March 13th, 2020

Мой комментарий к записи «Про нелюбовь к театру ( по Стебо)» от monetam

мы отравлены Кино)

И еще прокралась мысль, что хороший классический балет интереснее -- это праздник и волшебство в чистом виде, а не "проблемы, трудные вопросы и непростые ответы"

Да... пожалуй, для меня балет занимает ту нишу, которая обычно предназначена... цирку.

Вот так нетипично))

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Г. и С.

Любителям сравнивать Г. и С. Кто больше убил советских людей.

(А ведь кто то еще и обижается на такие срвнения, обидно ему за генералиссимуса.)

Так вот что, дорогие мои.

Равнять смерть в бою и смерть в застенке, это значит равнять солдата и палача.

А они не то что не равны, они противоположны.

Солдат достоин уважения даже не зависимо от того, проиграла или выиграла его армия. Совсем не то с палачом. Он в лучшем случае может заслужить отсутствие презрения, в лучшем случае. Но сталинский случай далеко не лучший.

Гитлеру можно поставить в вину смерть военнопленных, и то с оговорками.

=

"Писатели должны выкинуть за борт литературы мистику, похабщину, национальную точку зрения" (Правда. 1.1.1925).

Во втором томе мемуаров, опубликованном через много десятилетий после смерти, генерал Брусилов прямо рассматривал русскую революцию как часть всемирного заговора, план которого изложен в Протоколах с. мудрецов». Там он покаялся, что в мае 1920 года призвал русских офицеров вступать в Красную Армию для войны против Польши: «Если бы я знал, что большевики укрепятся, будут преследовать религию, объявив атеизм своей официальной религией не только на пустозвонных плакатах, как при Керенском, как я это думал в начале революции, – то, конечно, не стал бы мешать полякам, а напротив, помог бы этому христианскому народу в чём только смог бы»!

Разсказъ монахини



Разсказъ монахини (малодушие и мужество)






svidetel


«Насъ вывели всѣхъ за стѣны монастыря на берегъ рѣки. Тамъ въ безпорядкѣ валялись иконы изъ нашего монастырскаго храма. Одинъ изъ чекистовъ намъ объяснилъ:
— Какая монахиня возьметъ одну икону и броситъ ее въ рѣку, получаетъ свободу жить. А та, что откажется это сдѣлать, сама будетъ брошена въ воду и утонетъ!
И начали вызывать. Первой была брошена въ воду и утонула наша игуменія. И многіе за нею предпочли блаженную смерть. Ихъ связывали, бросали въ воду и они, словно камни, тонули. Многіе изъ нихъ читали молитвы, призывая Бога на помощь. Иные шли какъ на праздникъ. А я, окаянная грѣшница, испугалась смерти и допустила надругательство надъ святою иконою Божіей Матери съ Младенцемъ. Я своими руками бросила Ее въ воду, чтобы «жить». Но вмѣсто «жизни» получила я вѣчную смерть, не только въ будущемъ вѣкѣ, но и здѣсь, на землѣ. Развѣ я живу? Я живу моею смертію! Я мучаюсь каждый день, всякій часъ, каждую минуту... А тѣ, что приняли мученичество за Христа, въ какомъ блаженномъ состояніи ушли въ жизнь вѣчную!
Горе мнѣ, горе! И никто не пойметъ этого, кромѣ тѣхъ, что отказались отъ вѣнца мученическаго...».
И ходя по деревнямъ и селамъ, эта монахиня разсказывала о своемъ великомъ грѣхѣ, объ отреченіи отъ Бога и прославляла подвигъ тѣхъ, кто принялъ мученическую смерть.

раздувание проблемы

Дэвид Дрю Пински, также известный как «Доктор Дрю», раскритиковал
СМИ за чрезмерное раздувание проблемы коронавируса, что вызвало
панику во всем мире и побудило людей массово закупать продукты и
медикаменты.

Выступая в программе Daily Blast Live, доктор Дрю сказал: «Позвольте
мне сформулировать это так: у нас в Соединенных Штатах зафиксировано
24 миллиона случаев заболевания гриппом; из них 180 тысяч больных
госпитализировано, и 16 тысяч умерло от гриппа».
«Почему не говорят об этом? Почему не призывают делать прививки от
гриппа?», — добавил он.
В своем предыдущем выступлении на шоу доктор Дрю говорил: «Никто из
нас не реагирует слишком остро, а вот СМИ перегибают палку, и это
приводит меня в ярость».
«СМИ не должны обсуждать медицинские темы, преподнося это так , как
будто они знают в этом толк», — продолжил он.
«Если у нас пандемия, я не буду знать, как сказать, что у нас на самом деле
пандемия, потому что все и так живут в режиме чрезвычайной ситуации».
Далее Дрю объяснил:
«Люди, являющиеся специалистами по инфекционным заболеваниям, сотрудники
Центров контроля заболеваемости (CDC) и эпидемиологи должны относиться к этому очень
серьезно. СМИ должны замолчать, потому что сейчас у вас больше шансов
умереть от гриппа».
«Где была пресса во время вспышки средиземноморского коронарного
вируса, когда уровень смертности составлял 41 процент?, — возмущался
доктор Дрю, добавив. — Если им так хотелось сходить с ума, почему они
не били тревогу по поводу ближневосточного респираторного
коронавирусного синдрома MERS или атипичной пневмонии, вызываемой
коронавирусом SARS? Вся эта истерия искусственно раздута средствами
массовой информации».


https://kontinentusa.com/doctor-obrushylsya-na-smi-iz-za-koronavirusa/

и опять про Костры из Книг

Ох уж эти костры....  Для кого то они стали выглядеть даже романтично (хм...) - -  те, в Рейхе  костры из книг марксистов и  фрейдистов.
А кто то непременно вспомнит:  "там, где жгут книги, начнут жечь людей".   И на самом деле начали, да вот только не те, кто жег книги. А совсем даже наоборот.



Но вдруг оказалось...    Оказалось, что таки да. И книги ОНИ тоже жгли.  Они -- либерейторы-демократзаторы. Жгли немецкие книги.
Причем задолго до появления фашистов\нацистов.
---------------

Шукунда С. З.
Кандидат исторических наук, доцент, кафедра теории преподавания
иностранных  языков,  факультет
регионоведения, МГУ им. М.В. Ломоносова
ЯЗЫКОВАЯ ОБСТАНОВКА В США В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ
ВОЙНЫ
Аннотация
Статья посвящена истории американской топонимии.
В статье подробно рассмотрен вопрос о языковой ситуации в США в
годы Первой м ировой войны и , в частности, как антинемецкая
политика военных лет отразилась на положении немецкого языка в
США.

Фрагменты.


Шестого апреля 1917 г . и 16 ноября 1917 г . Президент Вильсон издал
указы, накладывавшие жесткие ограничения на жизнь и деятельность в
США мужчин-немцев старше 14 лет, сохранивших гражданство Германии.
Около 250 человек, попавших в эту категорию, обязаны были явиться
в местные почтовые отделения, где их фотографировали, брали отпечатки
пальцев и записывали их персональные данные. Если зарегистрированный
таким образом немец хотел переменить место жительства или работы, он
должен был получить на это разрешение шефа местной полиции. Такие
немцы должны были постоянно носить с собой регистрационную
карточку. 18 апреля 1918 г . эти правила были распространены и на
женщин. [2, 14]
Билль о правах фактически перестал действовать. На смену
конституционным правам пришел самосуд. Первостепенное значение
получили верность американскому флагу и английскому языку.
Около 6300 немецких иммигрантов были арестованы, тысячи были
подвергнуты допросам и расследованию их деятельности. 2.048 человек
оказались до конца войны в двух лагерях для интернированных – Форт-
Дуглас, Юта, для тех, кто жил к западу от реки Миссисипи и Форт
Оглеторп, Джорджия, для живших к востоку от Миссисипи. [3, 327-328]
Яростная антинемецкая пропаганда проводилась Комитетом по
общественной информации (Committee on Public Information), созданным
Указом Президента Вильсона 13 апреля 1917 г. и имевшим статус
«независимого агента правительства США». Комитет состоял из
Председателя, Госсекретаря США, Военного министра и министра ВМС.
Комитет был создан с целью влиять на общественное мнение в отношении
участия США в Мировой войне. Эта организация установила почти
полный контроль над американскими СМИ. Антинемецкая риторика была
очень быстро взята на вооружение государственными и общественными
деятелями США.
Элиу Рут, сенатор от штата Нью-Йорк в 1909 – 1915 гг. (и, между прочим,
лауреат Нобелевской премии мира за 1912 год) заявил: «по нашим улицам
ходят люди, которых нужно вывести из дома на рассвете и расстрелять за
измену».
Джон Ф. МакГи, глава Комиссии по безопасности Миннесоты, призывал
расстреливать «нелояльные элементы» в его штате.
Министр ВМС Джозефус Дэниэльс провозгласил: «Мы вселим страх
Божий в сердца тех, кто живет среди нас, жиреет за наш счет и при этом не
является американцем».
Член палаты представителей Конгресса Джулиус Кан утверждал, ч то
«нация только выиграет от нескольких повешений». [11]
Даже Епископ Методистской Епископальной Церкви США Вильям Куэйл,
отбросив христианское миролюбие, заявил: «Давайте громко скажем, что
мы находимся в состоянии войны с немцами. Не с немецкими
помещиками, не с немецким абсолютизмом, не с пруссачеством, не с
Кайзером... Мы находимся в состоянии войны с немецким народом!» [4,
28–29]

Эта пропаганда быстро дала плоды. Уже к осени 1917 года страну
охватила шпиономания.
В городе Провиденс, Род-Айленд, редактор местной газеты регулярно
заявлял, что все американцы, родившиеся в Германии или Австрии
должны считаться шпионами, «пока не будет доказано обратное».
Работодатели стали получать телефонные звонки от
спрашивавших,
«почему до сих пор не уволен этот шпион»
немецкоязычный служащий.
Газетные заголовки кричали о том, что немцы пропитывают ядом и
посыпают толченым стеклом бинты Красного Креста.
Немецкие подводные лодки якобы высаживали шпионов, которые по
ночам с помощью фонарей посылали сигналы кораблям в море.
Таинственные самолеты нарушали американское воздушное пространство.
Вездесущие немецкие шпионы отравляли водопроводы, саботировали
производство оружия и боеприпасов и даже заражали целые населенные
пункты микробами, вызывавшими диарею.
........................

В мае 1918 года школьный совет города Ноксвилл, Теннесси, единогласно
проголосовал за прекращение преподавания немецкого языка в
государственных школах штата.
В Луизиане, несмотря на значительный процент немецкого населения, был
принят Законодательный Акт 114, который запрещал использование
немецкого языка в разговорах на улицах и в прессе, а также преподавание
немецкого языка в школах.
В штате Айова, где немцы были крупнейшей группой иммигрантов, 23
ноября 1917 года Совет по Обороне штата потребовал, чтобы все школы
Айовы прекратили преподавание немецкого языка.
Преподавание немецкого было прекращено даже в школах г. Дэйвенпорта,
считавшегося «самым немецким городом Среднего Запада» и центром
деятельности немецкоязычных жителей штата.
В штате Оклахома было запрещено говорение на немецком языке и его
преподавание.
Также было запрещено издание газет на немецком языке. Даже в 1919
году, после заключения перемирия, Законодательное Собрание Оклахома
приняло Закон об английском языке, требовавший, чтобы в школах с
первого по восьмой классы преподавался только английский язык.
Законодательное Собрание штата Небраска, проигнорировав наличие в
штате большого немецкоязычного населения, приняла в апреле 1919 г .
Закон Мокетта (Mockett Law), согласно которому «ни один человек, лично
или в качестве учителя, не имеет права преподавать в частных,
конфессиональных, церковно-приходских или государственных школах
какой-либо предмет на каком-либо языке, кроме английского».
Преподавание немецкого языка и говорение на немецком было запрещено
в городах Филадельфия, Ньюпорт, шт. Кентукки, и Лафайет, шт. Индиана.
Библиотеки Детройта, Денвера, Сент-Луиса, Нью-Йорка, Кливленда,
Портленда и Вашингтона запретили чтение немецких книг.
В системе университетского образования США также происходили
нападки на любые исследования в области немецкого языка и немецкой
культуры.
Этому способствовала деятельность националистической организации
Национальная Лига Безопасности (The National Security League), созданной
в декабре 1914 г.
Лига выступала за искоренение в США «неамериканских» ценностей и
прекращение преподавания иностранных языков (прежде всего немецкого,
а позже – русского).
Будучи  частной  организацией,  Лига  пользовалась  поддержкой
Госдепартамента США.
Университет штата Мичиган был организован по образцу типичного
немецкого университета и имел давнюю традицию преподавания
немецкого языка и немецкой культуры.
До войны более четверти студентов университета училось на курсах
факультета германских языков и литературы.
После создания Национальной Лиги Безопасности в мирном кампусе
университета началась жесткая
«зачистка» всего немецкого. Из
университета были уволены все преподаватели, заподозренные в
пацифизме или «подрывных мыслях».
Конец пришел всем программам германских исследований, а количество
студентов, готовых учиться на курсах немецкого языка, упало с 1300 до
150.
Кроме школ, немецкий язык был запрещен также в церквях.

Толпы «патриотов» врывались в немецкие церкви и сжигали немецкие
богослужебные книги. Несколько лютеранских пасторов было высечено
кнутами за то, что читали проповеди на немецком языке. В церквях штата
Монтана использование немецкого языка было запрещено законом,
который продолжал действовать даже после перемирия. В штате Небраска
учитель лютеранской частной школы был оштрафован на двадцать пять
долларов за то, что его ученики пели немецкие церковные гимны.
Во многих американских городах американцы «патриоты» начали
сжигать немецкие книги.
В штате Колорадо сотни людей участвовали в антинемецком митинге с
сожжением немецких книг. В Канзасе была сожжена немецкая церковно-
приходская школа. В городе Янктон, Южная Дакота, 75 студентов
ворвались в среднюю школу, собрали все имевшиеся в ней книги на
немецком языке и бросили их в реку Миссури.
В штате Монтана преподавание немецкого языка в государственных и
частных школах было запрещено Государственным советом обороны.
Когда в средней школе города Фергус промешкали с исполнением этого
запрета, толпа «патриотов» ворвалась в школу и потребовала от директора
выдать ей учебники немецкого языка.
Пять сотен человек окружили школу, в то время как группа энтузиастов
выносила из школы книги. Директора заставили поцеловать американский
флаг и провозгласить свою верность Америке. В то время как книги горели
на костре, толпа исполняла государственный гимн.
В мае 1918 года в городе Бьютт, Монтана, начало кампании по сбору денег
на помощь американской армии было отмечено большим костром из
учебников немецкого языка.
В штате Висконсин печаталось почти сто газет на немецком языке, а город
Милуоки с 1844 года был главным национальным центром крупных
немецкоязычных издательств.
С вступлением США в войну костры из учебников немецкого языка
заполыхали на улицах больших и малых городов штата.
В городе Барабу Национальная Гвардия организовала сожжение немецких
книг на главной улице города 13 июня 1918 года.
Борьба с немецким языком сильно отразилась на топонимической
карте Америки.
В августе 1915 г . была создана националистическая группа Американское
Общество Обороны (American Defense Society), отпочковавшаяся от
Национальной Лиги Безопасности.
Первым почетным президентом Общества был бывший президент США
Теодор Рузвельт, который был сторонником самых суровых мер против
немецкой нации.
Политические принципы АОО включали «стопроцентный американизм».
В сфере образования и культуры АОО не признавало компромиссов:
"Ужасающий и полный развал немецкой Kultur требует радикального
пересмотра отношения цивилизованных стран и отдельных людей
кнемецкому языку, литературе и науке. Пристальное изучение немецкого
менталитета, порожденного ужасающей природой гуннов, проявившегося
в этой войне, выявляет отвратительные качества, остававшиеся до сих пор
неизвестными и оказавшиеся для большинства людей неожиданными.
Теперь во всех англоговорящих странах мира немецкий язык будет
мертвым языком. Изгнать его навсегда!» [7]
Помимо поощрения публичного сожжения книг на немецком языке,
Общество Обороны вело активную кампанию за смену немецких названий
городов, улиц, парков и школ в Америке на названия бельгийских и
французских населенных пунктов, разрушенных в ходе войны.

Город Berlin Township, Айова, был переименован в Hughes, а город
Germania – в Lakota.
Город Berlin в том же штате стал городом Lincoln.
Город New Berlin, Огайо, изменил свое название на North Canton
(Северный Кантон). Уж лучше китайское название, чем немецкое!
Город Germantown, Небраска, получил название Garland в честь местного
солдата, погибшего на войне.
Город East Germantown, Индиана, был переименован в Pershing.
Город Berlin, Мичиган, получил название Marne в честь тех, кто погиб в
бою во Франции во Второй битвы при Марне.
В июне 1918 года конгрессмен от Мичигана внес законопроект, который
требовал таких топонимических изменений по всей стране.
Газета «Нью-Йорк Таймс» поместила статью об этой инициативе под
заголовком «Изгнать Германию с карты США!» [12]
Такие переименования городов были горячо поддержаны бывшим
президентом США Теодором Рузвельтом.
Переименовывались не только города, но и отдельные улицы.
К 1880 году 46 процентов учеников государственных школ города Сент-
Луис, Миссури, были немцами, и 20 детей ежедневно посещали уроки
на немецком языке.
В 1915 году немецкоязычные жители Сент-Луиса собирали деньги для
немцев Германии, страдавших от недоедания в результате британской
блокады.
В течение следующих двух лет крупнейшая газета Сент-Луиса пообещала
«полностью уничтожить раз и навсегда все следы чего-либо немецкого» в
этом городе. [10]
В последний год мировой войны жители Сент-Луиса совершили свой
последний акт патриотизма.
Они переименовали улицы своего города.

В Индианаполисе, Индиана, немецкоязычные жители устраивали свои
культурные и общественные мероприятия в красивом старом здании
европейского стиля, носившем название «Das Deutsche Haus». Во время
войны его пришлось переименовать в «Athenaeum» (Атенеум – храм
богини Афины в Древней Греции; школа ораторского искусства в Древнем
Риме.
В обстановке антинемецкого психоза многие американцы немецкого
происхождения часто были вынуждены американизировать свои
немецкие имена.
Фамилию
Schmidt
(«кузнец») меняли на
Smith, фамилию
(«мельник») – на Miller, Schön («красивый») – на Shane, Bäcker («пекарь»)
– на Baker, Zimmerman («плотник») – на Carpenter, Schwarz («черный») –
на Black, Klein («маленький») – на Little.

Статья опубликована с некоторыми сокращениями. Полностью
читать по ссылке:
docent--kafedra...

==========================

Взято из Бюллетеня ОВП - 2 в. за март.

Шестого апреля 1917 г . и 16 ноября 1917 г . Президент Вильсон издал
указы, накладывавшие жесткие ограничения на жизнь и деятельность в
США мужчин-немцев старше 14 лет, сохранивших гражданство Германии.
Около 250 человек, попавших в эту категорию, обязаны были явиться
в местные почтовые отделения, где их фотографировали, брали отпечатки
пальцев и записывали их персональные данные. Если зарегистрированный
таким образом немец хотел переменить место жительства или работы, он
должен был получить на это разрешение шефа местной полиции. Такие
немцы должны были постоянно носить с собой регистрационную
карточку. 18 апреля 1918 г . эти правила были распространены и на
женщин. [2, 14]
Билль о правах фактически перестал действовать. На смену
конституционным правам пришел самосуд. Первостепенное значение
получили верность американскому флагу и английскому языку.
Около 6300 немецких иммигрантов были арестованы, тысячи были
подвергнуты допросам и расследованию их деятельности. 2.048 человек
оказались до конца войны в двух лагерях для интернированных – Форт-
Дуглас, Юта, для тех, кто жил к западу от реки Миссисипи и Форт
Оглеторп, Джорджия, для живших к востоку от Миссисипи. [3, 327-328]
Яростная антинемецкая пропаганда проводилась Комитетом по
общественной информации (Committee on Public Information), созданным
Указом Президента Вильсона 13 апреля 1917 г. и имевшим статус
«независимого агента правительства США». Комитет состоял из
Председателя, Госсекретаря США, Военного министра и министра ВМС.
Комитет был создан с целью влиять на общественное мнение в отношении
участия США в Мировой войне. Эта организация установила почти
полный контроль над американскими СМИ. Антинемецкая риторика была
очень быстро взята на вооружение государственными и общественными
деятелями США.
Элиу Рут, сенатор от штата Нью-Йорк в 1909 – 1915 гг. (и, между прочим,
лауреат Нобелевской премии мира за 1912 год) заявил: «по нашим улицам
ходят люди, которых нужно вывести из дома на рассвете и расстрелять за
измену».
Джон Ф. МакГи, глава Комиссии по безопасности Миннесоты, призывал
расстреливать «нелояльные элементы» в его штате.
Министр ВМС Джозефус Дэниэльс провозгласил: «Мы вселим страх
Божий в сердца тех, кто живет среди нас, жиреет за наш счет и при этом не
является американцем».
Член палаты представителей Конгресса Джулиус Кан утверждал, ч то
«нация только выиграет от нескольких повешений». [11]
Даже Епископ Методистской Епископальной Церкви США Вильям Куэйл,
отбросив христианское миролюбие, заявил: «Давайте громко скажем, что
мы находимся в состоянии войны с немцами. Не с немецкими
помещиками, не с немецким абсолютизмом, не с пруссачеством, не с
Кайзером... Мы находимся в состоянии войны с немецким народом!» [4,
28–29]

не-пикассо

Гитлер-художник был, между прочим, коммерчески успешен.
В 1910 году его друг Рейнгольд Ганиш предложил продавать миниатюры размером с открытку, партнеры неплохо зарабатывали, имея за штуку 20 крон.
Бизнес Гитлера развивался в Вене, затем в Мюнхене вплоть до начала войны.

Искусствовед Даг Харви (США) опубликовал ряд статей о живописи Гитлера, где он иронизирует над политизированным и идеологизированным взглядом на живопись будущего канцлера. Рейха.

Конечно — говорят аукционисты, — это не Пикассо.
--Это и хорошо, что не Пикассо! — скажем мы.









---------------------------
Он чувствовал цвет, неплохо владел и линией, штрихом. Законы композиции ему также чужды не были. При этом уровня почитаемого им Рубенса или, скажем, Рембрандта, он не достиг бы никогда. Так полагают знатоки.

К тому же, фюрер принимал далеко не все направления в искусстве, ему был близок академизм, романтизм, реализм, «старые» мастера; прочие же течения, он отрицал.

В собственном творчестве Гитлера, продолжу я излагать точку зрения профессионалов, прослеживаются романтические настроения; композиция выверена, но порой банальна; цвета подобраны недурно. Его живопись большей частью довольно графична по своей сути.

Будущему наци №1 великолепно удавались архитектурные пейзажи, вообще, в архитектуре, отмечают исследователи, Гитлер был несомненно талантлив. Его проекты интересны, а часто даже великолепны.

В 1938 Адольф Гитлер запретил любые репродукции своих картин.

Рассказывают, что одному современному искусствоведу предложили рассмотреть некоторые из картин Гитлера, не сказав при этом, чьи это работы; он оценил их как «довольно неплохие».

Владимир ШАК
Спокойная жизнь с цветами Адольфа Гитлера
Книга-галерея






два социализма

Который с приставкой -- и без.

Ну ладно, ладно, так и быть, они похожи.  Чем-то.  Вернее -- в них можно найти какое то функциональное сродство.  Ведь и золоченный кружевной стул эпохи Барокко, и резной изящный Биденмайер, и лекое венское творение,  и  продукция фабрики "50 лет Октября" -- это все стулья, на  которых сидят.



Пара цитат :

“В величайшей мистификации современной истории правившая в России Социалистическая рабочая партия, коммунисты, зарекомендовали себя как полная противоположность двух своих социалистических клонов, Национал-социалистической немецкой рабочей партии (также известной как нацисты) и вдохновленных марксизмом итальянских фашистов, называя "фашистами" представителей обеих этих партий. Джона Голдберг стал первым историком, внесшим ясность в хаос, который этот ловкий маневр породил в западной мысли семьдесят пять лет назад и который существует по сей день. Какие бы чувства у вас ни вызвал "Либеральный фашизм", эта книга, посвященная интеллектуальной истории, не оставит вас равнодушным”.

Том Вулф, автор книг “Человек в полной мере” (A Man in Full) и
“Меня зовут Шарлотта Симмонс” (I Am Charlotte Simmons)

“"Я считаю, что американский либерализм является тоталитарной политической религией", – заявляет Джона Голдберг в начале "Либерального фашизма". Сначала я подумал, что речь идет о партийной гиперболе. Это оказалось не так. "Либеральный фашизм" представляет собой портрет политической истории XX века, которая рассматривается под новым углом. Эта книга всегда будет влиять на мое осмысление этой истории и траектории сегодняшней политики”.

Чарльз Мюррей, автор книги “Достижения человечества” (Human Accomplishment)
и соавтор (вместе с Ричардом Дж. Хернштейном) книги “Гауссова кривая” (The Bell Curve)

----------------------------------------------------



Джона Голдберг  "Либеральный фашизм"



(Что это за имя такое -- ДжонА  -- ?   Хм, тип, похоже, изворачивается как уж на сковородке, но что то ему все же приходится признать))