May 7th, 2020

по поводу Филиппа Дика "Человек в высоком замке"

https://panzer-papa.livejournal.com/730315.html


По поводу активно обсуждаемого сейчас сериала по мотивам романа Филиппа Дика "Человек в высоком замке".

Я уверен, что этот роман не был бы написан, если бы американцам в свое время не внедряли бы массово-пропагандистски роман Синклера Льюиса "У нас это невозможно".
И "Человек..." и "У нас..." являются по сути своей памфлетами-переростками.
И "Человек..." и "У нас..." являются наборами штампов, в том числе - и фальшивых пропагандистских штампов.
При этом "У нас..." при всей своей фальшивости является более реалистичной, чем "Человек..."

Возможен ли был внешний захват США в результате военного поражения? Нет, невозможен.
Существовали ли политически значимые фигуры, видевшие для США выход из кризиса 1930-х годов в той или иной тоталитарной форме? Да, и во множестве.

При этом соответствует ли сенатор Уиндрилл реальному сенатору Хьюи Лонгу, в качестве черного пиара против которого и писался роман-памфлет? Нет, не соответствует.
Хьюи Лонг выступал за вмешательство государственной машины в частную жизнь граждан менее, чем это было реально сделано Франклином Делано Рузвельтом.
Лонг не распространял среди своих подчиненных биографию Муссолини в качестве образца для подражания, как делал генерал Джонсон, поставленный Франклином Делано Рузвельтом на руководство национальной администрацией по восстановлению промышленности.
У Лонга не было вооруженных отрядов - они были у его противников в штате Луизиана, осуществивших даже попытку вооруженного захвата власти (при попустительстве федерального правительства).
И так далее.

К 1962 году американцы забыли то, что они не скрывали в 1930-х: Конгресс предоставил Рузвельту чрезвычайные полномочия. Сначала они радовались этой диктатуре.



Прошло совсем немного времени, и это начало их пугать.



Но затем прошло еще немного времени, и война все списала.


---------------------------------

коменты -

= Не надо верить в миф о "полностью парализованном президенте", надо знать факты http://panzer-papa.livejournal.com/450952.html

---  Ну, в "Человеке..." все завязано на то, что наци первыми изобрели атомную бомбу и жахнули по Вашингтону. С таким раскоадом, они имели шансы победить.

Нет.
В этом, кстати, хорошо проявляется слабость Дика, который пугалки конца 1950-х - начала 1960-х о тотальной ядерной войне переносит на одиночную бомбу. Ну и, опять же, традиционный американский послевоенный миф "Япония капитулировала из-за двух бомб".

самая мощная пропагандистская машина 20 века была создана в США в эпоху Рузвельта, причем к началу Второй мировой она уже вовсю успешно работала
те, кто делал пропаганду для Рузвельта - поимели даже Херста, причем неоднократно

-- 
ЧвВЗ ну никак не памфлет. Памфлеты и заказную литературу Дик никогда не писал, с его характером он всегда был в андеграунде, в противофазе к любой власти.
Вообще, Дика нельзя оценивать только по "Человеку", для него это книга довольно нетипичная. Чтобы чувствовать автора, надо хотя бы штук десять его книг прочитать. Я уж не говорю о том, что мир, описанный в ЧвВЗ нереален внутри самой книги, реальность там это содержимое The Grasshopper Lies Heavy, в которой СССР проиграл войну Германии и вышел из числа больших игроков, соответственно, не появилось и послевоенного раздела мира, вернее, он появился, но по другой схеме. По "Саранче" можно судить о том, что исход 2МВ в текущей реальности не представлялся Дику хорошим, хотя стоит ли удивляться, что американец Дик в начале 60х считал исход 2МВ, при котором "красная империя" превратилась в одну из двух мировых сверхдержав, не совсем хорошим? Думаю, так в то время считали очень и очень многие американцы... Вообще, смыслов в книге много. В т.ч. и тот, что при любом исходе войны сформировалась бы антагонистичная двухполярная система, имеющая тенденцию к сползанию к новой войне. США-СССР, Япония-Германия, США-Британия в "Саранче".

-- 
А вот у меня к вам вопрос как к историку. Почему внешний захват США в результате военного поражения был невозможен? И как бы могли развиваться события, если бы, допустим, СССР проиграл войну в 1941 году и немцы к осени вышли на линию Архангельск-Астрахань?
== 
http://panzer-papa.livejournal.com/730315.html?thread=12145867#t12145867

--------------------

И сколько же великолепных  журналов остановлены после 2015-го...  Хорошо -- не стерт.

Комменты совков к портрету Барышникова

в группе по искусству (!!!)

https://www.facebook.com/groups/273442696475237/permalink/818050988681069/


-- не люблю предателей и перебежчиков

-- на фото он ещё наш, но уже смотрит на Запад😕.

-- То, что нет равных, это тоже очень спорно и субъективно.

-- Сочувствую Барышникову! Без Родины жить непросто. Весь мир знает, что он перебежчик из СССР, что он "избрал свободу". Но этого ему мало показалось. Играл карикатурных русских в агитпроповских американских русофобских фильмах. Даже для гения это довольно мерзко!

-- Хммм...Опасное высказывание..Гению позволительно ВСЕ!!!!Доктор Менгеле тоже своего рода гений...

-- ...он - "Иван, не помнящий родства", бравирующий этим. Хоть и да, гений танца. Но - "подлюка", как говорила моя любимая бабушка.

--  Сейчас имя Барышников пустой звук. Танцевал не для нас и любим не нами, каким бы талантом он не обладал.  Дорвался до идеала своей жизни , да и пусть существует, хорошо питается. Тряпочки покупает квартирки.

-----------------------
На мой вопрос
"Слушайте, а Дин Рид — предатель?"  -- ответа пока нет...

Вот...   А вы говорите, Власов...   Ду тут танцовщика растерзали в клочья  только за то, что не в тех театрах танцевал, где партия велела))











Я

О взимании платы за эвакуацию детей из блокадного Ленинграда


Интересное исследование кандидата (ныне доктора) исторических наук А.В.Зотовой "О взимании платы за эвакуацию детей из блокадного Ленинграда", вскрывающее ещё одну, до того почти неизвестную, а при СССР тщательно скрываемую, страницу истории о неустанной заботе советских социалистических властей сталинского периода о своих гражданах, особенно о детях.

Оказывается эвакуация детей из блокадного Ленинграда была платной. С родителей остающихся в блокадном городе взималась весьма существенная обязательная ежемесячная плата на содержание эвакуированных детей в яслях, детсадах, школах-интернатах.


Так же кроме этой платы родители были обязаны снабжать эвакуированных детей одеждой, обувью, посудой и т.п. личными вещами.

Читать/скачать статью полностью - Киберленинка | ВКонтакте

Исторический ревизионизм

(в Америке и не только)

Гарри Элмер Барнес остается до сих пор – изгоем истэблишмента и кумиром диссидентов, называющих себя «ревизионистами», особенно в вопросе о двух мировых войнах. Существует даже журнал «Barnes Review», а новейшие переиздания его книг, включая классический труд «Происхождение мировой войны» (The Genesis of the World War), датированы 2004-2005 гг.
В 1968 г. издательство Ralph Myles в Колорадо Спрингс выпустило увесистый том – больше тысячи страниц плюс семьдесят полос фотографий – озаглавленный «Гарри Элмер Барнес: просвещенный крестоносец» (Harry Elmer Barnes: Learned Crusader). Так еще в молодости назвал его историк Карл Бекер (Carl Becker; 1873-1945), имея в виду огромные знания и бойцовский темперамент.

Человек энциклопедических знаний и феноменальной продуктивности, Барнес оставил заметный след в истории, социологии – понимаемой в то время много шире, чем сейчас, – и криминологии, а также пользовался популярностью как публицист и лектор. Эпохальных открытий он не сделал: нет ни «папируса Барнеса», ни «коэффициента Барнеса», ни даже «камеры Барнеса». Он синтезировал и обобщал достижения других, став их бескорыстным популяризатором.
Коллеги-ученые редко отдают должное этому занятию – зато ценит широкий читатель. Барнес выбрал эту стезю еще в молодости под влиянием своего учителя – профессора Университета Колумбия (Columbia University) Джеймса Харвей Робинсона (James Harvey Robinson; 1863-1936), который писал: «Нам нужен новый класс авторов и преподавателей… Их усилия должны быть посвящены не наращиванию знания о деталях, но поиску и открытию новых подходов к тому, что уже известно или вскоре станет известно. Их задача – все рассортировать, выбрать нужное, разложить и объяснить… Они должны сочетать знание всех новшеств научного поиска с философским мировоззрением, симпатией к людям и своего рода миссионерским рвением."

Одной из самых нашумевших книг нашего героя стали «Сумерки христианства» (The Twilight of Christianity), выпущенные в том же 1929 г. Автор критиковал не религию саму по себе – хотя и считал ее типичным примером «культурного запаздывания» – но ее роль в обществе, стремление подчинить взять на себя как можно больше социальных функций, прежде всего в воспитании и образовании.

Были у него свои соображения и о причинах Второй мировой, обнародованные в ряде публикаций. Но они настолько шли вразрез с официальной историографией, что Барнесу пришлось заключить предисловие ироничным абзацем: «Хотя автор уделил куда больше пристального внимания историографии Второй мировой войны и ее последствий, чем любой другой ныне здравствующий историк, он решительно избежал соблазна хоть как-нибудь рассматривать эту проблему в настоящем издании. Тот, кто захочет узнать мнение автора по данному вопросу, отлично знает, где его можно найти» (P. VIII).
Впрочем, в тексте все же появилась крамольная фраза: «Д.Л. Хогган написал единственную исчерпывающую работу о причинах Второй мировой войны» (Р. 264). Книга американского историка Дэвида Хоггана (David L. Hoggan; 1923-1988) «Навязанная война» (The Forced War), вышедшая по-немецки в 1961 г., стала сенсацией мирового значения, поскольку опровергала тезис о единоличной ответственности Гитлера за развязывание войны в Европе. До англоязычного читателя она дошла только после смерти автора, которому так и не удалось получить кафедру ни в одном из университетов у себя на родине.

Гарвардский профессор Сидней Фей (Sidney B. Fay; 1876-1967) первым среди ученых выступил против утверждений об исключительной виновности Германии и Австро-Венгрии в развязывании войны, причем не голословно, а опираясь на публикации дипломатической переписки и тайных договоров, сделанные большевиками в России и социалистами в Германии.
Барнес, слепо веривший официальной пропаганде военных лет и даже успевший поучаствовать в ней, позже признавался, что испытал от чтения статей Фея в 1920-1921 гг. такое же сильное потрясение, как в семь лет – когда узнал, что Санта-Клаус не существует. Главный труд Фея «Происхождение мировой войны» в 1934 г. был издан по-русски в двух томах. В предисловии Социально-экономическое издательство обозвало автора «буржуазным историком, пацифистом с явно выраженным германофильским уклоном», но книгу все-таки выпустило.
В годы Второй мировой и особенно после нее Барнеса пытались вычеркнуть не только из науки, но и из ее истории: дескать, не было такого.
В биографии Барнеса находим рассказ еще об одном эпизоде их отношений. 21 марта 1952 г. бизнесмен устроил дома званый обед в честь историка, находившегося в Портленде проездом, и предложил ему выступить перед гостями с изложением ревизионистской точки зрения на происхождение мировой войны. Что тот с охотой и сделал, поскольку выступления на подобных полуформальных мероприятиях – давняя традиция. Среди гостей был корреспондент местной газеты, которая считалась консервативной, но этот газетчик слыл в ней либералом. Имевший большой опыт общения с враждебной прессой, Барнес предупредил хозяина, что репортер может грубо исказить все сказанное. Так оно и вышло.

«В поисках правды и справедливости» (In Quest of Truth and Justice) – еще одна книга Барнеса о Первой мировой, вышедшая в 1928 г. и несколько раз переиздававшаяся (у меня издание 1972 г.). Первую часть составило резюме его взглядов на происхождение войны и ответственность за нее, вторую – полемика по этому вопросу, включая статьи оппонентов.
Случай, прямо скажем, редкий: большинство авторов утверждает свое, игнорируя противную сторону. «Просвещенный крестоносец» дал читателям возможность самим судить, кто прав в споре, а кто нет.

В биографии Барнеса находим рассказ еще об одном эпизоде их отношений. 21 марта 1952 г. бизнесмен устроил дома званый обед в честь историка, находившегося в Портленде проездом, и предложил ему выступить перед гостями с изложением ревизионистской точки зрения на происхождение мировой войны. Что тот с охотой и сделал, поскольку выступления на подобных полуформальных мероприятиях – давняя традиция. Среди гостей был корреспондент местной газеты, которая считалась консервативной, но этот газетчик слыл в ней либералом. Имевший большой опыт общения с враждебной прессой, Барнес предупредил хозяина, что репортер может грубо исказить все сказанное. Так оно и вышло.

В двадцатые-тридцатые годы для ревизионистов были открыты крупнейшие издательства Соединенных Штатов, а хвалебные отзывы об их книгах помещались в ведущих газетах. После войны все переменилось. Только небольшие издательства Henry Regnery и Devin-Adair рисковали выпускать книги «еретиков» вроде профессора Чарльза Тэнзилла* (Charles C. Tansill; 1890-1964) или политических аналитиков Вильяма Чемберлена (William H. Chamberlin; 1897-1969) и Джона Флинна (John T. Flynn; 1882-1964), которым раньше не требовались никакие рекомендации.
Барнес помогал им в написании, редактировании и продвижении книг в печать. «


Контакты с европейскими ревизионистами Барнес поддерживал до конца жизни. Об одном из них свидетельствует книга видного французского историка и публициста Поля Рассинье (Paul Rassinier; 1906-1967), человека трудной и богатой событиями судьбы. Школьный учитель по профессии и социалист по убеждениям, он стал одним из организаторов Движения Сопротивления на северо-востоке Франции, наладив канал спасения евреев с оккуппированной территории в нейтральную Швейцарию. В 1943 г. Рассинье был арестован и депортирован в Германию, где до конца войны оставался узником концлагерей Дора и Бухенвальд. Вернувшись во Францию, он был награжден Орденом почетного легиона за участие в Сопротивлении и избирался в парламент от Социалистической партии, но вскоре вступил в серьезный конфликт с истеблишментом.
Послевоенные книги Рассинье посвящены самым болезненным вопросам истории Второй мировой: нацистские концлагеря, судьба европейских евреев, деятельность католической церкви и ее отношения с режимом Гитлера. Многое из этого автор знал по собственному опыту, но описываемое им существенно отличалось от шаблонов официозной литературы. Опровергнуть его мемуары «Ложь Одиссея» и «Одиссей, преданный своими» было трудно, поэтому их просто замалчивали, а автора старались очернить.
Барнес не побоялся выступить в защиту Рассинье. В знак благодарности тот прислал ему свою книгу  1965 г. «Операция «Викарий». Роль Пия XII перед Историей» (L'Opération «Vicaire». Le rôle de Pie XII devant l'Histoire) с теплой дарственной надписью.

-------------------------------
*
Ч. Тэнзилл —- семисотстраничный том «Черный ход к войне. Внешняя политика Рузвельта, 1933-1941» (Back Door to War), изданно Regnery в 1952 г.

-------------

Взято в сокращении у Василия Молодякова molodiakov.livejournal.com

Военно-историческая цыганочка



(по мотивам А. Галича, Л. Дмитриевича и др.)
Говорила мама мне,
Как белуга выла,
Чтоб я правду о войне
Не фальсифицировал.
Лучше жизнь топи в вине,
Лучше мастурбируй,
Только факты о войне
Не фальсифицируй.
Убеждали пацаны
Даже грубой силой,
Ты историю войны
Не фальсифицируй.
Но не слушал я баран
Свою старенькую мать,
Как приму на грудь стакан,
Так фальсифицировать.
Взяли немцы Сталинград
И дошли до Бийска,
Нас не бросил старший брат
Добрый брат арийский.
Проводил в Москве СС
Пышные парады
И попряталися в лес
Все заградотряды.
Уж бывало сам не рад,
Но не остановиться,
Спас нас вермахта солдат
Распахнул темницы.
В небе праздничный салют
Били батареи,
Ликовал российский люд
В том числе евреи.
Съем соленый огурец,
Подойду к сортиру я,
И сижу себе подлец
Все фальсифицирую.
Раздавали всем бесплатно
Пиво и сосиски,
Не хотел народ обратно
Власти большевистской.
Ну а Нюрнбергский процесс
Признал незаконным
Деятельность КПСС
И Сталина с Буденным…
Достигала высоты
Мощь фальсификаций,
Тут вломились вдруг менты,
Стали больно драться.
Предъявляют мне приказ,
Валят мордой на пол,
Только шевельнись у нас,
Мы блядь не Гестапо.
Объясняет мне ОМОН,
Что решеньем разных фракций
В Думе приняли закон
Против всех фальсификаций.
На запястиях замок,
Ждет меня сырой подвал,
Забираюсь в воронок -
Отфальсифицировал.
Над моею головой
Ворон распускает лапы,
И ведет меня конвой
В лагерь по этапу.
Гонят наш печальный строй
Сквозь тюремные ворота
А на вышке часовой
С пулеметом, с пулеметом.
Здесь народу до хуя
Под прицелом автоматов,
И у всех одна статья
Каждый здесь фальсификатор.
Басан, басан, басана
Басаната, басаната.
Ты проклятая война
Во всем этом виновата.
Наконец-то я допер,
Что моя родная жопа
Мне милей чем договор
Молотова-Риббенртопа.
В общем, помирать пора,
Сам могилу раскопал
На хера же, на хера
Я фальсифицировал?


В.Емелин

(взято у В.Молодякова)