оппозиціи къ генеральной сталинской линіи Мадрида. Однако освѣдомительная служба была поставлена у Сталина хорошо, и тому донесли о дѣятельности Антонова-Овсеенко. Онъ былъ обвиненъ Сталинымъ въ «двурушничествѣ», отозванъ въ Москву, черезъ нѣкоторое время арестованъ, 8 февраля 1938 приговорёнъ къ разстрѣлу «за принадлежность къ троцкистской террористической и шпіонской организаціи» и 11 февраля 1938 года разстрѣлянъ въ Бутырской тюрьмѣ.

Такъ закончилъ свою жизнь этотъ дезертиръ, измѣнникъ присягѣ, государственный и военный преступникъ, кровавый изувѣръ, предатель и грабитель.

Въ 1956 году во время хрущёвской кампаніи по реабилитаціи палачей русскаго народа ленинскаго призыва Антоновъ-Овсеенко также былъ реабилитированъ и вновь причисленъ къ «героямъ революціи». Въ этомъ же качествѣ онъ продолжаетъ почитаться и въ «Россійской Федераціи», гдѣ въ честь этого негодяя названы улицы въ Москвѣ, Санктъ-Петербургѣ, Самарѣ и Воронежѣ, а также во многихъ другихъ болѣе мелкихъ городахъ.



Въ Москвѣ кромѣ того существуетъ «Государственный музей исторіи ГУЛАГа», который возглавляетъ не кто иной, какъ сынъ Антонова-Овсеенко Антонъ. Вполнѣ понятно, что занимается сей музей въ основномъ страданіями «вѣрныхъ ленинцевъ» и отчасти національныхъ меньшинствъ, но только не русскаго народа, который милліонами истребляли Антоновъ-Овсеенко и его подѣльники.

Не стѣнѣ зданія изображенія «невинныхъ жертвъ» — большевицкихъ палачей. Первый отъ входа — военный преступникъ Тухачевскiй.



Самъ Антоновъ-Овсеенко-младшій, потерявъ всякій стыдъ, публично распространяется о своемъ отцѣ такъ:



«Мнѣ не надо его пріукрашивать – отецъ былъ величайшій гуманистъ, онъ былъ искреннимъ, уникальнымъ гуманистомъ. И примѣровъ сколько угодно» (Бесѣда на радіо  «Свобода», іюнь 2010 года).



Не знаемъ, что за «гуманизмъ» имѣлъ въ виду тов. Антоновъ-Овсеенко-младшій. Скорѣе всего, тотъ самый «гуманизмъ», сущность котораго другой «величайшій гуманистъ» выразилъ слѣдующими словами: «Если врагъ не сдается, его уничтожаютъ». Что ж, примѣровъ такого «гуманизма» Антонова-Овсеенко-старшаго дѣйствительно «сколько угодно». Вотъ одинъ изъ нихъ:


Приказ Полномочной комиссии ВЦИК

о взятии и расстреле заложников в случае разрушения мостов



№ 189, г.Тамбов
9 июля 1921 г



Разгромленные банды прячутся в лесах и вымещают свою бессильную злобу на местном населении, сжигая мосты, портя плотины и прочее народное достояние. В целях охранения мостов Полнком ВЦИК приказывает:

1. Немедленно взять из населения деревень, вблизи которых расположены важные мосты, не менее пяти заложников, коих в случае порчи моста надлежит немедленно расстреливать.

2. Местным жителям организовывать под руководством ревкомов оборону мостов от бандитских налетов, а также вменить населению в обязанность исправление разрушенных мостов не позднее, чем в 24-часовой срок.

3. Настоящий приказ широко распространить по всем деревням и селам.



Председатель полномочной комиссии ВЦИК Антонов-Овсеенко

Командвойск Тухачевский

Предгубисполкома Лавров



РГВА. Ф.235. Оп.2. Д.13. Л.27. Заверенная копия.

----------------------





Жертва «культа личности» и директоръ «Государственнаго музея исторіи ГУЛАГа» Антонъ Антоновъ-Овсеенко въ своемъ рабочемъ кабинетѣ подъ портретомъ своего отца Владиміра Антонова-Овсеенко, палача русскаго народа и одного изъ создателей концлагерей. Любопытно, что Антоновъ-Овсеенко-младшій является историкомъ и авторомъ книги «Портретъ тирана», но она, естественно не объ отцѣ, а о Сталинѣ…


--------------------------

С сайта Сила и Слава

Помогите пристроить котёнка (Екатеринбург)





Вчера в Екатеринбурге нашли под дождем грязного дрожащего котенка, по виду - 1-2 месяца. Мордочка в засохшей крови. Кашляет и хрипит, наверное, простыла. Расцветка самая обычная. Девочка. Вчера она весь день до утра проспала - не хотела ни есть, ни пить, ни в туалет. Сегодня уже очухалась. Поела корм из пакетика, попила как-то странно - всё время чихала. Лоток сразу опознала. И очень рвалась к собачьей миске с сухим кормом. То есть когда-то жила дома.
Себе оставить не могу -у сына аллергия на кошек. Пытались дважды завести. Сейчас он в лагере, приедет в четверг. Надо до четверга её куда-то пристроить. Надежды на это почти нет, так как котёнок самый обычный...

Если кто-то захочет взять - пишите в личку.


PS. Сегодня кошечка почти поправилась: почти не чихает при приёме пищи, во всю носится по квартире, играет.

Сегодняшние фото: